Владимир Волков, ”Ежедневник”
«Скромность» белорусского порно

Три миллиона долларов ежегодно — такова чистая прибыль создателей белорусской порнографии. Несмотря на активную борьбу с порнографией, на данный момент Беларусь является самым активным поставщиком видеоматериалов крупным западным порностудиям.

В прошлом году откровенные сцены с участием белорусских актеров попали в 48 коммерческих лент, разошедшихся по всему миру общим тиражом 10 миллионов копий. И это — только верхушка айсберга. Реально же доходы белорусских студий могут быть в десятки раз больше.

Найти белорусских производителей порно в самой Беларуси достаточно сложно и одновременно достаточно легко. Сложно потому, что все студии работают в атмосфере строгой конспирации. Легко потому, что все покупатели их знают фактически в лицо. Оптовые скупщики белорусского порно в лице различных западных и российских компаний даже не обременены обязательством сохранения тайны. Достаточно знать лишь самих покупателей, чтобы затем по цепочке выйти на производителей.

Ежегодно в Варшаве проводится закрытая ярмарка порно, где производители договариваются с заказчиками о сотрудничестве. По словам одного из участников этой ярмарки с белорусской стороны, ежегодно наша страна снимает и экспортирует около 400 порнороликов длительностью 30 минут. За один такой ролик крупные иностранные студии платят от 7,5 тысяч долларов.

Это достаточно скромная цена, из-за чего белорусские порнографы считаются едва ли не самыми бедными на всем постсоветском пространстве. Причину сравнительной бедности белорусских производителей порно эксперты видят в отсутствии легальных каналов сбыта отечественных роликов. Белорусские порнографы вынуждены работать по заказу западных студий, которые таким образом экономят на кастинге, актерских и авторских гонорарах.

Большие дела

По условию договора отснятые в Беларуси видеоматериалы принадлежат заказчику и не могут распространяться в Беларуси на коммерческой основе. На этом договоре белорусские порнодельцы теряют огромные деньги, но другого выхода у них нет. В иностранных фильмах никогда официально не указывается, что использовались белорусские ролики, поэтому их вроде как не существует. Это обстоятельство обеспечивает относительную безопасность отечественным студиям и выливается приблизительно в 40 млн. долларов потерь.

В среднем цена одной копии порнофильма (90 минут прокатного времени) стоит на Западе 40 долларов. При минимальном тираже 2 млн. копий и при том, что Беларусь ежегодно поставляет 12 тыс. минут порно (133 полноценные ленты), наши дельцы могли бы зарабатывать более 260 млн. долларов в год. Реально они имеют всего около 3 млн. долларов, зато свободны и не подвергаются преследованию со стороны правоохранительных органов.

Внимание! Снимаю…

Связавшись с одним из зарубежных покупателей белорусского порно, нам удалось выйти на совладельца минского ООО Андрея Вениаминова (фамилия изменена). Предприятие занимается съемками на свадьбах, в том числе выполняет заказы на съемку первой брачной ночи, которые стали в последнее время достаточно популярными. Параллельно студия снимает постановочное порно. Но это — отдельный вид деятельности, о котором знает только руководство и который не афишируется.

В бизнесе с Андреем еще двое человек, но порно занимается исключительно он один. Андрей сначала категорически отказывался рассказывать о своем деле, но затем сдался. Бизнесмен потребовал от нас не называть его имени и особо подчеркнуть, что он закон не нарушает.

Андрей говорит, что порно занимается для души, хотя от гонораров (за год около 90 тыс. долларов) не отказывается. В год он монтирует 12 роликов эротического содержания, которые затем курьером доставляются в Варшаву, Москву или Питер. В прошлом году Андрей участвовал в съемках французской «клубнички».

По словам порнобизнесмена, сегодня у него в Беларуси существует два десятка конкурентов в виде различных студий. Большинство из них, как и он, для отвода глаз снимают различные торжества (в том числе и в детских садах), а реально основное их дело — порно. Официальный статус студии для торжеств дает право иметь профессиональную аппаратуру. Так, например, наличие мощной светоосветительной аппаратуры объясняется необходимостью для съемок на детских утренниках в детских садах. Пять основных конкурентов Андрея находятся в Минске, два — в Бресте, одна — в Гомеле, остальные разбросаны по райцентрам.

Как театр начинается с гардероба, так съемки порно начинаются с кастинга. Процесс обставляется таким образом, чтобы со стороны все походило на обычную молодежную вечеринку с пивом и видеокамерой. Самые высокие требования к девушкам. Актриса порно должна быть миловидной, привлекательной, спортивного телосложения. Предпочтение обычно отдается девушкам в возрасте 21—25 лет. Как правило, на кастинг приходят иногородние студентки, которым срочно нужно подработать. Никаких нравственных терзаний девушки не испытывают, напротив, видят в этом хороший и необременительный способ заработать.

Внешние данные порноактрисы имеют значительную роль, но главным критерием является отсутствие комплексов. Именно поэтому первая часть кастинга заключается в умении легко и непринужденно обнажиться перед камерой и режиссером.

Тех, кто стесняется и просит членов съемочной группы отвернуться, выбраковывают. Остальные проходят во второй тур.

В отличие от женщин мужчины у Андрея — штатные. Новички появляются крайне редко. Во-первых, велик риск, что актером станет сотрудник правоохранительных органов. Во-вторых, парней, желающих на халяву заняться сексом, в Минске пруд пруди, и вокруг бизнеса создается ненужный ажиотаж.

