В скандальном интервью Эрнста названо имя убийцы Листьева

Генеральный директор Первого канала Константин Эрнст и член Совета Федерации Сергей Лисовский оказались втянуты в скандал, разразившийся после публикации в четверг давнего интервью «не под запись».

В нем Эрнст якобы обвинил Лисовского в причастности к убийству в 1995 году журналиста Владислава Листьева. Если верить публикатору интервью, Эрнст назвал Лисовского заказчиком убийства. Отметим, что дело об убийстве Листьева до сих пор не закрыто.

"Я этого не говорил ни в микрофон, ни при выключенном микрофоне, я этого не говорил вообще. Это провокация против меня", – заявил Эрнст в эфире "Эха Москвы". Лисовский журналистам этой же радиостанции ответил следующее: "Послушайте, давайте так: глупость комментировать бесполезно, так что звоните куда-то в другое место. Хорошо?"

Обнародовавший интервью журналист Евгений Левкович, который изначально выложил его текст в своем блоге на сайте проекта "Сноб", продолжает настаивать, что подобную фразу из уст Эрнста слышал. "Я могу со стопроцентной уверенностью сказать, что эту фразу Эрнст произнес в присутствии не только меня, но и в присутствии двух моих коллег, которые, надеюсь, это подтвердят", – сказал Левкович телеканалу "Дождь". "Я не могу утверждать, что Лисовский является заказчиком убийства Листьева. Я могу утверждать, что Эрнст произнес эту фразу", – пояснил он.

На обвинения в неэтичном журналистском поступке Левкович ответил в Facebook так: "С декабря 2011-го года я не "журналист", я только формально им называюсь".

"Я считаю, что если мне как гражданину попадает подобного рода информация, я ее в себе носить уже не могу, потому что задолбали", – пояснил он более развернуто в комментарии для Public Post.

К слову, Евгений Левкович уже известен в сообществе эксцентричными действиями: осенью прошлого года он явился в СК с чистосердечным признанием в том, что является единственным организатором беспорядков на Болотной площади в Москве 6 мая.

Расшифровка интервью, записанного на диктофон, появилась в блоге журналиста на сайте "Сноба" утром 4 апреля, но вскоре была закрыта для незарегистрированных пользователей. Президент медиагруппы "Живи!", руководитель проекта Snob Николай Усков заявил "Эху Москвы", что Snob действительно ограничил доступ к публикации Евгения Левковича, а также попросил автора частично отредактировать свой пост. При этом какое-то время он оставался доступным в кэше поисковиков, а многие российские интернет-издания процитировали высказывания главы Первого канала. Впрочем, попасть в число ограниченных подписчиков сайта и прочитать оригинал интервью довольно просто. Достаточно заплатить 4000 рублей и стать подписчиком на 6 месяцев. Однако ближе к вечеру этого удовольствия лишились и подписчики. В "Снобе" объяснили, что получили письмо от имени главного редактора русского издания Rolling Stone Адександра Кондукова. В письме сообщается, что в 2008 году корреспондент Евгений Левкович действительно брал интервью у Константина Эрнста, что было результатом договоренности редакции Rolling Stone с Первым каналом. Поэтому публикация интервью в других изданиях была бы неправильной и неэтичной. Интервью с сайта сняли.

Тем не менее, вот тот самый кусок расшифровки:

– Я знаю, кто убил Влада.

– Почему тогда молчите?

– У меня нет доказательств этого.

– И их невозможно найти?

– На данный момент уже нет.

– Этот человек жив?

– Смотря о ком вы… Людей, которые исполняли, – я не знаю. Я знаю, кто сделал… (заказ. – Левкович). Да, этот человек жив.

– И он в России сейчас?

– Да.

– То есть это не Березовский, которого привыкли во всем обвинять?

– Я сильно не люблю Бориса Абрамовича Березовского, но он к смерти Влада Листьева не имеет никакого отношения… Выключите диктофон.

Прерывание записи. В момент паузы Эрнст говорит о том, что Листьева заказал известный бизнесмен Сергей Лисовский. Запись возобновляется.

Новость обсуждают подписчики, среди которых много заметных "медийных" лиц. К примеру, соратник Бориса Березовского Александр Гольдфарб прокомментировал, что об убийстве Листьева Лисовским ему якобы говорил покойный предприниматель. Кстати, в 2010 году органы рассматривали версию, согласно которой заказал Листьева Борис Березовский, который тогда являлся членом совета директоров ОРТ. Но потом никаких доказательств найдено не было.

