В мире

«Скоро перестроитесь». Как Россия закрепляется на оккупированных украинских территориях

Российские чиновники вслед за президентом Путиным уверяют: оккупация Украины не входит в планы России. Но происходящее в захваченных городах говорит об обратном: военные из РФ снимают украинские флаги, ключевые решения принимают военные коменданты, а гривну оккупационные власти пытаются заменить рублем.

BBC изучила пророссийские паблики и поговорила с местными жителями, чтобы понять, что реально происходит на захваченных землях.

– Мы не собираемся менять режим на Украине, мы говорили об этом многократно. Мы хотим, чтобы украинцы сами решали, как они хотят жить дальше. Мы хотим, чтобы у людей была свобода выбора, — заявил в середине апреля глава российского МИДа Сергей Лавров в интервью India Today, сидя на фоне массивных часов с маятником в виде грифа гитары.

В конце марта в том же самом уверял иностранного журналиста — в тот раз корреспондента CNN — и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. «Оккупация не входит в число целей, о которых мы заявили», — сказал он тогда.

По сути они просто повторили обещание самого Владимира Путина, данное им ночью 24 февраля, когда он в своем грозном телеобращении к россиянам объявил о начале войны с Украиной: «В наши планы не входит оккупация Украины. Мы никому и ничего не собираемся навязывать силой».

При этом, например, заместитель командующего войсками Центрального военного округа Рустам Миннекаев, выступая на собрании представителей оборонной промышленности Свердловской области в апреле, неожиданно разоткровенничался и заявил, что целью второй стадии российского вторжения в Украину станет создание коридора от Крыма до границы с Приднестровьем и Донбасса. То есть фактически захват юга Украины.

Это заявление соответствует тому, что ранее говорили о подлинных целях Кремля эксперты и власти Украины. Президент Владимир Зеленский называет российские войска на захваченных территориях исключительно оккупантами.

«Оккупанты думали, что могут отключить украинцев от телевидения, отключить нашу связь, могут отобрать продукты питания, отключить электроэнергию, тепло. Они думали, что это заставит украинцев покориться, но даже если вы лишите нас кислорода, мы вдохнем полной грудью, чтобы сказать: «Долой с нашей земли!», — говорил, например, Зеленский.

По состоянию на конец апреля российские войска захватили часть южной и юго-восточной Украины, включая такие города, как Бердянск, Мелитополь, Херсон и Энергодар. Независимые журналисты там работают под сильным давлением, но и то, что рассказывают о жизни в этих городах пророссийские паблики, сильно противоречит обещаниям Путина, Лаврова и Пескова.

Что входит в проект «Южный плацдарм»

Бердянск российские войска оккупировали в конце февраля, Мелитополь, Херсон и Энергодар — в первых числах марта. Мариуполь был захвачен уже в апреле, но не до конца: украинские военные продолжают удерживать позиции на территории завода «Азовсталь».

8 марта в «Телеграме» был зарегистрирован канал «Новый Мелитополь», 9 марта — «Бердянск ZаVtra», 16 марта — «Херсонский вестник», 24 марта — «Энергодар сегодня». Каналы ссылаются друг на друга, но есть паблик, который объединяет все регионы: это проект «Южный плацдарм», или «Югинформбюро».

Корни этих проектов ведут в Россию.

У «Южного плацдарма» есть сайт, зарегистрированный на следующий день после начала войны — 25 февраля. Первоначально он базировался на серверах российского хостинг-провайдера Beget из Петербурга, но потом переехал на американский Cloudflare, который позволяет скрывать реальных владельцев сайта. Контактная почта проекта привязана к российским мобильным номерам, которые используются в Сибири.

«Южный плацдарм» пользуется благоволением властей аннексированного Крыма. Корреспондент «Южного плацдарма» — крымский активист-эколог и блогер Сергей Дубовик — например, брал интервью у зампредседателя госсовета Крыма, у советника председателя госсовета Крыма и у председателя общественного совета Алушты.

«Я, честно говоря, истоков не знаю. Волонтерю, так скажем, а кто там финансирует — не знаю», — заявил он корреспонденту BBC.

В самой редакции не ответили на запрос BBC.

