Александр Гришин, ”Московский комсомолец”
В чью пользу закончилась “нефтяная схватка” России и Беларуси?

Российско-белорусские договоренности по нефти, заключенные на исходе вечера 12 января, уже стали предметом ожесточенной схватки политологов и имиджмейкеров. Каждая из сторон пытается доказать, что именно она вышла из схватки победителем. На самом деле и те и другие, как это частенько бывает в жизни, одновременно и правы, и неправы.

Начнем с чисто финансовых показателей. Некоторые эксперты уже умудрились заявить, что Россия не просто установила экспортные пошлины на нефть в Беларусь по ставке в 53 доллара за тонну, но и еще будет, дескать, получать 70% от белорусских экспортных пошлин на нефтепродукты, поставляемые из братской республики в третьи страны. Что в корне противоречит реальному положению вещей.

Реальные достижения российских переговорщиков гораздо скромнее и никак не тянут на полную и окончательную победу. Лукашенко согласился вернуться в рамки договора о разделе экспортной пошлины с Россией, причем на самых выгодных для себя условиях. Россия устанавливает экспортные пошлины на сырую нефть для Беларуси по ставке собственных экспортных пошлин на нефтепродукты, которые существенно меньше. Причем по самой низкой категории — соответствующие пошлине на темные нефтепродукты.

Для России в этой ситуации, по крайней мере, два плюса. Во-первых, она получает хоть какие-то деньги (за год около 1,1 млрд. долларов) на фоне того, что последние пять лет не получали ничего, кроме оскорблений. Во-вторых, она не дожидается, когда Батька перечислит эти деньги из своей казны, как это было раньше. Поскольку, даже когда соглашение о разделе экспортных пошлин и действовало, деньги из Минска приходили в Россию весьма нерегулярно и далеко не в должных объемах.

Лучше, как говорится, меньше, но чаще. Грубо говоря, российская нефть по-прежнему поставляется в Беларусь беспошлинно, Россия лишь заранее отбирает себе ту часть денег, которую должна была получить после поставки белорусских нефтепродуктов в третьи страны.

В 2008 году сумма поступлений в российский бюджет немного возрастет, поскольку Россия заберет себе уже не 70% от экспортной пошлины, как сейчас, а 80%. А в 2009 году это соотношение будет доведено до 85% в пользу России и 15% — Беларуси.

Еще один плюс заключается в том, что Беларусь обязалась установить единые с Россией экспортные пошлины на нефтепродукты, и республика потеряла свою привлекательность для российских компаний в качестве “нефтяного офшора”.

Для Лукашенко же эта история закончилась еще более благополучно. Он сохранил большую часть доходов от нефтепереработки и к тому же в очередной раз продемонстрировал населению, что Батьке палец в рот никто положить не может. По результатам переговоров он может теперь гарантировать своим потребителям, что бензин и прочие нефтепродукты в Беларуси подорожают в новом году не больше чем на 7%.

Минусы от короткой, но жесткой “нефтяной схватки” для России на первый взгляд существенно выше достижений. Перекрытие трубы дало повод антироссийским силам, и не только в Европе, опять нагнать истерию и обозначить РФ как ненадежного партнера, от которого надо если и не совсем избавиться, то снизить его долю на рынке.

Между тем нефтяная зависимость Европы от России совсем не столь значительна, по сравнению, например, с газом. Из РФ в Европу поставляется в общей сложности лишь 12% от общего европейского потребления “черного золота”. Нет сомнений, что истерия по поводу России и дальше будет набирать обороты и серьезно вредить ее имиджу.

И на этом фоне потеряется одно из главных достижений в законченной “нефтяной войне”, которое значимо не только для нашей страны, но и для тех же европейских компаний. Беларусь же обязалась, как сообщил источник “МК”, привести регулирование экономики и торговые нормы в соответствие с требованиями ВТО. Это потребует отмены 40 президентских указов (а государственность в Беларуси своеобразная, и указы президента доминируют даже по отношению к законам) и не менее 20 постановлений правительства. В результате будут отменены не только экзотические обязательные сборы типа спонсорского или благотворительного, но и сняты другие ограничения на деятельность иностранных компаний. Россия добилась фактически от Беларуси того, о чем уже много лет Батьку просит вся Европа.

Еще одним плюсом для нас является то, что теперь практически со всеми соседними странами ликвидированы “неясности и непонятности”, а взаимные обязательства выстроены на длительный период и на основе рыночных отношений. Которые должны в течение как минимум ближайших лет 7-10 обезопасить нас и Европу от всяческих войн по трубно-транзитным вопросам. Лукашенко выиграл в деньгах, но потерял, как говорят шахматисты, в качестве. И будет вынужден переводить экономику на рыночные отношения. По большому счету, если бы конфликта не было, его бы надо было выдумать, чтобы “расчистить поляну” от неопределенностей.

Еще один плюс для России заключается в том, что, сохранив в Беларуси стабильность и не пошатнув Батькины позиции, РФ удержала ситуацию от еще одной “цветной революции” и тем самым от того, чтобы антироссийская дуга от Балтийского побережья до Каспийского моря обрела последнее и не самое слабое звено.

В общем, все как в математике: “минус” на “минус” дали “плюс”. Теперь бы эти плюсы еще не растерять по дороге.

СПРАВКА "МК"

Хроника нефтяных отношений Россия — Беларусь

1995 год. Подписано соглашение о беспошлинной поставке сырой нефти в Беларусь и разделе экспортной пошлины от продажи нефтепродуктов Беларусью в третьи страны. 85% от сумм экспортных пошлин Беларусь должна перечислять России и 15% оставлять себе.

1997 год. В России по ряду причин, в том числе из-за крайне низких мировых цен на нефть, отменили экспортную пошлину на нефть. Соглашение автоматически перестает действовать, поскольку объект договора перестал существовать.

1999 год. Россия восстанавливает экспортную пошлину на нефть, но Беларусь этого “не замечает” и начинает уклоняться от раздела пошлин.

2001 год. Беларусь официально заявляет о выходе из соглашения о разделе экспортных пошлин и все полученные суммы оставляет себе. Россия пытается вернуть Лукашенко в рамки соглашения, но президент РБ игнорирует переговорный процесс по этому вопросу на протяжении последующих 5 лет.

2006 год. Россия пытается активизировать переговоры по разделу экспортных пошлин. Беларусь предпочитает уходить от скользкой темы. Наконец, в сентябре, когда российская сторона обозначила крайний срок подписания соглашения — ноябрь 2006 года, — белорусы вышли на переговоры. Но их предложение предусматривало отчисления в обратной пропорции: 85% — Беларуси и лишь 15% — России. Дойдя до варианта 50 на 50, также не устроивший российскую сторону, белорусские переговорщики опять ушли в режим молчания.

8 декабря 2006 года российский премьер Фрадков объявляет о введении экспортных пошлин на поставки нефти в Беларусь в 2007 году.

3 января 2007-го Лукашенко задним числом вводит “экспортную пошлину на транзит” российской нефти в третьи страны и перекрывает после этого нефтепровод “Дружба”, по которому нефть получали страны Центральной и Западной Европы.

10 января президиум Совета министров Беларуси отменил постановление о взимании “экспортной транзитной пошлины, а на следующий день функционирование “Дружбы” возобновилось в полном объеме.

12 января нынешнего года Россия и Беларусь подписали наконец новое соглашение по всему комплексу нефтяных отношений.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)