Шендерович: «Но что делать-то ХХI веку? Просто отгородиться от средневековой части человечества?»

Писатель — об афганской драме, разворачивающейся на наших глазах.

— Это мучительное учебное пособие, — пишет Виктор Шендерович. — Вот — есть наука История. Она холодно оперирует массами и периодами. Единица измерения — народ, нация. Временная отсечка — полвека-век, а то и полтора-два. Сколько-то тысяч людей умерло от голода в Англии во время политики огораживания, столько-то веков занял распад Римской империи…

Историю интересуют закономерности прошедшего и выводы из них. Она — патологоанатом. Она холодно предлагает правду о причинах былых несчастий — нации, народа, человечества…

И вот — есть человек, живущий свою единственную жизнь внутри того, что когда-нибудь станет историей. Станет — в результате того, что сделают с этим человеком «исторические» обстоятельства, заведомо превосходящие его в массе.

…В комментариях к моему недавнему тексту о кабульской драме показательно преобладал «исторический» взгляд. Образованные и нравоучительные комментаторы, взяв за единицу измерения афганский народ, авторитетно сообщали мне: так ему и надо, этому народу. Он дик, он коррумпирован, он не способен построить демократию…

Спасибо, а то я не знал.

Но как быть с десятками тысяч афганцев из числа тех, кто не воровал и совсем не дик? Как быть с теми, кто получил образование на Западе (гораздо лучшее, чем у большинства комментаторов российского Фейсбука), кто вернулся на родину, чтобы попробовать вывести ее, вместе с собственными детьми, из средневековья, из родоплеменной и ортодоксальной зависимости?

Как быть с женщинами, не желающими носить паранджу? С их малыми детьми, которые будут заперты теперь в душный чулан шариата? С юношами и девушками, мечтавшими пользоваться Интернетом, слушать музыку, читать книги? Как быть — с людьми?

Самое время рассказать им нравоучительным тоном, что афганцы в целом, в настоящий момент, не заслуживают иной участи, не правда ли?

Человек живет «у времени в плену», и все это, разумеется, описано многократно — в частности, у Стругацких. Да, исторического толку от кровавого меча Руматы будет немного. Да, силы «прогрессоров» несопоставимы с массами, которыми оперирует матушка Клио…

Но что делать-то — теперь уже ХХI веку? Просто отгородиться от средневековой части человечества (в которую, кстати, помаленьку сползли и мы, сограждане Антона-Руматы)? Забить болт на то, что время течет в разных краях с разной скоростью?

Ну так скажите миссионеру Швейцеру, что хрен с ним, с Габоном — они там такие как есть, и мрут, как им на роду написано. И не стоит дергаться, потому что все это исторически детерминировано…

Не по-христиански это, ответил бы Швейцер. И не по-человечески, добавлю от себя я.

Швейцер поедет в Габон, и правильно сделает. Он не превратит его в родной Эльзас, но спасет некоторое количество людей. А спасти человечество, как заметил Бродский, нельзя, но одного человека — всегда можно.

Скорость света обратно пропорциональна плотности тьмы, но надо пробовать. Надо делать выводы из неудач и не оставлять усилий. Потому что единица измерения для человека — только человек.

А работу прозектора оставьте Истории. Она справится без вас.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:84)