На захваченных территориях перестали вещать украинские каналы — вместо них гражданам Украины предлагается смотреть российские, в том числе «Крым-24». В эфире последнего выходят специальные выпуски новостей для захваченных территорий под двойным названием «Херсон-24» — «Запорожье-24». Хотя само Запорожье не захвачено российскими войсками.

В правом верхнем углу указано, что в эфире «Херсон-24», а за спиной у ведущего — что это «Запорожье-24»

«Спасибо [главе Крыма] Сергею Аксенову, без него этого бы не произошло», — прокомментировал появление этих новостных блоков бывший депутат Верховной рады Украины Олег Царев, бежавший в 2014 году в Россию.

Выпуски дублируются и в телеграм-каналах проекта «Южный плацдарм» — видимо, для тех, кто не смотрит телевизор. Тем более какое-то время в Херсоне российские телеканалы опять не работали: в ночь с 27 на 28 апреля в результате ракетного обстрела в городе была повреждена телевышка.

BBC изучила, какой в этих новостных выпусках рисуется жизнь на оккупированных украинских территориях.

Как называют оккупированные территории

«Здравствуйте, в эфире „Новости-24“, в этом выпуске мы расскажем о последних событиях, произошедших на освобожденных территориях Украины», — так, например, начинается новостной блок от 20 апреля.

Мриуполь в результате боевых действий оказался почти полностью разрушен. Россия называет свою агрессию «освобождением Украины»

«Освобожденные территории» — это не единичная оговорка. Именно таким термином в пророссийских пабликах называют оккупированные территории Украины. От кого именно они были «освобождены», уточняется не всегда. Но иногда поясняется, что речь идет о неких «националистах».

«Весеннее настроение и семейные прогулки. Бердянск, освобожденный от националистов, дышит мирной жизнью. Предприниматели строят „продуктовый мост“ с Крымом, а жители готовятся отметить День Победы. Организовали субботник у Вечного огня, который зажгли с приходом российской армии», — так звучит подводка к новостному сюжету от 21 апреля.

Оценить, какое именно настроение у жителей Бердянска, по сюжету невозможно: кроме пожилой женщины, никто из простых людей общаться с корреспондентом из Крыма Маргаритой Семенюк не стал. Интервью дали только сотрудники администрации и одна предпринимательница, но — стоя спиной к камере.

Как меняют украинские символы

Один из самых повторяющихся сюжетов — это замена украинских государственных символов на российские, что опять же противоречит тезису Кремля об отсутствии планов оккупации. Причем, судя по новостям, делают это не местные жители, а военнослужащие армии РФ или бойцы Росгвардии.

Например, 21 апреля украинский флаг сняли в селе Казачьи Лагеря Херсонской области. На видео, опубликованном в «Южном плацдарме», видно, как мужчина в гражданском бросает его на землю, а потом вешает российский флаг. На земле за процессом наблюдает человек в военной форме.

В других населенных пунктах украинские флаги снимали сами российские военные: например, в поселке Нововасильевка и городе Приморске Запорожской области (12 апреля и 23 апреля), в Скадовске Херсонской области (15 апреля).

Российские военные поднимают флаг РФ перед администрацией села Большая Знаменка (Запорожская область)

На главной площади Бердянска его показательно сняли во время раздачи гуманитарной помощи. «Во время раздачи продовольствия по просьбе местных жителей участники гуманитарного конвоя сняли с главного флагштока города украинский флаг.

В отдалении даже послышались аплодисменты», — утверждается в репортаже в местном пророссийском паблике. Однако ни самих просьб не приводится, ни аплодисментов не слышно: флаг снимают российские военные с автоматами.

На аллее Славы в Херсоне, где над административными зданиями также развевается российский флаг, бойцы российской Росгвардии вывесили «знамя Победы» — копию флага, который был водружен над немецким рейхстагом в 1945 году. И не просто повесили его, но даже взяли под охрану.

Охрану приставили неслучайно. Накануне пророссийские активисты — редкий пример — уже повесили там «знамя Победы», но его быстро кто-то снял. Это не единственный такой случай: российский триколор также исчез и в Акимовке Запорожской области. Того, кто это сделал, нашли: им оказался местный житель, которого заставили на камеру извиняться. Видео извинений, выложенное в «Южном плацдарме», начинается с суровой команды оператора: «Начали».