"Это неэтично – писать фразы, взятые не под запись. Все остальное в порядке"

Как рассказал сам Левкович во вступительном слове к опубликованному интервью, Эрнст в тот момент попросил выключить диктофон. Это было сделано, но заявление главы Первого канала журналист все же решил опубликовать "Я все же осмелюсь передать от себя – потому что считаю это своим долгом. Как говорится, "информация может иметь важное общественное значение", – объяснил Левкович.

Он также разъяснил причины появления интервью в блоге. По словам журналиста, он делал его какое-то время назад по заказу другого издания. Прислав Эрнсту печатный материал на его основе, получил отказ: "Запретил сам Эрнст – отчасти по моей вине, поскольку я выслал ему несколько фривольную интерпретацию разговора".

В тексте Левковича говорится, что интервью он брал не один, а с коллегой Павлом Гриншпуном.

Что касается закрытия доступа к публикации в блоге "Сноба", журналист это прокомментировал в своем Facebook: "По поводу интервью Эрнста. Закрыли на Snob.ru пока мой аккаунт из-за срача с Первым каналом. Никаких 100 евро не платите, это выскакивает только потому, что запись спрятали для членов клуба. Если это не прекратится, я выложу все сюда и в ЖЖ. Нет никакой разводки. Диктофонная запись у меня на руках".

Главный редактор журнала "Сноб" Николай Усков объяснил ситуацию несколько иначе: "Мы узнали, что интеллектуальные права на это интервью принадлежат журналу Rolling Stone, который изначально давал задание Евгению Левковичу (ранее он работал в этом издании – прим. NEWSru.com). Да, он писал, что интервью в итоге не взяли, но есть такой момент: все, что делается по заданию редакции, принадлежит ей... Мы интервью не заказывали и не публиковали, Евгений это сделал сам. Пока мы не разберемся в ситуации, мы решили ограничить доступ", – заявил Усков "Коммерсант FM".

Он также отметил, что часть про убийство Листьева удалена была сразу: "Это неэтично – писать фразы, взятые не под запись, тот же Первый канал может предъявить нам иск. Все остальное интервью сделано под запись, там все в порядке, претензий нет".

Вскоре редакция проекта "Сноб" выпустила заявление, где указала, что временно закрыла текст интервью и запросила у Левковича аудиозапись беседы, чтобы выяснить вопрос об авторских правах на этот материал.

Отметим, что за последние недели это не первый аналогичный скандал, связанный с этикой журналиста. Как только стало известно о смерти Бориса Березовского, "Русский Forbes" опубликовал беседу журналиста с предпринимателем, случившуюся за несколько часов до смерти. Многие откровения были также – off the record, не для печати.

Отрывки из интервью. О цензуре и госзаказе

В распоряжении NEWSru.com имеется скриншот полного текста интервью, распространенного "Снобом", приведем оттуда ряд других интересных цитат из интервью, например, о политике Первого канала и цензуре. Эти высказывания гендиректор Первого канала не отрицал.

"Сама новость уже является субъективным фактором: это то, что продюсеры основных мировых телевизионных каналов выбрали себе новостью… То, что новости Первого канала являются новостями государства Россия – это безусловно. Они точно не новости Соединенных Штатов Америки, Грузии или Украины. Государственническая интонация у нас существует, и было бы странно, если бы ее не было", – пояснил Эрнст идеологическую направленность своего канала.

Он, впрочем, настаивал, что это его собственная идеология и понимание того, что такое хорошо, а не "заказ".

Он привел пример: на канале есть Владимир Познер, который, как известно, нередко говорит что-то околооппозиционное. Заметим, что сам Познер в своих интервью опосредованно подтверждает слова Эрнста о том, что единственная цензура на канале – это он: "Он мог (вырезать "Госдуру" – прим. NEWSru.com), но больше никто не мог".

О Михаиле Леонтьеве: "Миша часто излишне эмоционален, но в подавляющем большинстве случаев он чрезвычайно информирован и точен по анализу. У него есть безусловная государственническая позиция, он ее не скрывает, но она персональная. В западных СМИ существует частая приписка: "Мнение автора может не совпадать с мнением редакции". В данном случае я не открещиваюсь от Михаила Леонтьева: его мнение соответствует моему на 99,9 процентов".

