Романчук: «Человек, для которого кровавый палач Ленин – великий авторитет, опасен для страны»

Известный экономист суммирует спич Лукашенко четырьмя фразами.

1) «как говорил великий Ленин»,

2) «что-то в этом есть»,

3) «свободная рыночная экономика – это хаос»,

4) «я бездарно затянул ваше время».

– Первая – «как говорил великий Ленин», – пишет Ярослав Романчук. – Лукашенко еще раз подтвердил железобетонность, непробиваемость и догматизм в выборе авторитетов, советников и мудрецов.

Конспекты политэкономии социализма 1970-ых по-прежнему имеют больший научный, политэкономический вес, чем любые другие источники знаний. Человек, для которого кровавый палач Ленин – великий авторитет, опасен для страны, особенно если он ее единолично оседлал.

Ленин содействовал государственному перевороту, разогнал легитимные органы власти, создал первые концентрационные лагеря и жестко расправлялся с любым инакомыслием.

Человек, который продолжает восхищаться Лениным, сохраняя его тотемные столбы чуть ли не в каждом городе Беларуси, в принципе не может принять демократию, права/свободы человека и реальное народовластие. Язык и средства диктатуры пролетариата (прикрывались правами рабочих и крестьян) сегодня активно используются белорусскими властями.

Вторая фраза – «что-то в этом есть». В выступлении Лукашенко использовал ее в контексте борьбы с коронавирусом. Мол, люди, которые в умеренных, разумных дозах потребляют спиртное, меньше и/или легче болеют коронавирусом.

Начальник Вертикали власти раскрыл эпистемологические корни своей политики, системы мотивации и принятия решений. «Что-то в этом есть» – это применимо к приказу найти в Беларуси нефть и алмазы. «Что-то в этом есть» – это плевать на науку, факты, логику и здравый смысл. Это уход в мистику, забобоны, слухи и паранормальщину.

Это расчет на авось, планирование наобум, движение на ощупь, калькуляцию с потолка, решения от фонаря, инвестирование наугад и взгляд вперед вслепую.

У каждого свое «что-то». Каждый из номенклатурно-силовых начальников пытается угадать, что в данный момент имеет в виду сам Лукашенко и пытается ему угодить. В этом и есть суть нынешней государственной службы и управления.

«Надо жэсточайше контролировать цены» – требует Лукашенко. «Что-то в этом есть» – соглашаются министры.

«Надо вернуть и реализовать советский опыт планирования и экономического строительства» – требует Лукашенко. «Что-то в этом есть» – отвечают банкиры.

«Надо заставить людей работать» – стучит по столу Лукашенко. «Что-то в этом есть», – кивают головами силовики и контролеры.

«Надо запретить впускать в страну иностранные товары, если свои есть» - требует А. Лукашенко. «Что-то в этом есть», - отвечают депутаты и делегаты.

«Надо дожать всех посредников и торгашей» – настаивает Лукашенко. «Что-то в этом есть», – берут на карандаш трехбуквенные силовые/контрольные организации.

«Да, у нас диктатура, потому что белорусы заслужили стабильность и порядок» – констатирует Лукашенко. «Что-то в этом есть», – со стеклянными глазами соглашаются МИД, МВД и исполкомовские начальники.

«Нам угрожает Запад, польские/литовские/американские спецслужбы. Все, кто протестуют с БЧБ-флагами – их наймиты и агенты», – грозно утверждает Лукашенко. «Что-то в этом есть», – вторят руководители КГБ, СБ, СК, МВД и КГК.

Третья фраза, которая раскрывает суть взглядов и выступления Лукашенко – «свободная рыночная экономика – это хаос». Это точка зрения близка большевикам, советским лекторам и приверженцам тоталитарных течений. Они нарочно извращают суть свободного рынка.

Вместо научного анализа, экономической истории и здравого смысла нам подают гротескные, пошлые плакаты из советского журнала «Крокодил», а также образы жадных, сволочных, бессердечных предпринимателей из книг большевистских писателей в том числе западных.

У Лукашенко не было и нет даже тени желания понять моральную философию А. Смита, суть добровольного взаимовыгодного обмена ценностями.

Четвертая фраза – «Я бездарно затянул ваше время». Лукашенко сказал ее в контексте затягивания своего выступления. Однако эта фраза прекрасно характеризует его статус в Беларуси. Он бездарно затянут наше с вами время. Он застрял в прошлом – и продолжает тянуть нашу страну туда же.

Он построил себе много храмов – и заставляет нас ходить и поклоняться Вертикали именно туда. Он обещал сделать страну для всех белорусов, но, как минимум половине, закрыл рот и обозвал всякими оскорбительными именами.

Лукашенко обещал не допустить шарлатанства в экономике, но именно так можно охарактеризовать его Вертикаль. Она игнорирует экономическую науку, историю и здравый смысл.

Лукашенко бездарно затянул свое правление Беларуси. Экономика стагнирует и скукоживается. Долги душат. Неплатежи развращают. Номенклатурно-силовые фавориты наглеют. Компетенции выветриваются и спиваются. Право обнулено. Доверие разрушено. К трехбуквенным организациям (МВД, КГБ, КГК) добавилась еще одна номенклатурно-силовая – СУД.

Производители зажаты в тисках налогов, регуляторки и безбашенности контролеров. Предприниматели виноваты только тем, что одним чиновникам кушать хочется, а другим – выполнять галочно-палочные показатели. Из страны убегает предпринимательский и человеческий капитал.

Демографическая яма засасывает все глубже. Моральная пропасть между добротой и злом, гуманизмом и бесчеловечностью, партнерством и эгоизмом, властью и обществом засосала всю страну.

Об этом в более чем трехчасовом докладе Лукашенко не было ни слова. Когда в голове продолжают блуждать призраки Ленина, когда везде мерещатся враги, тогда «что-то в этом есть» превращается в жестокие приказы поставить на дыбы всю страну.

Вот в таком состоянии и проходит шестое расширенное селекторное совещание Лукашенко.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:127)