Прямую трансляцию вел правозащитный центр «Вясна».

Суд Советского района Минска 31 июля продолжил рассматривать резонансное уголовное дело председателя Белорусского независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадия Федынича и главного бухгалтера профсоюза РЭП Игоря Комлика.

Им предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в особо крупном размере). Процесс ведет судья Марина Федорова.

В первый день судебного заседания в суде рассматривались ходатайства, было зачитано обвинение и начался допрос свидетелей. Всего успели допросить 5 сотрудников и активистов независимого профсоюза. При этом выяснилось, что одна из свидетелей - секретарь профсоюза РЭП Юля Юхновец являлась агентом КГБ.

* * *

31 июля всех, кто хочет присутствовать на судебном процессе оперативники снимают на видеокамеру.

У Геннадия Федынича сегодня день рождения, ему исполнился 61 год. В суде его встретили поздравлениями и аплодисментами.

Во вторник присутствует только один прокурор Вадим Казей.

Геннадий Федынич заявляет, что свидетель Козлов не может присутствовать на процессе и передает некое письмо от него. Говорит, что Галину Смирнову не пускают по каким-то причинам. Секретарь пошла за ней и вскоре Галина Смирнова появилась в зале.

Первый свидетель - пресс-секретарь РЭП Николай Герасименко. Нигде не работает, пенсионер из 2016 года.

- Как свидетелю мне известно, что ко мне домой приехали неизвестные лица, отвезли в офис. Заставили показать, где кто работает. Заставили подписать акты. Допрашивали как подозреваемого, запугивали тюрьмой, - говорит он.

Задавали вопросы вроде, ездил за границу?

- Да конечно ездил! Помогал друзьям приобретать автомобили.

Официально подтверждает, что ездил на семинары по журналистике, так как раньше занимался сайтом. Говорит, что с профсоюзами сотрудничает с 1971 года.

Психологическое давление во время следствия всегда присутствовало: «Готовься!», «Подписываю, потому что не выйдешь из здания».

Герасименко сказал, что на допросах ему не объяснили в качестве кого его допрашивают, следователи менялись, изматывали его. Он подписал протокол без очков даже.

Комлик платил зарплату ему на основании ведомостей.

У свидетеля спросили о банковских счетах, о сотрудничестве РЭП с зарубежными профсоюзами. Говорит, что не знает точно.

Повторяет, что по делам профсоюза за границу не выезжал. По линии профсоюза ездил пару раз только на семинаре. КГБ насчитала 10 лет 10-12 выездов.

Прокурор спрашивает о 2011-2012 годах: на чем выезжал, зачем, какие семинары? Свидетель начинает волноваться, ничего не помнит. По ходатайству прокурора в суде зачитают протокол допроса на следствии, так как имеются противоречия в контексте получения денег от датского профсоюза ZF.

Как проходил допрос в ДФР:

- Колись!!!

- Кому колоться? Что колоться?

- Этих знаешь? (Показывает список рэповцев)

- Конечно, знаю! Это же наши!

- За границу ездил?

- Ездил!

- Сколько привёз?

- Нисколько не привез!

Все допросы были достаточно в жесткой форме. Говорит, что однажды какой-то конверт привез. Там была компенсация за проезд. Он такое говорил в СК. Но речи о награждении за это даже не шло.

Федынич спросил свидетеля о флэшке от «клиентбанк», которую ему не вернули после обыска. И подвел к тому, что это ограничение деятельности профсоюза. Свидетель согласился.

В протоколе допроса в СК указано, что деньги получали и Леонид Судаленко, и Зинаида Михнюк.

Также в протоколе допроса указано, что 8 раз перевозил деньги, передавал Федыничу и Комлику, а на суде свидетель говорит другое.

- Курьерами были еще Есипович, Юхновец, Пичужкин. Федынич рассказывал мне о счетах, которые переоформляет на него лично в Литве. То, что в конвертах были деньги, только догадывался - указано в протоколе допроса свидетеля.

Прокурор спрашивает: «Показания поддерживаете, которые указаны в протоколе?»

Свидетель Николай Герасименко:

- Не в полной мере. Я только сейчас понимаю, что это неправда. Я не говорил, что перевозил деньги, о конвертах и проектах. Все противоположное. Я не писал жалобу и замечания, так как мне сказали в СК «думай, мы ещё позвоним». Все вопросы были в утвердительной форме. Я надеялся, что этот протокол от 2 августа УДФР будет доработан в СК. «12 раз выезжали за границу?» - много выезжал. Они написали 12. Я ждал дальнейшего разбирательства, но был только один первый протокол и все. За год. Я не помню, что там подписал. Мне сказали, что будут неоднократко вызвать на допросы, но так и не дождался. Официально заявлял, что я не согласен с теми показаниями. Информацию о счете я официально отрицаю. Я не знаю, откуда взялось это.

