Татьяна Гусева

Тренер ударил ребенка — это норма в восточных единоборствах или насилие?

Папа мальчика считает, что ничего страшного в этом нет. Мама уверена: применение силы взрослого к малышу недопустимо.

С начала учебного года психолог Лилия Ахремчик записала сына-первоклассника в секцию таэквондо.

— Поначалу ему понравилось, Даня был воодушевлен. Через некоторое время сын сказал, что тренер детей наказывает — шлепает по попе. Говорит, что его не трогал.

Лилия вмешиваться не стала: ее ребенка это напрямую не касается, за других детей заступаться — нарушение границ.

— В декабре сын начал отлынивать от тренировок, хотя раньше был готов идти в секцию вместо школы. Я понимаю, что что-то не так. Спрашиваю, что происходит. Он говорит: просто не хочется.

В конце декабря Даня сказал, что тренер замахнулся ногой, чтобы дать по попе, но он увернулся. Я спросила у тренера: «У вас все в порядке?» Он мне заявил, что ребенок отвлекается, куда-то улетает мыслями, не все требования слышит.

Лилия объяснила тренеру, что в шесть с половиной лет невозможно постоянно быть внимательным. На вопрос мамы о том, наказывает ли он детей, тренер ответил, что те, кто не слушаются, отжимаются или становятся в планку.

— После очередной тренировки сын вышел расстроенный, чуть ли не со слезами. «Все, — сказал Даня. — Я больше на тренировку не пойду».

Оказалось, тренер дал ему гимнастической палкой по попе. Наказал за то, что ребенок отвлекся, смотрел по сторонам. Даня сказал, что было больно, он  еле сдержался, чтобы не заплакать.

Лилия позвонила отцу Даника, чтобы обсудить ситуацию.

— Он начал мне рассказывать, что это восточные единоборства, и там это нормально, и ничего страшного нет. Мол, у них так принято: сэнсэй —учитель — имеет право и палкой отдубасить. Сказал мне, что выращу неженку, который будет не способен себя защищать.

Мы поссорились, потому что я считаю, что применение силы в бою это не то же самое, что применяет взрослый к ребенку.

Лилия приводит пример:

— У сына был бой, против него поставили 10-летнего мальчика. Он единственный из всей группы выдержал бой до конца. Понятно, что получил прилично, упал, ударился, но держался. Ребенок понимает, что есть правила игры.

Другое дело, когда взрослый наказывает за непослушание или невнимательность.

Я позвонила тренеру и спросила, что произошло: «Вы стукнули ребенка?» Он сказал, что нет, и детей не бьет.

Лилия пояснила, что сын рассказал ей о том, что тренер ударил его палкой по мягкому месту. Он сказал, что да, один раз ударил, он так детей в чувство приводит.

— Я спросила, почему он решил, что так можно делать и кто дал ему право замахиваться на чужого ребенка или прикладывать свою силу. Тренер сказал, что услышал меня и понял.

Лилия добавила, что если правилами клуба допускается физическое наказание,  ее сын не будет посещать секцию, потому что ее такой метод воспитания не устраивает.

— Если это его личная инициатива, предложила ему развивать  воспитательные навыки и привлекать внимание маленьких детей иными способами. Тренер сказал, что услышал, этого больше не повторится и принес извинения.

После этого разговора Даник посещает тренировки. По словам мальчика, его больше не наказывают физически.

— Тренер не монстр. Он старательный, ответственный, любит свою работу, хорошо к детям относится, и они к нему расположены, пока он не применяет силу, — говорит Лилия. — Он шлепал их по попе не от злости, не из ненависти к детям. Возможно, его могли так наказывать в семье. Может быть, в секции, где он занимался ребенком, воспитывали таким образом. И это стало для него нормой. Так делали — и он делает и не видит в этом проблемы.

Никто из родителей его не остановил. До разговора со мной он в этом проблемы не видел. Тренер был удивлен: «Я же не бью». Для него шлепок — не удар, не насилие.

— Когда вы написали об этой истории в соцсети, некоторые ваши подписчики высказали мнение, что насилие со стороны педагога оправданно. Как популярно объяснить людям, что это недопустимо?

— Думаю, что никак. Есть те, кто считает, что мальчика нужно воспитывать через силу, через наказание, что женщины не должны вмешиваться, и тем, что они не дают насилие применять, делают тряпок из мальчиков.

Убеждения растут из их же детства. Их так воспитывали. Это общая тенденция — стремление жертвы к агрессору. Они выросли и говорят: «Ничего страшного, что в секции будет насилие». Это как будто бы их мнение. Если бы они доходили до терапии, уверена почти на 100 процентов, выяснилось бы насилие в детстве.

— Как действовать родителям, если их ребенок испытал насилие со стороны педагога?

— Защищать. Если мы говорим про учителя или тренера, исходим из презумпции невиновности. Специально вряд ли кто-то хотел сделать плохое ребенку.

Я бы начала с разговора, что это было, почему это случилось, осознает ли учитель, что это насилие, понимает ли, что сделал больно ребенку, что у нас в семье таких методов воспитания нет, и для него очень сильное потрясение.

Когда в обратной связи ты видишь: человек понимает, что сделал, и считает применение силы оправданным, говорит, что по другому нельзя было, тогда надо писать заявление директору, если не поможет — обращаться в отдел образования.

Спецпроект —  «Обратная сторона медали» — основан на личном опыте учеников, студентов, преподавателей, родителей, и расскажет, что скрыто от посторонних глаз за стенами детских садов, школ, техникумов и вузов. Читайте на страницах gazetaby.com.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.9 (оценок:16)