Владимир Соловьев, Вадим Довнар, "Коммерсантъ"
Третий срок по двойному тарифу

В минувшую субботу в Минске состоялась третья и, похоже, последняя инаугурация Александра Лукашенко. Церемония продемонстрировала, что изоляция Беларуси стала полной. Праздник господину Лукашенко омрачили два события: давний недруг Евросоюз объявил о новых санкциях против Минска, а главный союзник Россия — о повышении цен на газ. Тем самым Москва поставила режим Лукашенко перед выбором: экономические и социальные потрясения с последующей потерей власти или перспектива постепенного отказа от суверенитета с последующим вхождением Беларуси в состав России.

Долгожданная инаугурация

Инаугурацию Александра Лукашенко в Минске ждали в общей сложности 20 дней. Первоначально приводить к присяге господина Лукашенко, выигравшего свои третьи выборы еще 19 марта, предполагалось 31 марта. Однако вскоре после триумфальной победы бессменного президента Москва сообщила ему неприятную новость. Российские власти приняли решение пересмотреть цены на газ для Беларуси — "до соответствующих европейскому уровню". Официально об этом было объявлено 30 марта — во время переговоров главы "Газпрома" Алексея Миллера с министром энергетики Белоруссии Александром Агеевым. Сколько будет стоить газ с будущего года, господин Миллер говорить не стал, но наблюдатели сразу предположили, что нынешняя цена — $46,68 за тысячу кубометров — вырастет как минимум вдвое.

Очевидно, что впервые в Минске об этом узнали чуть раньше. 28 марта вскоре после получения этого известия пресс-служба президента Беларуси объявила о том, что инаугурация переносится на неопределенный срок. С этого момента Александр Лукашенко исчез из поля зрения общественности.

Пока первое лицо государства отсутствовало без объяснения причин, его противники из числа оппозиционеров подхватили слух, что президент тяжело болен.

Евросоюз и США тем временем заявили об ужесточении санкций против белорусских властей, жестко подавивших выступления оппозиции. Брюссель заранее анонсировал, что ситуация в Беларуси будет рассмотрена на ближайшем заседании глав МИД стран ЕС в Люксембурге (оно состоится сегодня). Все минувшие выходные зарубежные информагентства цитировали анонимный источник в Европарламенте, сообщивший, что министры одобрят расширение черного списка белорусских чиновников с 6 человек до 31. Рейтинг персон нон-грата открывает сам Александр Лукашенко, за которым следуют руководители силовых ведомств страны и другие высокопоставленные чиновники. При этом с введением экономических санкций Европа пока решила повременить.

Впрочем, за годы правления Александра Лукашенко к критике с Запада в Беларуси привыкли. Гораздо больнее для Минска оказался удар из Москвы — перспектива подорожания российского газа испортила настроение господину Лукашенко в канун инаугурации намного больше, чем невозможность посещать страны ЕС.

Безрадостная инаугурация

Субботняя церемония инаугурации президента проходила во Дворце республики на Октябрьской площади Минска, где в течение четырех суток после выборов белорусская оппозиция протестовала против третьего срока Лукашенко. На этот раз площадь заблаговременно оцепила милиция. Вход туда осуществлялся по специальным пропускам, выданным представителям лояльных власти ветеранских и молодежных организаций. Здесь же для последующего принятия присяги "на верность народу и президенту" выстроились подразделения МВД, КГБ, МЧС и суворовцев.

Mercedes Александра Лукашенко появился на площади в сопровождении эскорта из семи мотоциклистов — офицеров госавтоинспекции и двух машин сопровождения. Их появление предвосхитил приказ "Равняйсь! Смирно!" для роты почетного караула. В громкоговоритель объявили: "Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко!" Ветераны вскочили с кресел, молодые люди активно зааплодировали. Слегка поклонившись в их сторону, господин Лукашенко быстро прошествовал по красной дорожке во Дворец республики. Там, в концертном зале, его уже более получаса ожидали соучастники победы: члены правительства и ЦИКа, депутаты парламента, судьи, представители спецслужб. Не менее трети зала заняли люди в погонах.

Бросалось в глаза отсутствие высокопоставленных зарубежных гостей. Причем ближайший и почти единственный союзник Беларуси Россия не была представлена ни одним официальным представителем государственной власти. В зале сидели лишь госсекретарь союзного государства Беларуси и России Павел Бородин, исполнительный секретарь СНГ Владимир Рушайло, бывший председатель парламентского собрания Союза Беларуси и России Геннадий Селезнев и генсек ОДКБ Николай Бордюжа. Глава ЦИКа Лидия Ермошина поспешила предвосхитить кривотолки по этому поводу, сообщив, что широкое международное представительство не предусмотрено белорусской конституцией и вообще дорого стоит.

Едва заняв свое место на сцене между государственным стягом и президентским штандартом, Александр Лукашенко услышал голос госпожи Ермошиной:

— Уважаемый Александр Григорьевич, уважаемые участники церемонии вступления в должность президента РБ, уважаемые граждане! В этот торжественный день ЦИК объявляет, что волей народа президентом РБ избран Александр Григорьевич Лукашенко!

