Общество

Кирилл Иванов

Разговорчики в сети: «Если приложить ухо к земле…»

Собрали реакцию на слова о перехвате разговора Берлина с Варшавой.

3 сентября во время переговоров с российским премьер-министром Михаилом Мишустиным Александр Лукашенко заявил о перехвате разговора официальных лиц между Варшавой и Берлином. Речь якобы идет о фальсификации дела об отравлении Алексея Навального.

Реакция на это событие получилась достаточно предсказуемой. Предлагаем краткий обзор.

Историк Дмитрий Дрозд: «Был бы у меня миллион долларов — я бы его отдал, чтобы узнать, что в этот момент думает Мишустин. Хотя, уверен, это мало отличается от того, что думали все мы, когда увидели бывшего с автоматом.

Надеюсь, он понимает, что никакие договоры с этим человеком не будут признаны действительными — так как, очевидно, что этот он не находится ни в трезвом уме, ни в твёрдой памяти — он давно в мире своих фантазий и грёз».

А вот реакция из России. Пишет директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов:

И телеграм-канал Кремлевский мамковед:

— Повестку сегодняшнего дня во многом задал Лукашенко, проводивший встречу с прилетевшим в Минск премьером Мишустиным. В ходе разговора президент РБ заявил, якобы радиоэлектронная военная разведка Беларуси до выступления Меркель перехватила разговор между Варшавой и Берлином, в котором утверждается сфабрикованность отравления Навального.

Телеграм-канал делает ряд выводов из заявления Лукашенко:

- однозначная потеря (или умелая попытка притворства) самостоятельности в принимаемых решениях и безоговорочное следование в фарватере российской политики даже в самых скандальных делах;

- понижение собственного сакрального статуса — если раньше Лукашенко взаимодействовал только с Путиным, то в новом контексте он вынужден вести личные переговоры со вторым лицом РФ.

- Лукашенко обложен со всех сторон как волк красными флажками.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(81)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Политзаключенного Плескацевича перевели с «химии» в Бобруйскую колонию. Силовики задержали 60-летнюю жительницу Фаниполя. Правозащитники: фиксируются факты применения пыток при расследовании политических дел

Памёр Вітаўт Кіпель

Белоруска из Гданьска: «Даже мысленно не подхожу к границе – ни на секунду не хочу испытывать всепоглощающее чувство страха»

Кнырович: «Трудно рассчитывать на адекватное отношение к самой бесправной категории населения — осужденным, если и к тем, кто «на свободе», оно не отличается гуманностью»

Конвейер репрессий. Зампрокурора собирается обжаловать приговор экс-политзаключенному Илье Миронову. Дело «рельсового партизана» Виталия Мельника, которому при задержании прострелили колени, рассмотрят в закрытом суде

Журналист Роман Супер: «Многие теленачальники связывали свою жизнь с Западом»