В килограмме нашей свинины на 30% больше налогов, чем в польской

Чтобы стать богатыми, надо научиться уважать большие деньги, и понять, что налогоплательщик является основой государства, считает председатель Союза налогоплательщиков Беларуси Анатолий Труханович. Вместе с корреспондентом «Завтра твоей страны» он оценивает изменения в законодательстве, связанном с ведением бизнеса.

— Как вы думаете, эти изменения были в большей степени инициированы самим бизнесом или сверху?

— Я думаю, все оставляющие вместе. И бизнес-элита стала активнее участвовать в обсуждении, и правительству пришло время делать анализ, искать причины отсутствия инвестиций.

Общеизвестно, что высокие налоги никогда не способствовали привлечению бизнеса, и соответственно, росту благосостоянию людей. Посмотрите на Швецию. Как только там были введены с 1948 года высокие налоги (хотя высокие налоги — это относительно, там совсем другая система отнесения на себестоимость), Швеция, которая до этого входила в первую пятерку стран с точки зрения качества жизни, откатилась назад и сейчас входит лишь в пятидесятку. Специалисты связывают это именно с высоким уровнем взимания налогов.

Очевидно, сегодня в Беларуси пришло осознание того, что наша налоговая система достаточно жесткая для бизнеса и очень сложна в администрировании. Большой шаг сделан в отмене оборотных налогов. Уже с этого года мы платим только 2%, заявлено, что до 2010 года этот сельхозналог будет упразднен. Безусловно, сельское хозяйство нуждается в поддержке, и эта поддержка есть во всем мире, но ведь налогов таких нет. Та же Германия, Украина не вводят такой налог.

Мне представляется, что интересы инвестора стали больше учитываться. Но, к сожалению, мы с вами можем наблюдать, что руководство страны встречается то с одним иностранным инвестором, то с другим, третьим. У меня встает вопрос — а где мы? Где наши бизнесмены? Кто является в Минске владельцами ресторанов? Это не белорусы. Оказывается, у нас есть среда для бизнеса, но для других. Возможно, это потому что приватизация не была проведена вовремя.

— В связи с принятым декретом об отмене моратория на движения акций приватизированных предприятий, как вы думаете, отечественный бизнес готов участвовать в приватизации?

— Готов, но не в тех объемах. Я не вижу нашего большого бизнеса. Посмотрите, даже в Литве — 4 миллиардера. У нас не сформировалась собственная элита крупного бизнеса.

Сейчас сделаны первые шаги к приватизации. Ранее, возможно, были опасения, не было устоявшихся институтов власти, но сегодня чего нам бояться? Например, я хотел купить 12% Пуховичского КХП, но там сидят бюрократы и мне отказывают.

Бюрократический аппарат у нас очень раздут. Много дублирующих функций, есть целые надуманные структуры, такие как Департамент по хлебопродуктам. Ну, как можно командовать из Минска заводом, который печет хлеб в Столине? К тому же функция контроля за качеством — это функция Госстандарта. В Европе нигде нет инспекции по качеству зерна, потому что сегодня технологии позволяют контролировать качество и сырья, и готовой продукции, да и некачественный товар на рынке просто не пройдет.

Зайдите в магазин, посмотрите, сколько у нас соков и сколько среди них — наших. В Беларуси столько ягод, фруктов, овощей, но практически нет предприятий по производству соков. В Украине — более 40 заводов и все они — частные. Или возьмите производство пива, в Украине ни одного совещания не было проведено по пиву на высшем уровне, даже на уровне министерства, которое, кстати, там называется министерством по аграрной политике, а производство наращивается.

Посмотрите на придорожный сервис в Польше и у нас.

Полностью материал читайте на «Завтра твоей страны»

 

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)