Романчук: «Тоталитарная страна вдруг оказалась впереди Европы всей»

Экономист о том, как очковтирательство и лизоблюдство ставят крест на всех цифрах из Беларуси.

– Нет в Беларуси статистики, объективных, правдивых данных, которые отражают реальное состояние экономики, — пишет Ярослав Романчук. — Все забило удушающее правду желание номенклатурно-силового начальства везде сделать свои 80%. Как по итогам президентской кампании. Зализать так, чтобы сомнения не могли зацепиться за извилины. Именно так можно интерпретировать оценку правительством результатов развития экономики в 2020 году.

По мнению премьер-министра, в 2020 году ВВП страны сократится на 0,8—0,9% ВВП. «Даже при таком результате Беларусь сохранит лидирующие позиции по росту экономики не только среди соседей, но и в целом по Европе». Вот так. Европейский лидер роста. Тоталитарная страна, которая разрушила Закон, поставила крест на принципе верховенства права, обнулила институт частной собственности и кредит доверия к власти, которая долгое время игнорировала эпидемию, вдруг оказалась впереди Европы всей.

Подобное мы много раз наблюдали в Советском Союзе, который даже перед своей кончиной кичился превосходством перед Западом. Начальники, стоящие в три погибели перед Лукашенко, готовы на все, чтобы только не вызвать его гнев. Такое ощущение, что они не министры, руководители регионов, а солдаты-новобранцы перед генералом. Отвратительное зрелище.

От директоров требуют роста – они «рисуют» показатели, отчитываются так, чтобы удовлетворить кураторов из министерств, исполкомов и Совмина. От министров требуют выполнения показателей – они тоже нагибают методики оценки, творчески подходят к отчетам и цифрам. Соревнуются в позитиве интерпретации. Чтобы Лукашенко, не дай Бог, не усомнился в правильности курса на Совок/Госплан.

Белорусский показатель «инфляция» следует понимать, как «государственная инфляция». Он отражает не реальную динамику цен, а представления распорядителей и потребителей о росте цен. Одно дело корректировать показатели на 8—10%, другое — на 12–15%. Если Лукашенко требует улучшить все или показать тренд на улучшение, то самый быстрый и удобный способ для этого – подкрутить в нужную строну инфляцию. Это хорошо как для темпов роста, так и для поступлений в бюджет. Они же считаются без учета инфляции.

Лукашенко был и остается приверженцем ручного регулирования цен на все и вся. Оказывается, что те, кто предлагает регулировать цены только на социально значимые товары – это мерзавцы. Судите сами по его словам: «Не надо нам идти по заранее заготовленным жуликами, бандитами лекалам. Вот социально значимые, а дальше что хочу, то ворочу. Кто сказал, что холодильник и стиральная машина не являются значимыми для населения товарами?»

Взять все цены в ежовые рукавицы. Заставить производителей подчиниться видимому кулаку ОМОН-экономики. Плевать на издержки, на вымывание качественных товаров, рост серого рынка и бедный ассортимент. Лукашенко думает, что его диктатура в отношении цен отвлечет внимание от зверств ОМОНа/силовых структур.

Наконец, еще один признак наступающей ОМОН-экономики. Это отношение Лукашенко к рынку труда: «Немедленно заняться трудоустройством безработных. С органами милиции. Подключите, кого вы считает нужным. Немедленно поставить на учет всех болтающихся тунеядцев и заставить их работать…»

Чем не крепостное право? Чем не феодализм? Представьте, как праворазрушители в балаклавах делают рейды по квартирах, выбивают двери, выволакивают людей с криками: «Что, змараг.. не хочешь идти работать на BYN300 в месяц? Тогда будешь баланду есть в тюрьме».

Беларусь стала токсичной не только для IT-бизнеса, не только для уважающих себя, ценящих свою репутацию и доброе имя международных инвесторов. Беларусь тоталитарная стала токсичной для белорусского малого предпринимательства, для каждого честного производителя. Распорядители чужого в угоду Лукашенко, под дулами оружия и прицелами дубинок превратили страну в упыря. Он сосет живительные соки людей, питается трупами производителей, сеет страх, разруху и деградацию. Белорусский упырь ненавидит правду, презирает науку и улыбки людей. Он живет в зазеркалье, затягивая туда наше будущее. Чувствует свою кончину. Слабеет. От этого еще больше злится. Беспредельствует. Потворствует грехам и низменным чувствам тех, кто с дубинами.

Исторически понятно, сколько веревочке ни виться… Вот только, блин, почему эта наша белорусская бечевка такая длинная?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:151)