Коткин Ёж, юрист-любитель
Самый гуманный и справедливый…

Я был на многих процессах, как "политических", так и просто уголовных. Я неоднократно давал объяснения сотрудникам милиции и сотрудникам прокуратуры, заполнял протоколы и допрашивался в качестве свидетеля в суде. Но то, что я увидел в суде Московского района на процессе по делу Александра Козулина, привело меня в шоковое состояние.

Право на защиту

Взять к примеру, ходатайство Александра Козулина насчет допуска в качестве общественного представителя его дочери Ольги. Отказ в этом ходатайстве на основании того, что двух защитников для Козулина достаточно, а Ольга Козулина не имеет адвокатской лицензии — с точки зрения законодательства сущий бред. Козулин совершенно прав, что это его право — определять, сколько у него должно быть защитников. Законодательством это количество не ограничено.

Общественный представитель необязательно может иметь лицензию на адвокатскую деятельность. Им даже необязательно должен быть юрист. Это даже необязательно должен быть родственник. Об этом прямо говорит Конституция, а конкретно статья 62: "Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах…" Про родственников тут ничего не сказано.

Пытки

Все это время Александр Козулин лишен возможности пить нормальную воду. Купить в тюремном ларьке ее нельзя, передать Козулину ее тоже нельзя, воду из-под крана в туалете, как любой нормальный человек, обвиняемый пить отказывается. А на улице — жара 30 градусов. Все это время Козулин не ест: первый сухой паек состоял из куска хлеба с селедкой (при отсутствии воды это можно было расценивать, как издевательство). На второй у Козулина нареканий уже не было, однако в "стакане" в суде, где он находится во время обеда, нет условий для того, чтобы куда-то кроме пола поставить тарелку. На просьбу принести хотя бы стул, Козулину отказали.

Ни один нормальный человек не будет ставить тарелку на бетонный пол и есть, как собака. Козулин тоже этого не сделал, таким образом "отказавшись" от обеда.

А на четвертый день процесса тот же судья Рыбаков отказал в ходатайстве о вызове для Козулина "скорой", тем самым отказав ему и в медицинской помощи. Что это, как не пытки?

P.S.

Судья Алексей Рыбаков вкупе с государственным обвинителем Сергеем Бортником стремятся закончить процесс как можно скорее. Вплоть до того, что вчерашнее заседание суда закончилось только в половину девятого вечера. Сегодняшнее началось в 9.30 утра. Так что времени на полный анализ такого суда после его завершения не будет ни у кого. Объем нарушений, допущенных судом в отношении А.Козулина, составит не меньше, чем доклад ОБСЕ по нарушениям во время президентских выборов. А на обжалование приговора у Козулина есть только 10 дней.

Впрочем, стопроцентно сейчас можно утверждать одно: и Рыбаков, и Бортник уже подписали приговор не только Козулину, но и сами себе. На разрешительном штампе на выезд за границу они могут рисовать цветочки. Этот штамп им больше не понадобится. По крайней мере, в Европе.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)