Татьяна Гусева
«В Беларуси есть за что сражаться»

В рамках проекта «Жизнь (не)обыкновенного белоруса» директор портала Onliner.by Александр Стельмах рассказал «Салiдарнасцi», стоит ли белорусам бояться нашествия китайцев, сколько денег тратит в месяц и почему готов сбежать от девушки с кастрюлей борща.

— Александр, в Манифесте Onliner.by, отражающем редакционную политику, написано, что у вас нет заказных статей, новостей или обзоров. Приходилось ли вам наказывать сотрудников за «джинсу»?

— Нет, не приходилось, потому что это требование действует с самого начала работы Onliner.by. Оно недвусмысленно доносится до каждого сотрудника редакции. В истории такого не было, чтобы мы кого-то за это увольняли.

Мы публикуем интересные новости о компаниях бесплатно. Я знаю, что многие другие сайты с удовольствием бы взяли за это большие деньги, но нам важнее непредвзято рассказать о том, что может быть интересно читателю. И я очень рад, что наши журналисты быстро это схватывают и следят за тем, чтобы у читателя не было ощущения, что что-то где-то проплачено, какие-то темы были заглажены специально, чтобы заказчик не обиделся. Ничего такого нет.

— Вы хотите сказать, что вам удалось построить между редакционным и рекламным отделами стену, пробить которую не в состоянии ни один доллар?

— Да, так и есть. Журналист пишет материал без привязки к тому, снимут ли баннеры после публикации этого материала. Если он передает факты, а не сочиняет страшилки, то мы эту статью размещаем. Потребители видят недостатки и без журналистов. На мой взгляд, в некоторых случаях самой компании полезно, когда такая информация распространяется.

— Вы теряли из-за своей позиции рекламодателей и, соответственно, деньги?

— Конечно. Но к чести белорусских компаний, за последние 5 лет я не помню, когда в последний раз были скандалы, приводящие к демонстративному снятию баннеров и разрыву отношений.

А раньше случалось в классическом варианте. Не понравилась статья — рекламодатель снимает баннеры. Потом, правда, возвращается и мы не обижаемся.

Мы стараемся представить нашим посетителям продукт самого высокого качества. Наша задача — привлечь аудиторию на сайт. Компании, о которых мы пишем, тоже коммерческие. Их задача — продавать товары и услуги, в том числе, при помощи рекламы на популярном сайте. Если в деловые отношения вмешиваются детские обиды, мол, «мы с вами не дружим», продавать будет тяжелее, вот и все.

— Возможно, ваш опыт пригодится региональным изданиям, которые идут на поводу у заказчиков. Операторы мобильной связи диктуют им, какие материалы публиковать на страницах, где они размещают свою рекламу. Например, под запретом оказался криминал и любой материал, в котором содержится негатив.

— Сейчас они платят деньги региональным изданиям, а завтра эта реклама переместится в Интернет. Поэтому редактору регионального издания, возможно, следует задуматься о долгосрочной стратегии. Может быть, имеет смысл пожертвовать рекламой или попытаться договориться на менее жесткие условия. Возможно, сразу эта потеря будет ударом, но в перспективе это позволит изданию нормально себя чувствовать.

Ставить свое детище — газету — в зависимость от того, чего хочет рекламный отдел МТС или Velcom, на мой взгляд, глупо. В том числе и со стороны оператора. Сейчас у каждого потребителя есть рупор. Если ему что-то не нравится в деятельности оператора, он капитально испортит ему жизнь, растиражировав свое недовольство на форумах или в социальных сетях, где сидят сотни тысяч белорусов. Они не хотят, чтобы на странице был негатив, но неужели они думают, что люди, которые читают эту рекламу, лишены этого негатива в жизни?

— Каким для вас был кризисный год?

— Кризис встряхнул каждого белоруса. Мы не исключение.

До кризиса многие думали, что так будет всегда: можно будет работать, относительно не напрягаясь, получить льготный кредит на квартиру. В марте-апреле прошлого года у нас было ощущение, что это полная катастрофа, сейчас все рухнет. Но потом оказалось, что все, в принципе, не так страшно. Даже огромная инфляция и падение курса белорусского рубля, все это не привело к катастрофе.

Следует два вывода. Первый: кризиса надо ждать всегда и быть к нему готовым. Второй: когда он все-таки наступил, не отчаиваться и стараться быстро исправить те проблемы, которые выявились. Кризис выделяет те сферы деятельности, которые были забыты в тучные годы. Если, предположим, плохо устроены продажи в компании, то в кризис этот сегмент валится на глазах. Естественно, нужно серьезные упреждающие действия делать до кризиса.

