Разговор по ушам

Насколько откровенно высказывался Владимир Путин на своей пресс-конференции в Кремле? Как ему удалось обойти самые острые вопросы, не вызвав недовольства аудитории? Читайте комментарии политологов Станислава Белковского, Марии Липман и Дмитрия Орешкина.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

Президент провел эту пресс-конференцию с максимальным презрением к аудитории, и я считаю, что это презрение аудитория вполне заслужила. Именно эта аудитория сформировала за семь лет тот образ Путина, который был ему нужен и который совершенно не соответствует действительности. Это образ неосоветского империалиста, добившегося укрепления геополитических позиций России. Между тем в реальности дело обстоит ровно наоборот.

Путин в очередной раз рассказал аудитории полную ерунду, которую примут на веру и будут тиражировать. По существу он не сказал абсолютно ничего нового. Владимир Владимирович в очередной раз доказал свое виртуозное умение подменять суть происходящего неким набором формальностей и цифр. Так, он легко доказывал, что у нас растет экономика, что снижается ее зависимость от нефти и газа, хотя в реальности все ровно наоборот. Зависимость от экспорта сырья существенно возросла, и никаких усилий для изменения ситуации предпринято не было. Путин также приводил цифры, которые доказывают улучшение ситуации в социальной сфере, хотя на самом деле эта ситуация ухудшается и социальные противоречия нарастают.

В общем, Путин вел себя так же, как всегда, понимая, что его коллективный собеседник в лице журналистов, которые собрались в Кремле, податливы к его демагогии и за семь лет доказали свою неспособность понимать, что Путин делает на самом деле.

Путин сказал правду как минимум дважды. В первый раз — когда сказал, что Россия не использует свой энергетический ресурс для осуществления своих внешнеполитических интересов. Внешнеполитические ресурсы России используются для реализации корпоративных интересов "Газпрома" и связанных с ним бизнесменов, включая Владимира Путина лично. Второй раз — когда сказал, что никакого преемника не будет. Он дал понять, что на сегодняшний день правящая элита не в состоянии выдвинуть преемника. Это тоже правда, как правда и то, что Путин не выступит с публичной поддержкой того или иного преемника ранее осени 2007 года.

Мария Липман, главный редактор журнала Pro et contra:

По многим вопросам был довольно умиротворяющий тон — возможно, потому, что, как многие считают, это последнее выступление Путина в этом жанре или, во всяком случае, подводящее итоги президентства.

Мне показалось, что некоторые формулировки были более мирные, чем в прошлый раз. Вместе с тем именно по этим пунктам просматривается чрезвычайное лицемерие. Например, это касается всего, что связано с преемником. Слова президента о том, что не будет никаких преемников и сам он не будет высказываться по этому вопросу, — и это после того как последовательно все политическое пространство было взято под контроль. Все возможные сценарии — третий срок Путина, назначение преемника, объединение с Белоруссией, — все это обсуждалось на протяжении последних месяцев. Единственный вариант, который никто не обсуждал, — это то, в России возможны действительно свободные выборы.

Это же подтверждают и социологические опросы: люди спокойно отвечают на вопрос о преемнике, уверенно предполагая, что именно этот сценарий будет. Значительное большинство населения выражает готовность голосовать за того, на кого Путин укажет. Преемник — это данность, которая принята и элитой, и населением России, и сторонними наблюдателями. И на фоне того, что два наиболее вероятных преемника — выдвинутые Путиным Сергей Иванов и Дмитрий Медведев, оказывается вдруг, что всего этого как будто не было, что будет свободное соревнование, а сам президент выскажет свои предпочтения только в ходе предвыборной кампании. Это звучит в высшей степени лицемерно и неправдоподобно.

То же самое касается и вопросов по коррупции. В своих ответах Путин не предложил в качестве средства борьбы с коррупцией уменьшение роли государства, что является наиболее эффективным средством. Но зато президент сказал, что важнейший инструмент борьбы с коррупцией — свобода прессы. Иначе как лицемерием или насмешкой это назвать невозможно.

Я также обратила внимание на то, что Путин сказал о назначении губернаторов. Он заявил, что это никакое не назначение, поскольку кандидат должен получить одобрение регионального парламента. По его словам, ему случалось отказываться от своих выдвиженцев, когда на местах их отказывались утвердить. Насколько мне известно, если такие случаи и были, то это были какие-то закулисные переговоры, а никак не открытое голосование против президентской кандидатуры и ее вынужденная замена. Чтобы представители местных властей публично заявляли о своем несогласии с президентом, такого у нас не было. Поэтому слова Путина прозвучали довольно странно. Возможно, он говорил о чем-то, что известно только ему, но неизвестно не только широкой аудитории, но даже и узкой.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Ключевым словом на пресс-конференции было слово "стабильность": все хорошо, все стабильно, ровно, все под контролем, никаких резких телодвижений. Поэтому ничего нового я в этом выступлении не увидел. Президент источал уверенность, он ясно, коротко, легко и с удовольствием отвечал на вопросы, в общем, внушал чувство удовлетворенности, убежденности, оптимизма, то есть в целом очень хорошо сделал свою работу.

Следует отметить, что такой объективный показатель, как фондовый рынок, среагировал позитивно.

Понятное дело, что Путин о многом умолчал. Пресс-конференция — это пиар-акция, и она была построена по законам пиара, на мой взгляд, на 5 баллов. Другой вопрос, в какой степени эта пиар-акция отражает реалии. Например, Путин совершенно грамотно ушел от вопросов по полониевому скандалу и скандалу с Белоруссией. Он ответил на эти вопросы по завету Наполеона, который сказал составителям своего кодекса: "Пишите коротко и неясно". Путин обвинил в отравлении Литвиненко "враждебное окружение" и сказал, что зря нас критикуют за политическое использование энергоресурсов. Ответ есть, но по содержанию ответа нет. Президент обошел трудные вопросы грамотно, эффективно, безукоризненно, как хороший пиар-менеджер. А после этого сконцентрировался на сильных сторонах. Так строится любая презентация — было бы наивно ожидать, что он будет свои болячки расковыривать.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)