У Андрея свои проверенные и надежные кадры — Олег и Михаил. В их задачу помимо съемок входит и проверка будущих партнерш в деле, то есть в присутствии посторонних. Если все нормально, то режиссер назначает ориентировочную дату начала съемок.

Средний бюджет одного порноролика или эпизода составляет 1-2 тысячи долларов. Плюс-минус еще 500 на непредвиденные расходы. За эти деньги пишется незамысловатый сценарий, проводится кастинг, снимается помещение для съемок. Большинство фильмов минская студия снимает на месте, в старых кварталах белорусской столицы. Иногда, когда того требует заказчик, арендуется номер люкс в хорошей столичной гостинице.

Фильм, фильм, фильм…

Место проведения съемок держится в секрете до последнего дня. Секретность — не дань безопасности, а скорее простая неорганизованность и желание минимизировать расходы. После того как все организационные вопросы улажены, актеров собирают под одной крышей. Начинается работа. Как правило, авторы белорусского порно успевают отснять все материалы в один съемочный день. чтобы получился качественный 30-минутный ролик, снимается около 2 часов актерской игры. Вопреки бытующему в народе мнению, особого удовольствия от процесса игры актеры не получают. Западные заказчики на дух не переносят классических постановок.

Западные студии могут позволить себе нанять для съемок гримеров, врачей и даже психологов. Андрей — оператора, режиссера и трех-четырех актеров. За день съемок больше всего получают актрисы — 200 долларов каждая. Заработки горячих парней чуть поскромнее — 150 американских рублей. Андрей придерживается мнения, что для мужчин работа в порно — удовольствие.

Все происходящее на ложе снимается миниатюрной камерой со специальным процессором, который обеспечивает кинематографический эффект. В Минске такое оборудование не продается. Для Андрея камеру доставили по специальному заказу из Москвы.

Смотри на белорусское

Владельцы минских студий не могут дать точную формулировку национальным киношедеврам. Белорусский флаг в кадре еще ни разу не присутствовал, хотя идея снять на нем откровенные сцены все время витает в воздухе. Аналогично обстоят дела и с белорусскими одеждами.

— Какой смысл наряжать актеров в белорусские платья, — смеется Андрей, — если по сценарию через три минуты их придется снять.

Сценарии, которые пишутся для белорусского порно, обычно просты. Мысль сценариста далее постели не долетает, зато обходится без пошлостей и извращений, на которых сейчас особенно помешаны западные киностудии. Отсутствие извращений является своеобразной визитной карточкой белорусской порнографии.

По словам Андрея, было время, когда «визитка» едва не уложила «хилую» отечественную порноиндустрию в могилу. Новый век ознаменовался повальным интересом к садистам, насильникам и прочим сексуальным извращенцам. Западные конкуренты быстро сориентировались и буквально завалили мировые рынки кассетами и дисками с жестким порно. Белорусские режиссеры лишились львиной доли прибыли. По оценке Андрея, белорусы потеряли почти 90 процентов всех заказов и около года сидели фактически на сухом пайке. Но, к чести отечественных порнографов, менять обычные игрушки из секс-шопов на кожаные плетки в угоду толстосумам они не стали. А впоследствии мода сменилась, и Беларусь вновь попала в порнографический фавор. Сегодня заказчики, наоборот, требуют красивую эротику.

«Купляй беларускае»

Фирма Андрея активно сотрудничает с восьмью западными фирмами: Swedish Erotica, Private Media Group, Hip и другими. Есть русские и украинские студии, названия которых Андрей старается не афишировать. Обычно заказы классические. Однако пару раз западные воротилы порнобизнеса обращались к белорусским фирмам с просьбой поснимать порно в Брестской крепости, краеведческих музеях Витебской области и на развалинах белорусских замков. По крайней мере, один заказ — с Брестской крепостью — был выполнен полностью. На одном из фестивалей порнофильмов белорусская лента даже получила приз в номинации «самая оригинальная постановка». До Беларуси, правда, приз не доехал. Его забрала компания, по заказу которой порнодельцы оскверняли память павших воинов.

В розничной продаже белорусское порно практически не появляется. В Беларуси нет своего Прянишникова, который бы рьяно отстаивал права граждан на сексуальные свободы. Нет в стране и специализированных секс-шопов, которые по закону могли бы торговать «клубничкой». Последний оплот торговцев предметами удовольствия находится в Интернете. Однако виртуальные прилавки изобилуют в основном западными лентами: немецкими, итальянскими, редко французскими. Белорусское порно доступно лишь коллекционерам.

В отличие от пиратской продукции иностранных студий белорусская «клубничка» продается в виде коротких отрывков длительностью 20-30 минут и стоит порядка 15-20 долларов. На диске таких — 10-15 штук. Их общая цена достигает 150 долларов, что в четыре раза дороже, чем на Западе.

Завышенную стоимость продавцы объясняют риском уголовного преследования. За прошедший год прокуратура и милиция не раз проводили чистку рынка (в том числе и виртуального) от обнаженной чернухи. Среди конфискованных дисков и кассет было и белорусское порно, в том числе порно, снятое в Бресте.

Материал подготовлен при содействии ТМ «Агентство журналистских расследований» ОО «Белорусская ассоциация журналистов» и Ассоциации журналистов-расследователей Дании. Юридическая экспертиза Андрея Бастунца.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)