Между тем сам господин Лукашенко всем своим видом давал повод недоброжелателям продолжать подозревать у него наличие серьезных проблем со здоровьем. Он был бледен, хмур, сжимал руки в кулаки. Под глазами отчетливо были видны мешки. Не тронуло его и сообщение госпожи Ермошиной о том, что "люди приняли это решение в условиях свободных, справедливых и демократических выборов". Так же хладнокровно он выполнил просьбу главы ЦИКа, зачитав присягу. За всю церемонию это были единственные слова на белорусском языке: "Заступаючы на пасаду прэзiдэнта РБ, урачыста клянуся верна служыць народу, паважаць i ахоуваць правы i свабоды грамадзянiна i чалавека".

Заиграл государственный гимн Беларуси, во время которого господин Лукашенко что-то пристально рассматривал на потолке, госпожа Ермошина изучала собственные туфли, а господин Бородин почесывал нос. Никто не подпевал. После подписания акта о принятии присяги госпожа Ермошина попросила у Александра Лукашенко разрешения вручить ему удостоверение президента Беларуси. Отказать женщине господин Лукашенко, естественно, не мог. Он даже заставил себя слегка улыбнуться и поцеловать главу ЦИКа в щеку.

Затем господин Лукашенко дал свой ответ критикам из-за рубежа. "Это не более чем стремление руководства ваших стран отвлечь внимание от собственных провалов в проводимой ими политике внутри своих государств,— сказал Лукашенко, обращаясь к иностранцам.— Революция по-белорусски заключается в том, что и верхи, и низы не хотят тех разрушительных перемен, которые нам пытаются навязать".

Тем, кто пытается что-то навязать "миролюбивой Беларуси", была адресована вторая часть церемонии инаугурации. Александр Лукашенко наскоро переоделся и вышел к войскам. На этот раз вместо гражданского костюма на нем была военная форма: высокая фуражка, китель с золотыми погонами и гербом, брюки с лампасами. Дойдя под военный марш до импровизированной трибуны, президент Лукашенко обратился к собравшимся:

— Здравствуйте, товарищи!

— Здравия желаю, товарищ главнокомандующий! — громыхнула в ответ площадь.

— Наши успехи, к сожалению, воспринимаются в штыки определенными кругами Запада. Их принцип остается неизменным: 'разделяй и властвуй'. Меняются только формы. Для одних стран — военное вторжение. Для других — вирус цветных революций. Поэтому всемерное совершенствование, укрепление и развитие вооруженных сил и всей военной организации государства будет и впредь одним из приоритетов нашей страны. Мы никому не позволим разговаривать с нами с позиции силы! — предупредил недругов господин Лукашенко.

Министр обороны Леонид Мальцев заверил главкома, что войска всегда готовы защитить не только территориальную целостность, но и конституционный порядок.

— Клянемся! — трижды повторила за ним площадь.

Последняя инаугурация

Непраздничное настроение Александра Лукашенко объясняется сложным положением, в котором он оказался, несмотря на сокрушительную победу на президентских выборах. Кстати, именно из-за выборов белорусский президент не без помощи Москвы угодил в ловушку. Во время всей предвыборной кампании Москва стеной вставала на защиту своего союзника от шквала западной критики. Госдума, Совет федерации, правительство в лице вице-премьера Сергея Иванова и МИДа твердили о недопустимости внешнего давления на Беларусь. Сразу после голосования, когда Запад объявил, что не признает итоги выборов, Россия заявила, что выборы отвечали всем демократическим стандартам.

При такой поддержке белорусские власти почувствовали себя в безопасности: они даже не старались создать видимость демократических выборов и не стали церемониться с оппозицией. Однако, разогнав сначала палаточный городок оппозиции, а потом и мирное шествие, режим Лукашенко поставил себя в ситуацию, когда не только примирение, но даже диалог с Евросоюзом уже невозможен.

На прошлой неделе Александр Лукашенко, вероятно, осознал, что слишком далеко зашел, и даже попытался отыграть назад. После встречи с главой МИДа Сергеем Мартыновым президент заявил, что политика Беларуси в отношении соседних стран будет исходить исключительно из принципов добрососедского партнерства. Однако миролюбивая риторика, несвойственная белорусскому руководству, не повлияла на решимость Евросоюза ввести санкции в отношении Минска. Более того, в день инаугурации президента Лукашенко канцлер Германии Ангела Меркель демонстративно приняла лидера белорусской оппозиции Александра Милинкевича.

Тем временем Москва решила использовать безвыходное положение Минска в своих интересах. Объявленный "Газпромом" рост цены на газ может привести к далеко идущим политическим последствиям. Для белорусской экономики такое подорожание будет гибельным — "экономическое чудо", подпитываемое российским газом, сразу закончится. Этим наверняка воспользуется оппозиция, щедро поддерживаемая Западом.

Впрочем, положение Александра Лукашенко не совсем безвыходное. Переизбравшись на третий срок при помощи Кремля, он вполне может помочь Москве решить проблему 2008 года. Альтернативой свержению вполне может стать ускоренная интеграция в союзное государство с Россией. До сих пор господину Лукашенко удавалось саботировать декларируемое объединение с восточным соседом, но теперь ему, похоже, некуда деваться. Значит, придется соглашаться строить союз по российскому сценарию. Поступившись президентскими полномочиями, он может сохранить часть былой власти, а Беларусь — избежать подорожания газа. Как сообщил Ъ источник, близкий к Кремлю, сейчас у Беларуси есть только один способ получать газ по внутрироссийским ценам — стать частью России. На раздумья у господина Лукашенко есть около двух лет.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)