Согласно опубликованной Левковичем расшифровке интервью, Эрнст несколько раз просил выключить диктофон. В частности, когда заходил вопрос об отношениях с Владимиром Путиным, отказе Первого показывать выступления Юрия Шевчука на оппозиционных акциях, отсутствии Леонида Парфенова в эфире.

"Под запись" Эрнст, согласно записи Левковича, рассказал о причинах расставания со Светланой Сорокиной – если мягко, не сошлись по масштабам мировосприятия. Также поведал, почему Первый – в отсутствие цензуры – не показывает некоторых оппозиционных лидеров. Например, Эдуард Лимонов, по его мнению, неплохой писатель, но политик никакой. Также политиком он не считает шахматиста Гарри Каспарова.

Константин Эрнст отметил также, что только Первый канал в итоговой воскресной программе сделал сюжет против башни "Газпрома" в Санкт-Петербурге. Заинтересованные лица исследовали, чье было решение поставить сюжет в эфир. Эрнст признал: его, поскольку понимал, что "для Питера это нехорошо". В сюжете были представлены и мнение архитекторов, и мнение горожан, но "Газпром" так до конца и не поверил.

На вопрос о блестящей инфослужбе "старого" НТВ:

"А вы помните, какую позицию НТВ занимало в первую чеченскую войну? Там чеченцы были молодцы, а федералы – непонятно кто. Мне эта позиция была глубоко отвратительна".

Эрнст пояснил, что у журналистов зачастую бывает ощущение, что они чемпионы мира во всех видах спорта. "Как мы сейчас все расскажем!". А в большинстве своем эта информация ненадежная, из вполне субъективных источников. Но человек делает "стенд-ап" – и сандалит по полной программе. После чего он вскрывает какой-то нарыв, который в итоге может привести к гангрене. Поэтому в тех случаях, когда он чувствует, что информация одностороння, недостаточная, или по ней невозможно понять, что принесет пользу, а что вред – от нее воздерживаются.

Про "антиамериканскую истерию" в эфире Первого:

"Я очень люблю американское кино, американскую литературу. Другое дело, когда глубоко фрустрированная Кондолиза Райс сандалит очередную фигню… (…) Америка, которая мне напоминает римскую империю периода упадка, которая всех победила и от этого опухла, делает такие вещи – внешнеполитические, например – меня это приводит в неистовство. На каких основаниях люди вошли в Ирак и повесили Саддама? Ни на каких. И они запрещают нам ковырять в носу? Они идеал чего? Они в результате даже оказались не идеалом экономики, потому что мы понимаем, что с ними сейчас случится, и вместе с ними – со всем остальным миром".

Рассказал Эрнст и о своем отношении к советской власти: антикоммунистом был с детства, при этом очень любил Родину – это "сочетается идеально". И признался, что Путин ему как личность импонирует: "Когда пришел Путин, я как человек певший в детстве "Шел отряд по бережку", сразу почувствовал – наши подошли. И я рад, что не ошибся. Этот человек как минимум остановил процесс развала страны по югославскому сценарию".

Вопрос Левковича: раз Вы антикоммунист, значит должны быть человеком свободолюбивым, которого тяжело построить. Ответ Эрнста: "Сто процентов. Я к тому же по гороскопу Водолей, так что я человек, который абсолютно болезненно переживает любое давление на себя. Поэтому хотел бы, чтобы мы с вами сразу вышли на правильную интонацию: антикоммунизм, свободолюбие, и любовь к стране – это вещи, которые сочетаются идеально. И установка, что вы, мол, пришли проинтервьюировать сатрапа с государственного телевидения – она не правильная, потому что я не такой. Я затейливее".

О певице Земфире, которая, как выразились журналисты, "кинула" раскрутивших их Эрнста и Михаила Козырева:

"Это нормальная ситуация: музыкант в результате всегда уверен, что обязан только себе. Она нарушила все контракты, но я закрыл глаза. Она сидела вот в этом же кабинете и рассказывала, как понимает, что не выполняет, но не может по-другому. И что, я буду с ней бороться? Хотя я помню еще, как она часами сидела в моей приемной, и как я спас ее, в частности, от первого клипа, который ей снял Леня, где она была похожа на Бабу-Ягу. Если бы этот клип вышел – она бы никогда, несмотря на все качество своего первого альбома, не стартанула… Вообще мы много музыкой занимались – первое время в изобилии показывали всех рокеров и поп-рокеров. Но проблема в том, что к концу 90-х оказалось, что у них нет достаточного количества тестостерона в крови. И это уже вопрос к вам – где "та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?".