И на бытовом уровне человек должен делать выводы. Если он понимает, что завтра невозможно будет купить доллары, или что грянет девальвация, то почему бы ему не создать серьезные валютные сбережения? Возможно, отказаться от лишних трат или отказаться от ненужных поездок и сделать запас на черный день. Вот тот урок, который мы все вынесли из кризиса.

— В вашей компании индексировали зарплату?

— Конечно. Когда установился официальный курс, и все успокоилось, мы индексировали зарплаты. И до этого мы корректировали зарплату в большую сторону и не уволили ни одного человека. Теперь ждем следующего кризиса. Что вы думаете, не наступит?

Конечно, чиновники уже научены горьким опытом. Но по мне, на глобальном уровне ничего не изменилось. И если будут вдруг очередные потрясения, которые намечаются, как с той же Грецией в еврозоне, то вполне возможно, будет новое падение.

— В новой рубрике Onliner.by белорусы делятся своими доходами. В комментариях эта тема вызвала горячее обсуждение. Вы можете рассекретить свой бюджет и назвать основные статьи расходов?

— Я бы, наверное, не стал раскрывать это в такой манере, в которой это делают наши читатели. В отличие от них, я, в данном случае, не анонимный пользователь. Даже девушка, которая 700 долларов зарабатывает, получила в свой адрес немало нехороших слов.

Могу сказать, что живу скромно. У меня нет дворцов, коттеджей и супермашин. Автомобиль — служебный. Квартиру я снимаю и планирую это делать дальше. Никакого строительства не веду, не потому что не хватает денег. Это моя позиция. Я не хочу покупать жилье.

Путешествую я дважды в год. Работы много. Особо времени на развлечения нет. В месяц трачу около полутора тысяч долларов, с учетом аренды жилья. Конечно, если нужно купить, скажем, телевизор или съездить в отпуск, траты возрастают.

— Куда вы ездите отдыхать?

— В этом году был в Бангладеш. Это совершенно другая планета. Ее сложно сравнивать с цивилизованной Европой и даже с Беларусью. Местные проблемы вроде грязного аэропорта в Минске там кажутся смешными. В Бангладеш территория на 50 тысяч квадратных километров меньше, чем в Беларуси, а народа там живет больше, чем в России, — 150 миллионов человек. Из них только 55 % грамотного населения. В столице — 15-миллионном городе с небоскребами, утопающими в грязи, — полностью отсутствует государственная инфраструктура. Это меняет представления о человеческой жизни, о том, как люди чего-то добиваются, что им нужно для того, чтобы не умереть с голоду. Это в некотором роде отрезвляет, потому что в Беларуси, по сравнению с Бангладеш, все очень хорошо. У нас человек с вожделенной 500-долларовой зарплатой имеет бесплатное медицинское обслуживание.

Сравним с Филиппинами, где я в прошлом году побывал. В этой стране, такое ощущение, государственная медицинская служба отсутствует вообще. Все медуслуги оказываются платно в коммерческих больницах. Как выглядит больница в Бангладеш для простых людей я, честно говоря, знать не хочу. Предполагаю, что это очень печальное зрелище.

В этих странах, куда я езжу, четко видно: если не будешь лениться, каждый день работать, то тогда заработаешь на пропитание себе и семье. В Беларуси этого нет. В нашей стране говорят: «Дайте нам кредит!», «Почему я пятитысячный в очереди на жилье?», «Меня нельзя уволить, потому что куда же я пойду?», «И вообще, дайте мне зарплату 500 долларов и отстаньте от меня!». Мне кажется, что многим белорусам нужно понять, что зависеть от государства и пытаться повесить на него все свои проблемы — не самый лучший вариант долгосрочной перспективы. Случиться может всякое.

В худшем варианте кризис может стать новой реальностью, как это было в начале 90-х. Если будет продолжительная рецессия в еврозоне, и упадут цены на нефть, начнутся большие проблемы, а людям при этом нужно жить и кормить своих детей. В той же Турции мужчины не считают зазорным чистить обувь на улице или продавать бублики и булочки с тележек, если нет другой возможности заработать. Многие магазины там работают круглосуточно. Все крутятся, чтобы выжить.

