Реакция: «В азарте «показать мерзавцам по ту сторону границы» уничтожаются последние возможности»

Лидеры мнений — о последствиях выхода из программы «Восточное партнерство».

О том, что Беларусь приостанавливает свое участие в инициативе ЕС «Восточное партнерство», в понедельник заявил белорусский МИД.

— С глубоким сожалением констатируем, что вынужденная приостановка действия соглашения негативно скажется на взаимодействии с Евросоюзом в сфере борьбы с нелегальной миграцией и организованной преступностью, — предупредили в ведомстве.

Также сообщается, что постоянный представитель Беларуси при ЕС отзывается в Минск для консультаций.

Впрочем, эксперты полагают, что данное решение о выходе из программы «Восточное партнерство» больше ударит именно по гражданам Беларуси.

Андрей Елисеев, политолог:

Белорусские власти заявили, что в ответ на санкции приостанавливают действие Соглашения о реадмиссии с ЕС. Оно касается взаимодействия в сфере борьбы с нелегальной миграции.

Проблема в том, что это соглашение идет в одном пакете с Соглашением об упрощении визового режима – тем самым, которое вступило в силу ровно год назад и позволило уменьшить стоимость шенгенской визы с 80 евро до 35 евро.

По всей видимости, если ЕС быстро не разведет эти два соглашения путем принятия в своем законодательстве иключения по Беларуси, то в скором времени автоматически наступит и заморозка Соглашения об упрощенном визовом режиме, и тогда цена за "шенген" вновь резко возрастет.

Таким образом, ЕС поставлен в неудобное положение, ведь принятие подобного исключения по Беларуси может быть времязатратным и не простым. И, как обычно, своими контрмерами белорусские власти создают проблемы прежде всего белорусам, нежели Евросоюзу.

Виталий Цыганков, журналист:

— Контрсанкцыі Менску коратка можна апісаць адной фразай -- "назло маме вушы адмарожу".

Ну сапраўды ж. Эўропа прапаноўвае Ўсходняе партнэрства, іншыя праекты, каб у Беларусі было больш цывілізаванасьці, закону, дабрабыту. А гэтыя, якія ўтрымліваюць уладу, адказваюць -- ні за што, нам вашай цывілізацыі ня трэба, мы адмовімся ад любой дапамогі, бо свае каштоўнасьці гвалту і аграгламуру не прадамо ні за якія грошы.

У советскіх собственная гордость.

Пётр Кузнецов, политический обозреватель, основатель «Сильных новостей»:

— Понедельник был томным, но до определенного момента.

Белорусский режим взялся озвучивать «ответные санкции» против Евросоюза. Первое, о чем мы узнали – выход страны из программы «Восточное партнерство».

Представьте себе ситуацию. Вот, есть первобытный человек. Скажем, кроманьонец. У него есть дубина и копье, которыми он может добыть себе пропитание. Но вдруг ему, откуда-то из параллельного мира, прислали компьютер. Человек современный, развитый и образованный на этом компьютере мог бы заработать состояние. Но кроманьонец крутит его в руках, крутит, не понимает или не хочет понимать, зачем он надо, и в итоге просто выбрасывает. Зачем ему компьютер? Это сложно. Ему бы дубину получше – он бы побольше пропитания добыл.

Отказ Беларуси от «Восточного партнерства» — это примерно такой случай. Официальному Минску от международных отношений, в том числе и от ЕС, всегда ведь только что было надо? Только деньги – пропитание. Простейший способ получить пропитание – получить прямо деньги, просто в руки. Технологии, инвестиции, дипломатия, внешнеполитические институты – это все сложно все. Дайте дубину получше.

Программа эта была запущена ЕС в 2008 году и, если очень упрощенно, представляла собой площадку для прямой коммуникации между национальными органами шести пост-советских стран (Беларусь, Украина, Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова) и аналогичными органами Евросоюза. Кроме того, там достаточно сильным и интегрированным в процессы игроком является гражданское общество всех перечисленных стран.

Выглядело все достаточно скромно: на первый взгляд, ничего, кроме «говорильни», «Восточное партнерство» не предлагало. Однако для разумных государств это действительно – серьезный инструмент, поскольку через диалог различных органов и институтов на самых различных уровнях можно серьезно влиять на европейскую повестку, лоббировать и продвигать свои интересы. В программе не было своих денег – это не МВФ. Однако участие в ней давало возможности влиять на руководящие круги ЕС.

В итоге именно благодаря участию в «Восточном партнерстве» наиболее успешные в нем страны, такие как Грузия, Украина, Молдова добились для своих граждан полной отмены шенгенских виз. Не удешевления, которого белорусы дождались только в канун пандемии и воспользоваться толком не успели (и уже и не успеют, поскольку соглашение о реадмиссии с ЕС, в рамках которого цена на шенген для белорусов и была снижена, власти тоже аннулируют), а именно безвизового режима.

Через «Восточное партнерство» они получали доступ к программам на сотни миллионов евро, в том числе и на преодоление пандемии. А вот Беларусь не получала через ВП практически ничего. Ну, потому что это сложно. Это не с Путиным один на один встретиться и перетереть.

Приостановление (фактический выход) Беларуси из «Восточного партнерства» — это не только история о возможностях, которые были в руках, но которые не сумели использовать. Это еще и о том, что в азарте «показать мерзавцам по ту сторону границы» своими руками уничтожаются последние возможности для ведения хоть какой-то внешней политики на западном направлении.

Послов все меньше, легитимность власти не признана, но «Восточное партнерство» оставалось площадкой, куда можно было хотя бы приехать и высказать свою позицию. Теперь и этого не будет. Это – не санкции и не контрсанкции, потому что ЕС от этого ничего не потеряет.

Это – сжигание мостов в чистом виде. Лучшее свидетельство того, что, на самом деле, ответить на введенные ЕС ограничения и меры, Минску просто нечем.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:78)