Татьяна Гусева

Учительница сорвала урок: ей не понравился пирсинг ученицы

Педагог потребовала снять сережку в носу. Имеют ли право учителя придираться к внешнему виду школьников, и как подростку отстоять свободу самовыражения — советы психолога.

Фото несет иллюстративный характер

В рамках проекта «Обратная сторона медали» читательница рассказала о конфликте, который произошел в школе у ее дочери-одиннадцатиклассницы.

— Одноклассница моей дочки Алеся сделала пирсинг. Колечко в носу вызвало негативную реакцию учительницы иностранного языка. На уроке она потребовала девочку снять сережку. Та отказалась. Учительница сказала, что она не может смотреть на пирсинг и вести урок. Обратилась к ученице со словами: «Переходи в другую группу».

Прямо на уроке она пошла к коллеге, чтобы та забрала ее ученицу. Алеся не выдержала и ушла с урока, в этот день она больше в школе не появлялась. Учительница вернулась и извинилась перед классом за то, что прервался урок.

Позже дочь рассказала, что мама Алеси поговорила с учительницей по телефону, она осталась в группе. За инцидент на уроке учитель перед ученицей не извинилась.

Меня задела за живое эта ситуация. Пару лет назад моя дочь в конце учебного года также делала пирсинг, и «гвоздик» в носу провоцировал замечания со стороны администрации школы, которые в лицо дочери говорили: «Зачем ты это сделала? Тебе, наверное, больно?» Дочь отвечала, что ее внешний вид их не касается, это к учебе не имеет отношения. 

Посоветуйте, как разрешать конфликты «учитель-ученик», если придирки касаются внешнего вида? Как правильно расставить границы, чтобы школа в лице администрации и педагогов не указывала подросткам, как им стричься, делать ли пирсинг и т.д.? Почему эти вопросы так волнуют учителей?»

«Нигде не прописаны нормы, с какой прической или макияжем должен приходить ученик в школу»

Психолог Лилия Ахремчик напоминает, что деятельность учителя регламентируется Законом «Об общем среднем образовании» и должностной инструкцией. Согласно Закону, задачами общего среднего образования является в том числе формирование эстетического вкуса.

— Учитель и администрация школы, придираясь к внешнему виду учеников, могут сослаться на якобы воспитание эстетического вкуса. Но! Нигде не прописаны нормы, в каком именно виде (за исключением делового стиля), с какой прической, с макияжем или без, с пирсингом или без, должен приходить ученик в школу.

Этого и не может быть, потому что любое ограничение свободы в самопредъявлении можно расценить как дискриминацию, — считает Лилия Ахремчик.

Психолог отмечает, что в Беларуси нет отдельного закона о дискриминации, и это создает лазейки для вольных интерпретаций отдельных личностей, но в государстве есть Конституция, которая гарантирует равенство прав вне зависимости от пола, национальности, внешности, состояния здоровья и прочее.

— Более того, согласно тому же Закону об образовании работники учреждения образования обязаны обеспечить «сохранение и укрепление физического и психического здоровья учащихся», поэтому любой манипулятивный прессинг недопустим.

Эксперт подчеркивает, что у нас нет практики фиксировать у психотерапевтов стресс, депрессию, которые переживает ребенок, — то, что можно отнести законодательно к «моральным страданиям».

— Если бы родители это чаще делали и писали соответствующие заявления в вышестоящие органы, желание педагогов высказывать свое мнение относительно внешности ученика резко поуменьшилось бы.

«Агрессивное поведение учителя говорит о его непрофессионализме и незнании возрастной психологии»

Психолог считает: эксперименты с внешностью совершенно нормальны в подростковом возрасте:

— Это естественное следствие происходящих с ребенком психических процессов — поиск своей уникальности, при этом желание не отбиваться от стаи, потребность быть самостоятельным, свержение авторитетов, пересмотр социальных стандартов и прочее. Внешность — едва ли не единственное, чем подросток управляет на самом деле при его неуемной тяге к независимости. Бороться с этим — то же самое, что бороться с самой природой. Агрессивное поведение учителя, обнаружившего какие-то изменения во внешности ученика, говорит о его непрофессионализме и незнании возрастной психологии.

К тому же, законодательно учителя не обязывают во время обучения и после проходить личную психотерапию, поэтому действуют обычные механизмы психологической защиты — проекции, переносы, отрицание и прочее. Скажем, себе человек чего-то не разрешает, поэтому то, что это делает кто-то другой, так раздражает. Или, например, учительница испытывает неосознанную зависть к ученице, потому что та юна и красива, и потому вынуждает стать незаметной, снять «это все» или смыть макияж. Ничто человеческое не чуждо, как говорится.

Кроме того, школа, как поставщик рабочих кадров, не заинтересована в укреплении индивидуальности — системе нужны стандартизованные винтики, говорит Лилия Ахремчик. Поэтому творческий потенциал, сохранение личностных границ и самобытности ребенка — целиком ответственность родителей.

— Что делать родителям? Быть на стороне своего ребенка — это главное. И помнить, что они имеют дело с бюрократической системой, поэтому в отстаивании своих прав необходимо использовать нормы и документы, минимум эмоций.

Спецпроект — «Обратная сторона медали» — основан на личном опыте учеников, студентов, преподавателей, родителей, и расскажет, что скрыто от посторонних глаз за стенами детских садов, школ, техникумов и вузов. Читайте на страницах gazetaby.com.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.2 (оценок:94)