Филин

Сергей Василевский

Шрайбман: «Если бы Путин решил отказать Лукашенко в кредите, то сделал бы именно так — по-дружески»

Аналитик — о том, что (не) прозвучало на встрече в Санкт-Петербурге. 

Что могло быть главной темой для обсуждения во время переговоров Александра Лукашенко и Владимира Путина? Отказала ли Москва Минску в кредите? На эти и другие вопросы Филина ответил политический обозреватель Артем Шрайбман. 

— Тем для обсуждения могло быть три. Первая — это безопасность и вопросы грядущих учений, о чем они, видимо, договорились.

Сейчас России это выгодно по той причине, что она хочет провоцировать Запад, демонстрируя серьезную настроенность в отношении своего ультиматума по гарантиям безопасности, — предполагает эксперт.

По его мнению, для подобных целей Москва не упустит возможности побряцать оружием в Беларуси.

Второй темой могла стать экономика, как и на всех встречах Путина и Лукашенко, считает Артем Шрайбман:

— Главная тема здесь — просьба Беларуси о кредите, за которым Лукашенко обратился в Евразийский банк развития.

Эксперт не исключает, что комплименты российского президента в адрес белорусской экономики могли быть намеком на отказ:

— Мол, вам не очень-то и надо, в принципе, у вас все хорошо идет. Я думаю, если бы Путин и решил отказать в кредите, то сделал бы он именно так — бесконфликтно и по-дружески. Как бы и похвалил, и отказал одновременно. Я не уверен, что это означает именно отказ, увидим. Много неопределенного именно из-за того, что нет опубликованных детальных релизов.

Третьей темой для обсуждения, по мнению собеседника «Филина», могла быть конституционная реформа в Беларуси:

— Лукашенко опубликовал проект документа как раз накануне встречи с Путиным. Уверен, что он посвятил его в детали того, что хотел сделать. Также уверен, что это не то, на что рассчитывала Россия.

Очевидно, что там хотели бы видеть модель белорусской политики, которая была бы ближе к российской: управляемую партийную систему с большей ролью правящей партии, с неким парламентаризмом. Но ничего подобного не происходит. Вместо этого Конституция переписывается под Лукашенко.

Готов ли российский президент такое простить? Политический обозреватель считает, что Путин готов смотреть на происходящее достаточно снисходительно, но до определенного момента:

— Сейчас Лукашенко ему намного нужнее в обострившемся противостоянии с Западом, чем год назад. Но это противостояние — довольно волатильная штука: сегодня оно может быть в зените, и сегодня Лукашенко может быть востребован в качестве военного союзника, ему можно спускать такие вещи, вроде выхолощенной конституционной реформы.

Но если наступает деэскалация в отношениях с Западом, к нему могут прийти и сказать: «Мы же ожидали, что реформа приведет к транзиту власти, а не к его затягиванию. Так что давайте, Александр Григорьевич, думайте, когда вы в ВНС пересядете».

Здесь возможны разные развилки в будущем, говорит эксперт. Но сейчас складывается впечатление, что Путин не давил на белорусского правителя:

— Все-таки пока наблюдается настрой в отношениях Минска и Москвы на некий позитив, на дружбу. Я имею в виду официальные власти. И вряд ли они будут ругаться из-за того, что Лукашенко своенравничает в вопросах собственной конституционной реформы.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.3(94)