— Недавно читала в «Белгазете» интервью с безработной, которая призналась, что если бы выбирала между престижной низкооплачиваемой работой и уборщицей или посудомойкой с высокой зарплатой, она бы выбрала первое. Девушка, которая ведет фэшн-блоги, говорила, что не против работать уборщицей, но чтобы этого никто не видел. Может быть, это наша национальная черта –— «лучше мы будем безработные, но гордые»?

— Я уверен, что белорусы еще в начале прошлого века работали с утра до ночи, как проклятые. И жизнь у них была беспросветная, потому что они знали: если они не встанут в пять утра доить корову, то им нечего будет есть. Вот это мотивация, которая заставляет людей работать!

Если бы этой девушке, которая ведет фэшн-блог, нечего было есть, и нечем заплатить за крышу над головой, то она бы как миленькая пошла работать с большим энтузиазмом.

…Интересную историю рассказал бизнесмен из России. В Москве есть определенный стереотип: белорусские товары — дешевые и качественные. Так вот, таджики открыли там магазин «Сябры». Повесили по углам слуцкие пояса, и женщины-таджички продают якобы белорусскую продукцию. Представьте: человек приехал в Москву из Средней Азии, прочувствовал конъюнктуру и открыл бизнес. В то время как белорус сидит в Минске, получает 500 долларов и в глубине души его все устраивает. Конечно, всегда есть желание немножко повозмущаться. Если человек говорит, что его не устраивает зарплата, но ничего не делает для того, чтобы зарабатывать больше, значит, его все устраивает. То же касается активности белорусов.

— Лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич недавно говорил, что проблема белорусов в том, что в головах у них Лукашенко. Когда там будут европейские ценности и демократия, тогда что-то поменяется в нашей стране. Вы согласны с этим мнением?

— Я бы сказал, что Лукашенко не причина, а следствие. С 1994 года, когда он пришел к власти, электорат обновился миллиона на два, если не больше. Бабушки-дедушки, которые его выбирали тогда, давно умерли. Те люди, которые были на тот момент среднего возраста, уже пенсионеры. Думаю, вопрос ставится не тем образом. Могу сказать откровенно: во многом Беларусь свободная страна. Она свободна тем, что если тебе что-то не нравится, можно сесть и уехать. У нас не Северная Корея. Если человек чувствует, что его потенциал ограничивают, он уезжает.

Считаю, что люди, которые живут в Беларуси, делают осознанный выбор. Возьмем, например, бизнес. Что мешает белорусам открывать свое дело? Сразу начинается: «Ой, огромное количество проверок!». Но, ребята, посмотрите, что происходит в России. Там говорят: «Если в твою компанию не пришли с обыском – не с проверкой – с обыском, значит, ты ничем не занимаешься. Это объективная реальность. То же самое в Украине.

С точки зрения бизнес-климата, я бы не сказал, что Беларусь такая страшная страна, где нельзя ничего делать. Я бы посоветовал тем, кому не нравится политическая власть, забыть про нее и заниматься теми вещами, которые приносят выручку и счастье лично тебе и твоей семье.

Если тебе не нравится грязь в подъезде, и ты считаешь, что это исключительно из-за диктатуры Лукашенко, то имеет смысл этот пол помыть самому или договориться с соседями. Не нравится, что хамят в магазине, — выбери другой магазин. Не устраивает уровень зарплаты, значит, нужно работать больше. Не хватило халявной квартиры в Каменной горке — пожалуйста, никто не мешает на эту квартиру заработать.

Нигде в мире не дают квартиры просто так. У нас если кому-то дают квартиры по льготному кредиту, за этот кредит платит вся страна — все налогоплательщики. Люди должны понимать, что прежде, чем начнется борьба за европейские ценности, за права человека, они должны определиться, чего они хотят, как они зарабатывают деньги, что они делают, и избавиться от ощущения, что им должны: работу, зарплату, квартиру, кредит…

Вот вам классический пример. Инвестор хочет построить в районе тракторного завода частный родильный дом. Жители двора намертво стали против. Они полностью реализовали свои права. Роддом не построили. Женщины, которые хотели бы там обслуживаться, едут рожать за границу. Рабочие места для врачей не созданы. Все потому, что двадцать женщин, которые живут в районе тракторного завода, решили, что должны «отстоять свою землю от поганого инвестора». Я понимаю, что вопрос вызывает полемику в том ключе, в котором я его излагаю. Но это показывает, что люди сами не знают, чего они хотят, что им делать, и как им меняться, и одновременно начинают требовать мифических изменений.