Город Днепрорудное Запорожской области был оккупирован еще в марте. Какое-то время украинские символы были на месте, но в конце апреля российские военные сняли с вышки над зданием городского совета «тризуб» — трезубец с герба Украины — и повесили вместо него флаг России. В цвета «триколора» была окрашена и стелла с названием города на въезде в Днепрорудное.

«Военно-гражданская администрация Днепрорудного поставила перед собой задачу ликвидировать все символы киевского режима», — заявила ведущая «Херсона-24».

Термин «военно-гражданская администрация» все чаще используется применительно к захваченным районам Украины.

Два собеседника BBCиз Военной академии Генштаба ВС РФ, попросившие не упоминать их фамилии, сказали, что термин «военно-гражданская администрация» им незнаком. «Его нет ни в каких законодательных актах, я вообще такое словосочетание до этой весны не слышал», — подчеркнул один из них.

Тем не менее термин «военно-гражданская администрация» употребляется даже в репортажах «Первого канала» российского телевидения.

Самое главное прилагательное в этом термине — это «военная»: судя по всему, местная власть, которую Россия пытается создать на местах, подчиняется военным комендантам.

Почему «военно-гражданская администрация» — это оккупация

Как и в 2014 году, на оккупированных украинских территориях появились «народные мэры». Но, в отличие от 2014-го, никаких народных сходов, на которых их выдвигали, не было — новую гражданскую власть, по всей видимости, назначают военные. Действующее руководство городов почти нигде на сотрудничество не идет.

В итоге, например, «народным мэром» Мелитополя стала бывший бухгалтер местного завода и депутат местного горсовета от пророссийских партий Галина Данильченко. Бердянском сейчас руководит горный инженер и несостоявшийся депутат сельсовета Александр Сауленко, а Энергодаром — ведущий инженер Запорожской АЭС и депутат горсовета Андрей Шевчик.

Самопровозглашенный глава Бердянска Александр Сауленко

«Вице-губернатором» Херсонской области в провластных пабликах и государственных российских СМИ называют Кирилла Стремоусова — это местный политик, один из лидеров украинского движения против вакцинации от коронавируса, которого в 2019 году подозревали в участии в нападении на редакцию одной херсонской газеты с применением слезоточивого газа и травматического оружия.

В Херсоне долго продолжала работать украинская администрация под руководством мэра Игоря Колыхаева, «решала бытовые и коммунальные вопросы, больше ни до чего никого не допускали», как говорит источник Би-би-си, принимавший участие в этой работе. Но вечером 25 апреля в здание зашли вооруженные люди, выгнали всех, кто там был, отобрали ключи и поставили свою вооруженную охрану.

«Я выехал в 19.45 — флаг Украины еще был над мэрией», — написал Колыхаев. Утром 26 апреля флага уже не было, рапортовал «Южный плацдарм».

В телеграм-каналах проекта регулярно публируются отчеты «народных мэров» о работе за день.

«Работаем, убеждаем, говорим, что [школы] нужно открывать, детям нужно учиться», — сетовал, например, 17 апреля Сауленко, стоя перед камерой в каком-то сквере. Речь шла об учителях, которые не хотят возобновлять учебный процесс на оккупированных территориях. Хотя глава Крыма Сергей Аксенов уже пообещал, что на полуострове преподавателей из украинских школ будут переучивать под российские стандарты.

Собеседники BBCиз Херсона, Бердянска и Каховки говорят, что их дети учатся дистанционно, потому что, помимо нежелания возобновлять учебный процесс по новым правилам, многие учителя просто уехали.

Одновременно с появлением «народных мэров» в захваченных городах сразу заработали военные комендатуры, но их деятельность первоначально не сильно афишировалась, писала BBC. Теперь же их существование не скрывается: они объединены вместе с «народными мэрами» в некую «военно-гражданскую администрацию»: того же противника вакцинации Стремоусова в пабликах иногда называют не «вице-губернатором», а «зампредседателя военно-гражданской администрации Херсонской области».

