Комментарии
Леонид Радзиховский, «Ежедневный журнал»

Текст с подтекстом

С большим любопытством прослушал президентское послание. Интригу вокруг него закрутили умело — начиная с переноса срока. Затем вторая интрига — перенос темы. Были «ложные утечки» — про то, что послание будет внешнеполитическим. Ничего подобного, оно оказалось ВЫЗЫВАЮЩЕ РАВНОДУШНЫМ к теме внешней политики. Несколько дежурных фраз (даже ни единого пинка в адрес Грузии!) — и все. Ложные сигналы были посланы чисто, в лучших традициях разведки (не вполне понятно зачем — ну, сойдемся на том, что для усиления интриги. Нормальный ход).

Сначала о том, что мне понравилось в послании. Понравилось то, что и было сказано для того, чтобы понравиться. И правильно было сказано! Кому не понравится резкое, в разы, повышение выплат за второго ребенка? Понравится даже тем, кому реально ловить тут нечего (мне, например). Популистская мера? Естественно, никто и не скрывает. Но кто сказал, что это плохо? Очень хорошо! Нормальный, вполне человеческий и вполне государственный подход. Если кому-то по должности или/и по призванию (искренняя «путинофобия») надо этот пункт послания обругать — я им не завидую. Во всяком случае, у меня ни такой должности, ни такого призвания нет. И потому я с такой же искренностью, как Слиска или Володин, могу этому пункту президентской речи поаплодировать.

А вот прочувствованная речь про армию меня сильно удивила.

Подлодки, бомбы, ракеты, асимметричные ответы… Кому?! «Товарищ Волк», обозначенный Путиным, — это, понятно, США. Для военно-спортивной игры «Ну, погоди!» против этого Волка нужны и подлодки, и корабли, и прочий набитый электроникой, свежеокрашенный металлолом. Верю, что он будет дешевле американского. Верю, что в этой игре мы сами себе насчитаем какие-то очки — и, может, даже более или менее объективно.

Одного не понимаю — ЗАЧЕМ нужна сама игра?

Путин привел душераздирающий пример, вызвавший гром прочувствованных аплодисментов и чуть ли не скупых мужских слез: в 1999-м из 1 400 000 солдат в армии еле-еле наскребли 55 000 боеспособных для отражения нападения Басаева. Допустим, что это было именно так. И что? Подлодки, боевые корабли, водородные бомбы помогли бы в этом деле?!

Другой аргумент. Если мы будем сильны, то на нас никто не будет оказывать «давления».

Сильны — чем? Водородными бомбами и крейсерами? И чем же это помешает оказывать на Россию давление? Экономическое. Финансовое. Информационное. Политическое. Что — в ответ на высокие пошлины пошлем в территориальные воды США крейсер «Петр Великий»? В ответ на кампанию в европейских СМИ поднимем в воздух стратегическую авиацию? В ответ на призыв исключить Россию из «восьмерки», если она не сделает то-то и то-то, Россию сделает что-то совсем другое — запустит крылатые ракеты?

Каким образом громыхание железом ответит на МИРНЫЕ вызовы? По-моему, это не просто асимметричный, а слишком асимметричный, скорее даже, шизофреничный ответ.

Если же речь идет о ВОЕННОМ давлении (или угрозах такового) со стороны ЯДЕРНЫХ держав — то когда же это было? Даже при ослабленной армии «чудовищных 1990-х» — когда был хоть НАМЕК на ВОЕННОЕ давление на Россию? «Имена, явки, пароли», как любит выражаться Путин!

Мораль: никто ни разу никакого военного давления ни на слабую, ни на сильную Россию не оказывал. И не будет оказывать — ЗАЧЕМ? Для решения экономических вопросов с Россией оно не нужно. А играться с Россией в «Ну, погоди!» «товарищ Волк» не имеет никакой охоты — для этих игр у него партнеров по белу свету хватает.

Да, кстати, полная бессмыслица САМОЙ ИДЕИ военного давления известна России и на собственном опыте. Уж на что распаршивые отношения с той же Грузией, Украиной и т.д. И армии у них не сказать, чтоб очень сильные. И что? Много Россия на них в военном отношении давила, давит, собирается давить?! Нет, как будто. Почему? В силу врожденного благородства и кротости? Не без этого, конечно. Но кроме благородства есть и еще одна причина: ЧЕПУХА ЭТО. «Это абсурд какой-то», как говорил президент СССР. И ссылки на Югославию, Ирак неубедительны — эти исключения, сделанные в абсолютно эксклюзивных ситуациях, только подтверждают правило. Нынче в мире рукам воли не дают. Как не дает себе воли Россия в отношении Грузии, США — в отношении Венесуэлы (и, уверен, — не даст и в отношении Ирана!), и даже Израиль — в отношении Палестины (не путать полицейские акции возмездия с полномасштабной войной). Как говорится, «такие нынче времена». Так зачем напрасно спорить с веком? «Подлодочными» аргументами век не перевернуть.

Так что же — «долой армию»? Нет. Против отморозков армия нужна. Кстати, как ни «катастрофична» была ситуация в 1999-м, а, слава Аллаху, справились и тогда с Басаевым. И, конечно, неплохо иметь против этих уродов более боеспособные части. Только подлодки, водородные бомбы и корабли тут не слишком нужны…

А главное — кто же за все эти удовольствия будет платить? Матерям дать надо? Без вопросов. Военным надо? Непонятно зачем, но — решили дать. Тэк-с. Это теперь называется «ответственная финансовая политика» и борьба с инфляцией? Мне-то казалось, что ОТВЕТСТВЕННАЯ политика должна быть совершенно другой: у военных ЗАБРАТЬ — а матерям за второго ребенка ИЗ ЭТИХ ДЕНЕГ ДАТЬ. Это понятно. А вот как, накачав бюджет свеженькими нефтедолларами, бороться с инфляцией? Прихлопнем инфляцию Большим Бюджетом — чтоб мокренько было…

Ну и, как сказал Путин, ГЛАВНЫЙ ВОПРОС.

О любви. К власти.

Черт возьми — не похоже сегодняшнее выступление на ОТХОДНОЕ! Ничего себе «хромая утка»! Скорее, «орел наш дон Рэба»…

Через 2 года уходить. Так? Или — НЕ ТАК?

Перед уходом не делают столь сильных популистских ходов, не произносят речи, которые ОБЯЗАНЫ понравиться ВСЕМ (ну хотя бы 99 процентам). Помочь матерям? Великолепно. Давно пора. Но если по-серьезному — то это делается ЗА ЧЕЙ-ТО СЧЕТ. За счет той же армии, например. Тоже популизм. Но — ОТВЕТСТВЕННЫЙ популизм. Да, популярная мера. Но делается не потому, что ПОПУЛЯРНАЯ, а потому, что НУЖНАЯ. И уравновешивается другими — вынужденно непопулярными — ходами. Тут этого и в помине нет.

Речь приятная во всех отношениях. Приятная абсолютно всем, подавляющему большинству. А — ЗАЧЕМ?

Чтобы легче было провести того самого преемника? Дай Бог, дай Бог… Или чтобы легче было «провести» кого-то совсем другого?..

Путин так ловко, так профессионально спрятал подлинный смысл своей речи за утечками про «внешнеполитическое послание»… А может, он за утечками про «усталость», страстное желание «честно-частной жизни» и т.д. тоже что-то совсем другое скрывает? «К тому же у него совсем другое было на уме».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)