О курьерах: «Это домыслы и фразеологизмы следователей. Какие курьеры? Мы простые члены профсоюза! Что за слово?»

Следующий свидетель - жена Геннадия Федынича Анна Федынич. Она отказалась от показаний. Только сказала: «Я горжусь этим человеком!»

Кроме прочих, вызвали еще одну свидетельницу, Ольгу Исакову. Она работает советником Управления делами президента. Она по делу сказать ничего не может, но согласна прокомментировать Декрет №24. Ее перебивают адвокаты. Говорят, что они сами могут изучить законодательство. Если что-то может сказать по законодательству 2011 года, то пусть говорит. Судья приняла возражения.

Свидетель поясняет, что профсоюз РЭП не обращался в Департамент гуманитарной помощи для регистрации денежных средств из-за рубежа.

Судья спрашивает свидетеля, мог бы РЭП открыть счет за границей, свидетель вразумительно ответить не может. Эксперт вообще не может дать комментарии по поводу действующего законодательства.

День первый: Бывший секретарь профсоюза РЭП призналась, что была агентом КГБ

* * *

На странице правозащитника Леонида Судаленко в Фейсбуке появляются поздравления Геннадию Федыничу с днем рождения:

Профсоюзный активист Андрей Стрижак на своей странице в соцсети делится наблюдением: «Практически все допрошенные на данный момент свидетели в процессе «дела профсоюзов» заявили о давлении на них со стороны следствия.

Принуждение давать и подписывать показания, навязанные следователем, угрозы заключением под стражу, психологическое давление — вот далеко не полный арсенал, которым, по словам свидетелей в процессе, «шьют» дела в Беларуси.

И советует:

— К сожалению, от общения со следствием у нас не зарекаются, поэтому совет каждому. Учитывая то, что свидетель обязан давать показания и отказ их дачи карается по закону, вы всегда можете сослаться на ст. 27 Конституции, которая гарантирует право человека не свидетельствовать против себя и своих близких. Удивительно, но статья эта работает и неоднократно применялась автором этих строк и моими коллегами».

***

Портал TUT.BY приводит слова свидетеля Николая Похабова, который вступил в профсоюз в 2004-м, работал в нем с 2007 по 2015-й, занимал должность руководителя регионального отделения профсоюза по Минской области, а затем стал заместителем Федынича.

Похабов рассказал, что в рамках деятельности профсоюза выезжал в Россию, Украину, Литву на семинары. Поездки оплачивались профсоюзом, ездил Похабов с руководителями и членами профсоюза.

На вопрос прокурора, передавали ли руководители РЭП Похабову деньги для перевозки в Минск, свидетель ответил, что такого никогда не было и никогда ни от кого из коллег об этом не слышал.

— У меня были чисто деловые отношения с руководством, я был пришлый, не свой, так что никаких личных отношений у нас не было. Так чего мне предлагать деньги, — посмеялся Похабов.

Судья также зачитала показания свидетеля, в которых говорилось, что Похабов слышал от супруги Запревариной — также члена профсоюза — что она «якобы однажды по просьбе Комлика и Федынича провозила в Беларусь какие-то деньги».

— Не поддерживаю эти показания, потому что точно я не знаю, было это или нет, — заявил в суде свидетель. — До момента моего допроса в СК я прочел в интернете про какое-то задержание оппозиционера на границе за деньги, которые он перевозил. Именно этот случай мы и обсуждали с супругой.

Допросили в суде и специалиста Департамента по гуманитарной деятельности Управления делами президента Ольгу Исакову. Она рассказала, что профсоюз РЭП не регистрировал помощь из-за рубежа.

— Данное юрлицо с заявлением о регистрации безвозмездной иностранной помощи не обращалось, — заявила в суде специалист Исакова и пояснила, что если речь идет о помощи в виде денежных средств, то они должны быть положены на благотворительный счет в течение пяти дней, а уже потом оттуда сняты.

— Налоги с данного вида помощи, насколько я помню, могут быть отменены, если физлицо обращается со справкой об инвалидности.

— В случае получения безвозмездных средств и не регистрации их предусмотрено какое-то наказание? — уточнил прокурор.

— Предусмотрены штрафные санкции. В том случае, если средства не зачислены вовремя на благотворительный счет или не зарегистрированы, то полагается штраф от 20 до 300 базовых величин либо с конфискацией этих средств либо без, — ответила Исакова.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)