Однако на уточняющий вопрос, нет ли у Эрнста раздвоения личности, если за этим последовали "Фабрики звезд" и прочие шоу, гендиректор ответил отрицательно.

Главред Rolling Stone об истории интервью

Главный редактор Rolling Stone Александр Кондуков, для которого изначально делалось интервью, прояснил свою позицию в комментарии ресурсу Public Post.

По его словам, речь идет о событиях 2008 года. Редакция делал обложку журнала с Константином Эрнстом. Интервью должно было быть сделано после съемок. Первый вариант не устроил "Первый канал", и тогдашний главный редактор Глеб Тарабутин, который должен был брать интервью, но вместо себя отправил Евгения Левковича и Павла Гриншпуна. Обложку оставили, а интервью переделали.

В момент этих переговоров Кондуков, занимавший должность замглавного редактора, был в больнице. Когда он вышел из больницы, то пошел переделывать этот материал и проговорил с Константином Эрнстом три часа. В итоге номер вышел с обложкой Константина Эрнста и большим интервью с ним, полностью утвержденным.

"После этого все стороны жутко поругались, но потом как-то конфликт нормализовался. А у Евгения просто осталось желание познакомить читателей какого-либо ресурса с этим текстом. И то интервью, которое в итоге пошло в журнал, и интервью Евгения я считаю интервью примерно равного качества с точки зрения человека, который работает в Rolling Stone. С точки зрения обывателя или с точки зрения людей, которые заинтересованы в теории заговоров, вполне возможно, интервью Евгения Борисовича Левковича выглядит более привлекательным", – говорит Александр Кондуков.

По поводу диктофонной записи главред ничего сказать не может, однако выразился так: "Евгений Борисович Левкович является одним из редкого качества современных интервьюеров и журналистом очень высокого качества, который, на мой вкус, с 2008 года и до настоящего времени изрядно прогрессировал. В своем жанре он часто великолепно работает и справляется. Но эта история 2008 года, на мой взгляд, имеет отношение к его личным кармическим проблемам, которые он хотел с наступлением хорошей погоды решить".

По его словам, Левкович говорил о своем желании опубликовать это интервью.

Дело Листьева

Известный тележурналист, первый генеральный директор ОАО "Общественное Российское Телевидение" Владислав Листьев был застрелен 1 марта 1995 года в подъезде своего дома на Новокузнецкой улице в Москве. Это преступление стало одним из самых громких заказных убийств 1990‑х годов. Уголовное дело было возбуждено в тот же день.

Президент Борис Ельцин отправил в отставку прокурора Москвы и начальника ГУВД Москвы.

Было выдвинуто множество версий преступления, включая семейные дела журналиста, пока не остановились на основной — рекламной. Следователи допросили руководителей фирм‑посредников, однако обвинений в результате так никому и не предъявили. В поисках заказчика следователи допросили десятки известных людей, в том числе предпринимателей Бориса Березовского, Сергея Лисовского и Сергея Михайлова. По подозрению в организации убийства задерживались различные криминальные авторитеты, в его исполнении сознавался профессиональный киллер. Но обвинение в убийстве журналиста никому так и не было предъявлено.

В 1996 году Генпрокуратура выдвинула версию о том, кто мог получить "заказ" и организовать преступление. Таким человеком посчитали бизнесмена Игоря Дашдамирова. Летом 1996 года Дашдамиров был задержан, его неоднократно допрашивали в связи с убийством Листьева, но этим все и ограничилось.

В совершении убийства признались 10 человек, находившихся в местах лишения свободы, но их версии после проверки не нашли подтверждения.

В совершении преступления подозревались несколько наемных убийц, среди которых был Андрей Челышев. Следователь, допросивший его, посчитал, что киллер себя оговорил с целью сбить следствие с правильной версии.

В феврале 2002 года руководители МВД сделали заявления о скорой поимке убийц. К тому времени материалы дела занимали уже более ста томов. Однако с тех пор никаких подвижек не произошло.

Срок давности по делу об убийстве Владислава Листьева истек в марте 2010 года, но СК заверил: у следствия нет никаких оснований для прекращения этого уголовного дела.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)