Стратегия, направленная на свержение Мадуро, не сработала. Оппозиция меняет курс

Эксперт российского Центра политических технологий им. Игоря Бунина Александр Ивахник проанализировал ситуацию в Венесуэле.

Фото EPA

На фоне пандемии и в последнее время событий в Афганистане еще одна неспокойная точка на карте планеты – Венесуэла – совершенно выпала из поля внимания. В мире уже почти забыли, кто такой Хуан Гуайдо, а глава чавистского режима Николас Мадуро как сидел, так и сидит в президентском дворце.

Между тем в политической жизни Венесуэлы начали происходить интересные события. В Мехико при посредничестве Норвегии начинается первый раунд переговоров между правительством Мадуро и представителями крупнейших партий оппозиции. Переговоры посвящены поискам выхода из глубокого политического противостояния и экономического кризиса.

Повестка включает электоральные гарантии, отказ от насилия, освобождение политзаключенных, обеспечение политических прав, насущные социальные и экономические меры и отмену международных санкций.

Любопытно, что в ходе переговоров советниками делегации правительства будут российские дипломаты, а советниками оппозиции – дипломаты из Нидерландов.

Попытка переговоров при международном посредничестве происходит далеко не в первый раз, да и длиться они могут многие месяцы. Но, похоже, в этот раз ситуация серьезно изменилась. 31 августа объединение основных оппозиционных партий Единая венесуэльская платформа объявило о решении принять участие в региональных и муниципальных выборах, которые состоятся 21 ноября.

Это решение означает отказ от принципиального бойкота выборов как несвободных и фиктивных, применявшегося с президентских выборов 2018 г. Твердым сторонником бойкота был спикер распущенной режимом Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо, объявивший себя в начале 2019 г. временным президентом и признанный в этом качестве сначала США, а затем еще полусотней государств.

Нынешнее согласие оппозиции участвовать в выборах по существу является признанием того, что ее стратегия, направленная на свержение Мадуро через массовые уличные протесты, перетягивание на свою сторону военных, международное давление и жесткие экономические санкции, не сработала.

Едва ли это можно назвать капитуляцией, это вынужденная смена курса из-за отсутствия других вариантов. База оппозиции истощена и деморализована. На решение оппозиционных лидеров, несомненно, повлияло и то, что надежды на решительную поддержку президента Байдена у них нет, особенно после Афганистана.

Что касается Гуайдо, то он остается скорее номинальным лидером. Его международное признание как временного президента сократилось до восьми государств. В январе все страны Евросоюза отказались от такого признания. Резко снизилось влияние Гуайдо и в лагере оппозиции.

В чем же тогда мотивация Мадуро к участию в переговорах и приглашению оппозиционных партий на выборы? Он отчаянно нуждается в отмене или хотя бы смягчении западных санкций, прежде всего нефтяных и финансовых. Генералы поддерживают режим Мадуро, но лишь потому, что могут беспрепятственно заниматься наркотрафиком и прочей контрабандой.

Поддержка со стороны России, Китая, Ирана, Кубы важна, но мало что дает в экономическом плане. С 2013 г., когда Мадуро пришел к власти после смерти Чавеса, ВВП Венесуэлы упал на 75%. Чудовищная инфляция составляет тысячи процентов в год. Пятая часть жителей в отчаянии покинули страну. США, ЕС, Канада недавно объявили о том, что они готовы к постепенному смягчению санкций, если за столом переговоров будет наблюдаться прогресс, а репрессивный характер режима ослабевать.

Но едва ли Мадуро готов пойти на глубокую либерализацию. Можно ожидать длительного торга, а его результаты станут ясны лишь к будущим президентским и парламентским выборам.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.1 (оценок:27)