Ян Буян
Российскую нефть<br>взяли в заложники

Осоловевшая от праздников Москва пока довольно вяло реагирует на введение Минском таможенной пошлины на транзит российской нефти по белорусским нефтепроводам.

В четверг, 4 января, российское министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) заявило, что введение Беларусью вышеупомянутой пошлины противоречит действующим двусторонним торгово-экономическим договорам и не имеет аналогов в мировой практике. В пресс-релизе, выдержанном в расслабленно-дипломатическом стиле, содержатся ссылки и на соглашение о свободной торговле от 1992 года, и на соглашение о единых условиях транзита от 1998-го.

К этому можно добавить, что Таможенный кодекс Республики Беларусь однозначно не предполагает «опошление» транзита как беспошлинный: «Транзит товаров — таможенный режим, при котором товары перемещаются под таможенным контролем между двумя таможенными органами Республики Беларусь без взимания таможенных пошлин, налогов, а также без применения к товарам мер экономической политики» (цитируется по afn.by).

Однако все вышеперечисленное вряд ли является секретом для руководства Беларуси. На нарушение двусторонних соглашений Минск пошел вполне сознательно. Причем, если вспомнить историю с введением Россией экспортной пошлины на нефть, поставляемую в Беларусь, а заодно и эпопею с сахаром, ответ на вопрос «кто первый начал?» не выглядит однозначным.

Но разговор уже идет не о правых и виноватых. Тем более, что к нефтяному кризису приложили руку обе стороны.

Напомним, началось все с того, что россияне претендовали на раздел белорусской пошлины на нефтепродукты, произведенные из беспошлинно ввезенного в нашу страну сырья. Наши власти по обыкновению начали тянуть время: переговоры вроде бы шли, но такими темпами, что достижение договоренностей можно было смело планировать год этак на 2050-й — когда запасы нефти у восточного соседа попросту иссякнут.

Понимая это, россияне решили сыграть не по правилам и, вопреки Таможенному союзу (на который сейчас сами ссылаются) ввели с 1 января экспортную пошлину на нефть, поставляемую в Беларусь. Это должно было значительно повысить договороспособность официального Минска, поскольку при таком раскладе он теряет нефтяные доходы не частично, а полностью.

Однако Москва недооценила своего союзника. Ответ ей дан без всякой оглядки на международные соглашения и собственные законы. По существу, российскую нефть, проходящую через белорусские нефтепроводы, взяли в заложники. И теперь, если россияне откажутся платить пошлину, можно:

а) просто отказать им в транзите;

б) насчитать штрафные санкции за неуплату налогов и конфисковать транзитную нефть в счет их уплаты.

Впрочем, это уже крайние сценарии. Скорее всего, расчет Минска таков. На переговорах, которые возобновятся по окончании российских праздников, предложить «нулевой вариант»: россияне отменяют экспортную пошлину на нефть, белорусы — транзитную. А потом уже можно не спеша поговорить об условиях раздела белорусской экспортной пошлины на нефтепродукты.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)