Семашко объяснил, почему Россия и Беларусь спорят по нефти и газу

Посол Беларуси в России Владимир Семашко упрекнул Россию в нарушении договора о ЕАЭС.

Об этом он заявил в интервью газете «Комсомольская правда».

— Мы много спорили по цене на газ. Два года назад подписали с Россией протокол, существенно корректирующий его ценообразование, — цитирует Семашко сайт МИД Беларуси.  По этому документу к концу 2018 года должны были выработать общую формулу, с тем чтобы выйти в перспективе на сопоставимые цены на газ для Беларуси и для потребителей Смоленской области России. А уже 1 июля этого года подписать соответствующее межправительственное соглашение.

Это был бы решительный и выгодный обеим сторонам шаг на пути сближения условий хозяйствования предприятий Беларуси и России. Он позволит приступить к решению иных, более сложных задач белорусско-российской и евразийской экономической интеграции. Мы направляли свои предложения в Минэнерго РФ, Газпром, правительство РФ. Предлагали разные методики, но пока не получили ни одного официального заключения. Подобная ситуация происходит и с налоговым маневром. Считаем, что это нарушение Договора о Евразийском союзе.

— Но российская сторона может сказать, что налоговый маневр — это личное дело РФ. Беларусь же вводит свои налоги, которые касаются исключительно республики, — поинтересовался журналист.

— Как-то на встрече в Кремле у меня спросили: где в соглашении о ЕАЭС написано, что мы не можем ввести налоговый маневр? Я ответил, что конкретно так не написано, прописано по-другому, но очень четко, что «ЕАЭС осуществляет свою деятельность на основе обеспечения взаимовыгодного сотрудничества, равноправия и учета национальных интересов сторон». Мы четыре года назад покупали нефть по той же цене, как и российские НПЗ. А сейчас нас выводят на мировые.

Житейский пример. Я должен купить нефть по мировой цене, переработать ее, заправить трактор, автомобиль, комбайн, посеять, собрать урожай, выпустить продукт, а потом беспошлинно поставить его по низкой цене на рынок России и Евразийского союза. То есть себе в убыток.

Российский бюджет, во многом формирующийся за счет продажи нефти, которой в стране немало, и продуктов ее переработки, может позволить такой «маневр», он от этого выигрывает. И российские нефтеперерабатывающие предприятия не внакладе — получают компенсацию. У нас нефти нет. В Беларуси «маневр» наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету. Мы уже потеряли 3,6 млрд долларов и можем потерять еще порядка 10 миллиардов. У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с «маневром» есть, уже обсуждаются компенсационные механизмы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.9 (оценок:22)