— Но есть и другой пример, когда дачники восстали против строительства китайского технопарка, а власть почему-то голос народа не слышит.

— Лично я не против строительства китайского технопарка. Люди, которые опасаются, что сейчас придут китайцы, и все заполонят, как мне кажется, не совсем понимают, что уже сейчас происходит конкуренция с Китаем. За клиента, за инвестиции, за размещение заказов…

То, что сюда физически приедут китайцы, во многом не значит ничего. В условиях глобального рынка не стоит бояться конкуренции. Белорусам нужно стараться работать так, чтобы присутствие китайцев их не пугало. Если приезд китайцев мобилизует белорусов, и они начнут понимать, что нужно более активно работать, это пойдет на благо всем. Учтите, что любой американец по эффективности работает как четыре белоруса. Камбоджийцы и китайцы готовы работать напряженно за гораздо меньшие деньги, чем белорусы. И об этом нужно помнить.

Как Беларусь собирается бороться за место под солнцем, загораживаясь от всего мира? Если есть возможность извлечь выгоду из работы китайцев в нашей стране, нужно эти настроения отставить в сторону.

И, кроме того, еще не факт, что китайский технопарк чем-нибудь разродится.

— Александр, у вас когда-нибудь было ощущение, что вы еще ничего не сделали?

— Я бы не сказал, что добился того, о чем мечтал, потому что амбиции серьезные. Но гнетущего ощущения, что жизнь проходит мимо, к счастью, нет.

— Вы по-прежнему мечтаете приобрести команду «Формула-1»?

— Да. На данном этапе это выглядит фантастикой, но теоретически: почему бы и нет?

— А вы любите гонять?

— Нет. Хотя у меня быстрая спортивная машина Subaru Impreza. Я не устраиваю на улицах заезды и в гонках не участвую.

— Вы завидный холостяк?

— Наверное, да.

— Какой должна быть девушка, чтобы произвести на вас впечатление?

— Умной, целеустремленной, жизненные цели которой отличаются от пресловутого «стою у плиты, варю борщ любимому человеку». К сожалению, очень часто бывает, когда девушки на поверхности предстают такими из себя независимыми, желающими добиться карьерных вершин...

— …а втайне мечтают накормить борщом?

— Мне кажется в этом стоит обвинить местечковые гламурные журналы, которые регулярно пишут статьи в стиле: «Я была студенткой, мне не на что было купить крем «Белита». Сходила в клуб — и теперь у меня роскошный муж, и такая сумочка, и я езжу в Париж».

Мне кажется, что такие истории отбрасывают само представление о женщинах в обществе в средневековье. Потому что «вот это мой мужчина, и жизнь удалась».

Меня привлекают девушки, которые хотят конкурировать с мужчиной в плане развития бизнеса, своего роста. Это абсолютно не отменяет желания создать семью и родить детей. Но они планируют заниматься всеми этими вещами одновременно. Это достаточно сложная задача. А гламурные тусовщицы — подруги на очень короткое время.

— Признайтесь: вы бы убежали от кастрюли с борщом?

— Да, наверное, убежал бы. Многие считают мою позицию в этом вопросе странной.

… В школьные, студенческие годы, вокруг меня были динамичные молодые люди, которые мечтали о свершениях, и вот сейчас (за редким исключением) они погрязли в быту, причем даже некоторые умудрились это сделать, не имея детей. Вчера ты мечтал о том, чтобы покорить мир, а сегодня ты требуешь от исполкома льготный кредит на квартиру в Лошице. Лично меня пугают такие вещи. И я безмерно рад, что, несмотря на все эти стереотипы и походы по клубам в поисках успешного мужа, нас окружает много красивых, умных и амбициозных девушек.

— Почему вы с вашими амбициями и потенциалом не уедете из страны?

— Потому что я могу свой потенциал реализовать здесь — в Onliner.by.

В Беларуси сайты № 1, № 2 и №3 – российские. Они и пальцем не пошевелили, чтобы выйти на белорусский рынок, и, в то же время, они — лидеры. Это тревожный сигнал – и с этим нужно бороться всем белорусским интернетчикам. Это отличная конкуренция, которая позволяет всем быть в тонусе. В этом, кстати, одна из причин, почему не хочется уезжать из Беларуси – здесь есть за что сражаться.

«Салідарнасць» продолжает проект «Жизнь (не)обыкновенного белоруса». Ждем ваших предложений и приглашений в гости на кухонные посиделки на gasetaby@gmail.com.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)