Шрайбман ответил, почему он против позиции «не бесите деда»

Политический обозреватель заочно поспорил с критиками санкций и теми, кто предлагает не портить настроение Александру Лукашенко, дабы не провоцировать репрессии и не толкать страну в объятия России.

По сути это ответ Евгению Прейгерману и другим аналитикам, которые считают, что давление на белорусского правителя только усугубляет ситуацию.

Не так давно в интервью Филину директор Совета по международным отношениям «Минский диалог» изложил свои аргументы. Вот главные тезисы Евгения Прейгермана:

— Авторитарный режим нельзя свернуть уговорами или выходом 100 тысяч. Результатом будет затяжной кризис и репрессии.

— Договариваться и объяснять это людям надо было еще до выборов.

— Неспособность договориться ведет к тому, что решать нашу проблему будут внешние игроки. И решать ее в своих интересах.

А единственная способность нашей стороны решать проблемы в своих интересах — это договориться. И делать это до того, как мы подорвем страну изнутри.

Евгений Прейгерман

— Диалог не может подразумевать уход Лукашенко. Такой диалог бессмыслен.

— Санкции и политический кризис лишь толкают Беларусь в руки России.

Надежды, что санкции, пусть даже и настолько серьезные, к чему-то подвигнут руководство Беларуси, — это инфантильное видение ситуации, и ее трагичность.

Евгений Прейгерман

— Восстановить разорванные отношения с Западом будет сложно даже новой власти.

Вывод из вышесказанного может быть таков: не стоило провоцировать Лукашенко ранее и опасно продолжать это делать сейчас.

Политический аналитик Артем Шрайбман не согласен с такой позицией. Несмотря на то, что у него нет однозначного мнения, чего будет больше от санкций — вреда или пользы, эксперт считает, что они неизбежны, а их введение вряд ли должно ориентироваться на поведенческие особенности белорусского правителя.

— Санкции для меня сложная тема, — отмечает Артем Шрайбман. — Санкции — это масло в огонь, который мешает ему затухнуть, но может сделать его неконтролируемым. А поскольку в обоих случаях на кону не только судьба Лукашенко, но и остальных 9,5 млн белорусов, становится тревожно.

При этом позиция критиков санкций, которые базируют ее на классическом «не бесите деда», — мне максимально не близка. В этой парадигме действия Лукашенко — явление природы, константа, а все остальные должны плясать вокруг этого и менять свой курс. Он же поменять не может, он же у нас вот такой. А вы можете, вы же не такие. Типа ну чего вы ждали, что он не будет репрессировать, когда вы ему править мешаете? А теперь лучше ничего не делайте, а то вдруг у него еще настроение испортится, и он страну сдаст. Но виноваты в этом будете вы, ведь его действия — это же явление природы, а вот вы свои можете поменять.

В этой связи политический аналитик предлагает смотреть на санкции так же, как на константу.

— Евросоюз не мог не реагировать и не мог реагировать иначе. Из рычагов, кроме санкций, у него — пряники для общества и будущей Беларуси (что он худо-бедно предлагает) и глубокая озабоченность, — поясняет аналитик.

Он считает, что вместо морализаторства, как кому надо было себя вести, надо сменить фокус — оценить честно риски и возможности тех санкций, что Евросоюз принял и может принять. В своей статье, он анализирует, куда новые санкции Запада приведут белорусский кризис?

— Если политический эффект от санкций и будет, то, скорее всего, опосредованный: не через принуждение Лукашенко к уступкам, а через выведение его из равновесия. Жесткие санкции провоцируют его на повышение ставок и новые эмоциональные, часто — саморазрушительные ответные шаги, — пишет он.

Другой косвенный путь от западных санкций к транзиту власти в Минске — это повышение издержек от поддержки Лукашенко для Москвы.

Обе эти гипотезы сможет подтвердить или опровергнуть только практика. И если в первой имеет значение слабопредсказуемая граница упрямства Лукашенко, то во втором случае многое зависит и от международного фона.

— Так или иначе, именно Лукашенко с его осмысленными или эмоциональными шагами остается главным драйвером белорусского кризиса и его будущего разрешения. Из-за того что белорусский режим чрезвычайно персонифицирован и герметичен, все внешние силы – как Россия, так и Евросоюз с США – вынуждены в первую очередь создавать стимулы для того, чтобы направить действия лично Лукашенко в нужную им сторону.

Это тонкая и рискованная игра – рискованная в первую очередь для белорусского общества и государственности. Шансов на успех в ней будет больше у того, кто будет готов уделить белорусскому кризису больше внимания и формулировать свои интересы так, чтобы они выглядели наименьшим из возможных зол для остальных, — заключает Артем Шрайбман.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:85)