Кирилл Иванов

Разговорчики в сети: «Кто-то в высоком военном чине очень хочет сохранить свои погоны»

Реакция белорусов на развитие дела о взрыве салюта 3 июля.

Взрыв во время салюта. Фото Николая Петрова

Спустя четыре месяца после ЧП во время салюта на День независимости два сотрудника российской фирмы «Пиро-Росс» продолжают находиться в СИЗО.

25-летний Максимилиан Сапронов и 28-летний Константин Денисов проходят обвиняемыми по делу. Оба работали в компании несколько лет. Накануне Дня независимости они приехали в Минск в качестве консультантов.

Родные подозреваемых утверждают, что те не должны нести ответственность за произошедшее, так как они не загружали заряды.

Напомним, в результате взрыва зарядов салюта во время празднования погибла женщина 1955 года рождения. Около десятка человек, наблюдавших салют, были ранены.

Новость о развитии дела о салюте вызвала дискуссию на площадке talks.by. Предлагаем избранные моменты.

Часть комментаторов винит в произошедшем российских специалистов:

«Ребята «бедные» в СИЗО, а женщина в могиле. Если по их указаниям снаряды подрезали и трамбовали, то виновны. И, пожалуйста, не надо тут начинать про стрелочников».

«Яны давалі дазвол на загрузку снаряда, які забіў чалавека.

Хто павінен быў кантраяляваць якасць гэтага снаряда, які вырабіла нейкая шарашкіна кантора? За што гэтыя таварышы збіраліся атрымаць грошы згодна Акта аказанных паслуг? Ну а калі іх выпусцяць, то больш беларускія праваахоўнікі іх не ўбачаць, гэта факт».

«Разве продавцы фейерверка и наблюдатели в одном лице не обязаны были отследить весь процесс использования их продукта потребителями? Обязаны. Поставили некачественный товар? Поставили. Это и привело к жертвам среди населения и репутационным потерям государства. Фальсификат с последствиями, это не с пальмы молоко бодяжить. Надо разобраться компетентным органам во всех деталях и не было ли заказа на это происшествие от спецслужб».

Некоторые из участников дискуссии обращают внимание на возможную роль белорусских военных в трагедии:

«А кто закупил снаряды с истекшим сроком годности? Какой-нибудь «прапорщик Шматко», не высокий военный чин?»

«Ага, белорусские военные чины не видели, что там заряжают, и не давали согласия».

«Кто-то в высоком военном чине очень сильно хочет сохранить свои погоны. Даже ценой репутационных потерь страны».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:25)