Романчук: «Белорусских налогоплательщиков ждут чёрные дни»

Как министр финансов Еромолович пошел стопам Петра Прокоповича.

«Удивительной точности министр финансов Беларуси, — пишет Ярослав Романчук. — 16 апреля министр финансов Беларуси Максим Леонидович Ермолович заявил, что в 2020 году Минфин не ожидает проблем с исполнением бюджета из-за коронавируса: «Какого-либо негативного развития ситуации с исполнением бюджета мы не ожидаем ни в ближайшей перспективе, ни в более долгосрочной».

Мне такая оценка уважаемого министра напомнила ставшее уже классическим утверждение бывшего тогда главой Нацбанка Петра Прокоповича. 7 марта 2011 года этот чиновник после встречи с Александром Лукашенко заявил: «Пока я являюсь председателем правления Нацбанка, никакой разовой одномоментной девальвации никогда не будет. У нас достаточно опыта, который мы накопили за 15 лет, и этот опыт говорит о том, что это плохое решение для белорусов».

Мы все помним, чем закончился 2011 год. Девальвация BYN-рубля опустился почти на 290%, а инфляция составила 107%. Это была экономическая катастрофа.

Свят-свят, чтобы такое повторилось в 2020-2021 гг. От министерства финансов и правительства в такое сложное время мы вправе ожидать правду, какой бы горькой, неприятной она не была. Стране нужны министры-учёные, а не пропагандисты-кашпировские, потому что от этой правды формируются ожидания домашних хозяйств, производителей товаров и услуг. Трезвый, качественный расчёт и оценка крайне необходимы для адаптации экономической политики к новой реальности.

Бюджетно-налоговая политика для экономики – это один из фундаментов стратегии быстрого, долгосрочного, инклюзивного роста. В ней – приоритеты распорядителей чужого, их реальные интересы, а также представления о том, кто и сколько может платить налогов.

В Беларуси государство (Левиафан) – это самый большой собственник, инвестор, потребитель и производитель. Ежегодно через его руки проходит ~ 45% ВВП страны. Он распоряжается ~75 – 80% всех ресурсов и активов страны. В 2019 году бюджет органов госуправления составил ~ $26,3 млрд. Профицит бюджета по итогам года составил BYN4,5 млрд. (3,4% ВВП или ~$2,2 млрд. Копили деньги, прежде всего, на обслуживание долгов, а также на повышение доходов населения.

И вот пришла весна 2020 года с её глубокой многоуровневой дизрупцией. Ситуация очень серьёзная. Трудно найти островки стабильности, не говоря уже про рост. BYN-рубль уже получил удар под дых. Впереди – серьёзные испытания. В такой ситуации критически важно быть гибким, адекватно и профессионально реагировать на новую среду, новые риски и вызовы. Позиция «всё будет хорошо» тут явно не уместна.

За январь – март 2020-го доходы органов госуправления составили BYN12,6 млрд. или 41,7% ВВП. Вроде бы всё почти по плану, но это только первый квартал. Это последний квартал старой жизни. Её больше нет и не будет.

Сам Минфин 30 апреля, две недели после очень оптимистической оценки министра Ермоловича, опубликовал информацию о состоянии государственного долга. Только за март он увеличился на Br6,9 млрд. и составил в BYN-рублёвом эквиваленте Br53,7 млрд. За январь – март 2020 года госдолг вырос на BYN8,9 млрд., или на 19,9%. Вот такое последствие девальвации BYN-рубля. Причём внутренний долг, львиная часть которого в $-долларах (привет правительству от фанов дедолларизации), за I квартал вырос на 19,1%, или на Br1,7 млрд.

В сложной ситуации обвала внешней торговли, острого дефицита притока инвестиций, радикального ухудшения финансового положения белорусских производителей товаров и услугу, а также денежных переводов из-за рубежа очень важно сокращать зависимость от $-долларовых заимствований, ведь никто не знает, каким будет курс BYB-рубля на конец 2020 года, тем более 2021-го. Но Минфин, как ни в чём не бывало в январе – марте разместил на внутреннем рынке гособлигации на $160 млн. и погасил валютные и рублевые облигации на сумму, эквивалентную $157,4 млн. и Br69,1 млн.