«Новая Каховка. На центральной площади возле Военно-гражданской администрации гордо реют флаг РФ, Знамя Победы и флаг СССР», — такой пост, например, появился 22 апреля в «Херсонском вестнике». Именно так — «военно-гражданская администрация» — именуют пророссийский орган управления Новой Каховкой и в эфире «Крыма-24».

«Военно-гражданская администрация» есть и в Мелитополе — все тот же «Крым-24» рассказывал, как при ее содействии фермер из села Акимовка Запорожской области смог получить посылку с семенами подсолнечника. Наконец, термин мелькнул даже в государственном агентстве ТАСС — там было опубликовано интервью с замом «военно-гражданской администрации Каховки», экс-депутатом от пророссийской партии Павлом Филипчуком.

Правда, в сообщении ТАСС «военно-гражданская администрация Каховки» пока была обозначена как «временная».

«Вся наша администрация разбежалась после того, как мэр подал в отставку, и меня назначили главой временной военной гражданской администрации», — рассказывал Филипчук в интервью ТАСС 19 апреля.

Кто именно его «назначил», он не уточнил, однако, судя по всему, речь идет о российских военных. Ведь именно военный комендант, например, назначил «мэром Бердянска» Александра Сауленко: его приказ цитировался в пабликах «Южного плацдарма».

Ключевая власть в городе — именно в руках военных: так, в одном из пабликов «Южного плацдарма» без тени сомнений был выложен приказ военного коменданта, полковника А. Бардина о назначении Сауленко сразу четырех замов, трое из которых работали в местной администрации в начале 2010-х.

Возможно, речь идет о полковнике Росгвардии Александре Бардине, который по состоянию на 2019 год трудился первым замом управления Росгвардии по Рязанской области: именно на Росгвардию, судя по многочисленным сообщениям, возложена обязанность по контролю ситуации внутри оккупированных населенных пунктов. В Росгвардии не ответили на запрос BBC.

Военные коменданты назначают не только заместителей, но и самих «народных мэров». Так, «приказом военного коменданта Запорожской области номер 2 от 21.04.2022» (цитата из паблика «Южный плацдарм») руководителем поселка Михайловка стал Иван Сушко, по сообщению местного портала «Забор», — работник михайловского дома культуры, давно известный своей пророссийской позицией.

В Мелитополе главное административное здание в городе — здание районной администрации — занимает новая военно-гражданская администрация. Военная комендатура сидит в здании госавтоинспекции. А вот «народному мэру» Галине Данильченко выделили помещения лишь в городском доме культуры имени Шевченко, что довольно красноречиво показывает ее место в оккупационной иерархии.

Как на оккупированных территориях вводят рубль

19 апреля в паблике «Херсонский вестник» появилось видео, на котором «зампредседателя военно-гражданской администрации» Кирилл Стремоусов общается с продавщицей овощей на рынке Херсона.

«Если стоит 30 гривен, то сколько бы в рублях стоила?» — спрашивает он, держа в руках кочан капусты.

«Ну, я не знаю», — честно отвечает женщина.

«80 или 90 рублей стоило бы?» — продолжает наседать Стремоусов, но женщина опять разводит руками.

«Ничего. Перестроитесь скоро», — обещает ей тот.

В конце апреля в беседе с РИА Новости Стремоусов сделал еще более громкое заявление: с 1 мая, пообещал он, гривна и рубль будут иметь одинаковое хождение в Херсонской области, а потом регион якобы и вовсе перейдет на расчеты в рублях.

Рубль как средство платежа — постоянный лейтмотив в материалах о жизни в оккупированных городах. Российская валюта проникает сюда несколькими способами.

Один из них — единовременные выплаты в размере 10 тысяч рублей для пенсионеров и бюджетников. Выплата, согласно официальным сообщениям, должна выдаваться в качестве гуманитарной помощи от МЧС России. Именно сотрудники МЧС, например, выдавали ее в Геническе Херсонской области, но очередь охраняли бойцы Росгвардии. Но выплаты есть не везде: в Каховке, по состоянию на 19 апреля, например, их не было.

