Общество

Украинский писатель с передовой: «Я принял возможность своей смерти как почти состоявшийся факт»

The New York Times опубликовала письмо украинского писателя Артема Чеха, который, как и многие украинские интеллигенты, находится сейчас на передовой в рядах ВСУ.

Артем Чех

Продюсер Александр Роднянский опубликовал некоторые цитаты из этого письма:

«Я готов попасть в любую горячую точку. Нет ужаса. Нет немого ужаса, как было в начале, когда жена и сын прятались в коридоре нашей киевской квартиры, пытаясь хоть как-то успокоиться или даже заснуть среди болезненного завывания воздушной тревоги и взрывов. Конечно, мне грустно: ведь больше всего я просто хочу быть с женой. Она до сих пор в Киеве с сыном. Я хочу жить с ними, а не умирать где-то на передовой.

Но я принял возможность своей смерти как почти состоявшийся факт…

…Совсем другое дело гибель мирных жителей, особенно детей. И нет, я не к тому, что жизнь гражданских ценнее жизни военных. Просто гораздо сложнее быть готовым к смерти обычной украинки, которая мирно шла по жизни и ее внезапно убила российская ракета.

Совсем нельзя подготовиться к жестоким пыткам, братским могилам, изуродованным детям, телам, погребенным во дворах многоквартирных домов, ракетным ударам по жилым кварталам, театрам, музеям, детским садам и больницам.

Как подготовить себя к мысли, что мать двоих детей, которая пряталась в подвале, медленно умирала у них на глазах?

Как принять смерть 6-летней девочки, умершей от обезвоживания под развалинами своего дома?

Как реагировать на то, что люди, как и в оккупированном Мариуполе, вынуждены есть голубей и пить воду из лужи, рискуя заразиться холерой?

Цитирую Курта Воннегута: «и даже если бы войны не надвигались на нас, как ледники, все равно осталась бы старая добрая смерть».

Но встречи со смертью могут быть разными. Мы хотим верить, что нам, современным людям 21 века, больше не придется умирать от средневековых варварских пыток, эпидемий или заключения в концлагерях.

Это часть того, за что мы боремся: по праву не только на достойную жизнь, но и на достойную смерть.

Давайте, народ Украины, пожелаем себе доброй смерти — в своих кроватях, когда придет наш час. А не тогда, когда российские ракеты на рассвете попали в наши дома».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(31)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список»

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»