И вот здесь у меня серьёзные вопросы к Минфину и Совмину в целом. ВВП страны даже в I квартале 2020 года сократилось. Финансовые показатели предприятий – просто аховые. Судите сами. В январе – феврале 2020 года по сравнению с аналогичным периодом 2019 года сумма чистого убытка убыточных организаций выросла в 6 раз, до BYN2,67 млрд., чистые убытки составили BYN77 млн. (годом раньше была чистая прибыль BYN2,12 млрд.). 29,9% выручки идёт на погашение кредитов банков в промышленности – 39,1%.

В промышленности количество убыточных организаций выросло на 27%, сумма чистого убытка убыточных промышленных организаций выросла в 6,7 раза, до BYN1,37 млрд. В сельском хозяйстве рентабельность по конечному результату составил 0,1%. Без господдержки убыточными являются 59,6% с/х организаций. И это после указа № 399 который разрешил с/х организациям «кидать» частный сектор. В апреле – июне 2020 года, а с высокой вероятностью до середины осени будет просто обвал, потому что у большинства коммерческих организаций не будет выручки, чтобы заплатить налоги.

В условиях сильной долларизации белорусской экономики, высоких рисков девальвации BYN-рубля вот что будет с госдолгом и платежами по его обслуживанию. По итогам 2019 года внешний долг государственного сектора в расширенном определении составил 40,2% ВВП, а с учётом внутреннего долга – 46,8% ВВП. Валовой долг Беларуси (с учётом коммерческого сектора) на начало 2020 года составил $40,75 млрд. На его обслуживание необходимо тратить 10,1% ВВП. Это до девальвации 2020 года, до «идеального шторма» для белорусской экономики.

Поскольку валовой продукт в Беларуси формируется в BYN-рублях, то удешевление BYN-рубля на 30 - 40% автоматически утяжеляет платёжки по обслуживанию государственного и валового долга, потому что львиная доля валового долга в Беларуси тоже в $-долларах или, по крайней мере, не в BYN-рублях.

Значит, Беларусь ждёт совсем другая ситуация с обслуживанием государственного и валового долгов. Только за I квартал 2020 года и только по госдолгу рост составил ~6,5 – 7% ВВП, а с учётом коммерческого долга – более 10% ВВП. Нет сомнений, что министр финансов знает эти цифры. Как видит он финансовое состояние налогоплательщиков, валютных и торговых потоков.

Базовые предположения белорусского правительства при утверждении бюджета на 2020 год уже разрушены. Мы видим взрывной рост «веса» долга. Суммарные долги только большого и среднего бизнеса Беларуси превысили годовой ВВП. Мы наблюдаем вынос беларусами денег из банков. Мы видим взрывной рост реальной безработицы. Мы видим увеличение рисков роста инфляции.

Как тогда объяснить, что уважаемый Максим Леонидович Ермолович в середине апреля 2020 года сделал вот это заявление а-ля Прокопович: «Какого-либо негативного развития ситуации с исполнением бюджета мы не ожидаем ни в ближайшей перспективе, ни в более долгосрочной». Это как? Это утверждение не проходит простой арифметический тест. Очевидно, всё дело в субъективной интерпретации слов «какого-либо негативного развития ситуации».

В своё время Пётр Прокопович тоже ссылался на накопленный опыт и то, что девальвации не будет. Минфин/Совмин тоже заверяют нас, что причин для беспокойства по поводу обслуживания долгов и выполнения бюджете нет. Глубокий кризис экономики, нефтяной удар, торговое напряжение, резкий спад экономической активности, обвал финансов предприятий есть, а проблем с бюджетом нет. Вот такая интересная арифметика от Министерства финансов и Совета Министров.

Романчук ответил Лукашенко: «Я знаю, чего точно не будет»

Вот поэтому по всей стране так трудно сегодня найти белорусов, которые бы доверяли государству-Левиафану и его цифрам. И следует ли из слов министра финансов, что в случае возникновения проблем с наполнением бюджета, каким он был принял в конце 2019года, белорусских налогоплательщиков ждут «чёрные дни», поскольку правительству будет делать всё, чтобы выполнить свой план. А за выполнение планов производителей товаров и услуг министрам деньги не платят».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:100)