Другой способ — это торговля с Крымом, которая активно поощряется и крымскими, и оккупационными властями.

«Нa лeвoбepeжьe Xepcoнщины созревает клубника. В Крыму херсонскую клубнику будут ждать с нетерпением. На полуострове ожидается наплыв туристов на майские праздники. Так что ягода будет обязательно востребована», — рассказывал, например, ведущий «Херсона-24».

«В Крым прибыла партия овощей из Запорожской области», — в другом сюжете рассказывал министр промышленной политики аннексированного полуострова Александр Трянов.

Но пока это не везде приводит к увеличению денежной массы рубля — это признают даже оккупационные власти. «В основном [в ходу] гривны, потому что рублей еще мало. Рубли появляются, только когда фермеры вывозят продукцию, продают ее и сюда какие-то рубли завозят. Но в основном они их в оборот не пускают, приберегают, не знают, что будет завтра», — признавался ТАСС глава «военно-гражданской администрации» города Каховка Павел Филипчук.

«Рубли в городе есть, но они не ходят пока в свободном обороте», — рассказывает BBC херсонский бизнесмен, попросивший не называть его имени из соображений безопасности. — Но это постоянно вбрасывают русские паблики в нашу информационную повестку дня. Наверное, больше месяца вбрасывают. Похоже, прощупывают«. Он считает, что рубль будут вводить по «обкатанной в ДНР схеме» — и для этого нужна полноценная коллаборационистская администрация и работающий при ней банк.

Другой житель Херсона рассказал, что в городе несколько аптек, полностью обеспеченных «крымскими лекарствами» — очевидно, привезенными за последние два месяца. Перед этими аптеками большие очереди, но продают их пока за гривны.

Как оккупационные власти давят на бизнес

Новые власти пытаются оказывать давление на бизнес. Мелитопольский бизнесмен и основной владелец издательского «МВ-холдинга» Михаил Кумок рассказывает, что в его городе похищают предпринимателей: «Их забирают — то ли чтобы заставить платить 10 или 20 процентов от бизнеса, то ли принуждают возобновить бизнес, то ли, наоборот, пытаются его отжать».

К самому Кумоку пришли в конце марта. «Сначала мне позвонили и сказали, что забрали трех наших журналистов. Я сделал вывод, что скоро придут за мной — так и вышло. Двери в подъезд не ломали, видимо, не было задачи демонстрировать агрессию — но когда к тебе приходят пятеро вооруженных людей, все и так очевидно», — вспоминает он.

Михаила и его жену с дочерью забрали в здание районной администрации. Их разделили, забрали все гаджеты и общались в разных кабинетах.

«Моральное давление было, конечно, говорили „вы же не хотите, чтобы у дочери вашей были проблемы“, дочке — „вы же не хотите, чтобы у родителей были проблемы“. Жестко не прессовали, но дали понять, что это вполне возможно», — рассказывает бизнесмен. «Они не снимали балаклавы, я спрашивал, чего вы боитесь, перед вами сидят пенсионеры — они отвечают, что так положено».

У Кумока требовали сотрудничества и даже обещали финансовую помощь при необходимости. Он отказался, его заставили подписать обязательство «не заниматься политической деятельностью» и отпустили.

Холдинг закрыл сайт «Мелитопольских ведомостей» и перестал печатать газету — «у нас удачно вышла из строя печатная техника и починить ее до конца оккупации вряд ли получится», говорит Кумок.

Это не помешало новым властям выпустить поддельный номер «Мелитопольских ведомостей». «Я держал в руках один, такого дерьма мы даже в худшие времена не видели, — говорит Кумок, — Четыре страницы черной плохой печати, но внешне похоже, наш логотип стоит».

На обложке первого номера — портрет «мэра» Галины Данильченко, внутри ее интервью, среди «полезных адресов» — адреса военной комендатуры и «военно-гражданской администрации».

Фальшивые (слева) и настоящие (справа) «Мелитопольские ведомости»

Часть похищенных бизнесменов возвращается и, как говорит Кумок, «их заставляют сидеть тихо или уезжать», часть до сих пор не найдена. Похищения есть во всех областях, оккупированных российскими военными.

Так, в Херсонской области похитили предпринимателя Алексея Постола, который раздавал еду с конца февраля, — а потом в его социальных сетях появился нехарактерный, по словам его друзей, пост «Раздачи [продуктов] больше не будет. Я рад России, потому что только с ней мы в безопасности». Сейчас пост удален, а бизнесмен выехал за пределы Херсона и продолжает заниматься гуманитарной помощью.

Планы следующих экономических шагов, возможно, были раскрыты в паблике «Военно-гражданская администрация Мелитополя», созданном еще в начале марта, когда этот термин — «военно-гражданская администрация» — почти никем не использовался.

В нем только 16 подписчиков и несколько постов, первые из которых, выложенные 9 марта, представляют собой детальную программу «комплексных финансово-экономических мер экономического развития регионов Украины, контролируемых Российской Федерацией».

Программа написана сложным бюрократическим языком и в целом похожа на другие аналогичные документы российских органов власти. Она же была изложена в газете, которую оккупационные власти Мелитополя издали в городе под шапкой местных «Мелитопольских ведомостей».

Кроме того, некоторые ее положения 4 марта в своем телеграм-канале опубликовал Владимир Рогов. Он — уроженец Запорожья, в 2014 году был активистом «Антимайдана», но потом уехал в Москву. Рогов ведет канал, посвященный войне, где именует себя «членом главного совета военно-гражданской администрации Запорожской области». Рогов не ответил на вопросы BBC.

В программе, выложенной в канале «Военно-гражданская администрация Мелитополя», предлагается перевести расчеты за газ для населения и промышленных потребителей на рубли, списать все долги по кредитам, снизить цены на коммунальные услуги до пограничных областей России, освободить всех пострадавших от обстрелов от налогов, а выплату на рождение ребенка установить в размере аж 93570 рублей — а не гривен.

Цифра, если она реальная, более чем в пять раз превышает аналогичные выплаты в Москве.

К мерам «социальной защиты» отнесены и денежные выплаты и льготы для участников избирательных комиссий. Такая мера, если она и правда предусмотрена, может потребоваться, если российские власти попробуют провести референдумы по образцу Крыма и самопровозглашенных ДНР и ЛНР в 2014 году.

«Идет постоянный информационный подогрев про референдум, — говорит предприниматель из Херсона, занимающийся гуманитарной помощью горожанам. — Заставляют коммунальщиков убирать город. За два месяца люди оголодали, начали брать крымскую гуманитарку. Работы нет, денег нет, запасы кончились. Мы накормить весь город не можем, и так 400 человек в день кормим. Они на фоне толп на гуманитарку снимают видео о том, что в Херсоне наконец-то спокойная жизнь, город убирают, русские военные кормят население»

Как местные жители протестуют против оккупации

В марте и апреле жители Бердянска, Херсона, Мелитополя и Каховки вышли на митинги против российской оккупации. На акции в Херсоне в начале апреля очевидцы слышали выстрелы, но куда стреляли — в воздух или по толпе — доподлинно неизвестно.

Собеседники BBC в этих городах говорят, что сейчас антиоккупационные митинги практически больше не проходят. Местный предприниматель, попросивший не называть его имени в целях безопасности, рассказывает про митинг 10 апреля — тогда к памятнику Тарасу Шевченко вышли 25 человек: «Сразу же подъехали автозаки, сделали объявление, что будут разгонять людей, если они сами не разойдутся». Еще один митинг прошел 27 апреля, сообщали украинские СМИ. На нем военные применили слезоточивый газ и светошумовые гранаты.

«Я была на всех митингах с самого начала, — говорит женщина из Бердянска, в целях безопасности попросившая не называть ее имени. — Но в начале апреля стало совсем страшно. Во-первых, мы слышали про выстрелы в Херсоне, во-вторых, если раньше военные себя вели не так заметно, то сейчас могут остановить на улице и проверить телефон, моего мужа однажды обыскивали три раза за двадцать минут от нашего дома до родительского».

Женщина рассказывает про похищения людей, приводя в пример своего соседа, бывшего украинского военного и участника боевых действий на востоке Украины в 2014-15 годах. По ее словам, его задерживали жестко — выбили дверь и буквально вынесли из квартиры с черным пакетом на голове. «Мы на шум повыскакивали — всех затолкали обратно по квартирам, меня лично автоматом ткнули так, что я дышать не могла», — говорит она.

Еще один житель Херсона говорит, что на малочисленные акции выходят только «люди, которые дома не живут» и скрываются у знакомых, потому что участников акций задерживают не только на митингах, но и после, дома.

Так случилось в Мелитополе с главой местного районного совета. 12 марта Сергей Прийма вышел на акцию, где требовали освободить ранее задержанного мэра Мелитополя Ивана Федорова. На следующий день в дом к Прийме пришли 10 человек с оружием, обыскали квартиру и увели его с черным пакетом на голове.

Влад Прийма, сын Сергея, рассказал, что с 13 марта его мама ходит по кругу «военная комендатура — бывшее здание теробороны — бывшая мэрия — бывший отдел полиции». В этих зданиях теперь сидят военные, но они никак официально не обозначены.

После того как Наталья Прийма две недели каждый день писала заявления о похищении своего мужа, ей удалось попасть к военному коменданту Мелитополя. Имени этого человека в городе не знают, не представился он и ей. По словам Влада Приймы, военный комендант сказал матери, что Сергея Прийму забрали не военные, а «люди выше». Влад предполагает, что речь идет о ФСБ.

Семья пробовала поговорить и с гражданскими властями — в частности, с бывшим заместителем Сергея Приймы Андреем Ситугой, который теперь работает на его месте. Тот сказал, что ее муж сделал «неправильный выбор», но пообещал попробовать помочь найти его.

Влад Прийма говорит, что не очень в это верит, «потому что гражданские в Мелитополе ничего не решают, их поставили как пешек просто». Ситуга не ответил на звонок Би-би-си. Cудя по телеграм-каналам, где ведется подсчет пропавших на оккупированных территориях жителей, их счет идет уже на сотни.

Согласно собеседникам BBC, есть и те, кто открыто поддерживает новую власть. «В Херсоне молодежи мало, это город пенсионеров, — рассказывает херсонский бизнесмен. — И вот эти люди говорят „ну, оккупанты не такие уж оккупанты, их Путин заставил“. Это люди, которые привыкли к подчинению разным органам, все эти новые [управленческие] образования их устраивают. Я слышал разговоры „за“ новую власть — ну вот [россияне] пришли, уйдут центральные власти, местные, олигархи, сосед на „БМВ“, который бесит... Патерналистское мышление, что за них придут и все решат!»

Есть и те, кому безразлично, какая власть: им просто хочется, чтобы «все закончилось», рассказывает жительница Бердянска. «А те, кто против, — сильно боятся. Если знаешь, что после любого выступления к тебе придут люди с оружием, особо выступать не будешь», — добавляет она.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.4(7)

Читайте еще

Война, 27 сентября. «Могилизация»: активисты оставили обращение на могиле родителей Путина. Нет воды, еды, туалетов, но будет мобилизационный пункт: как россияне переходят границу с Грузией. Мобилизованных россиян сразу везут на фронт

Почему именно в Дагестане мобилизация встретила массовое сопротивление?

Война, 26 сентября. Стрельба в военкомате и очереди на 20 км в Грузию. Лукашенко сравнил бегущих от мобилизации россиян с белорусами в 2020-м. На Харьковщине нашли еще одну пыточную

Война, 25 сентября. Волнения в Дагестане из-за мобилизации. ФСБ начала запрещать россиянам выезд из страны. Три обещания Зеленского российским военным. Польша укрепляет границу с Беларусью

Война, 24 сентября. Зеленский — россиянам: «Убежать от преступной мобилизации лучше, чем быть искалеченным». Путинские десятилетки. Ален Делон: «Был бы на 50 лет младше, вступил бы в армию Украины». Лидеры G7 грозят России новыми санкциями

Война, 23 сентября. «Референдумы» под дулом автомата. В Изюме закончили эксгумацию. Россию могут попросить из Совбеза ООН. Германия предоставит убежище бегущим от мобилизации россиянам. Лукашенко: «Не будет никакой мобилизации. Это вранье»