Расследование Ивана Голунова раскрывает связи ФСБ и похоронного бизнеса

1 июля сразу несколько СМИ опубликовали совместное расследование корреспондента «Медузы» Ивана Голунова.

За несколько недель до этого Голунова незаконно обвинили в покушении на сбыт наркотиков, и журналистов из ведущих российских и зарубежных изданий о том, как московский рынок ритуальных услуг заняли предприниматели из Ставрополья.

«Сноб» пересказывает основные моменты расследования.

Фото Семен Кац для «Медузы»

Перестановка кадров

В 2015 году на пост директора ГБУ «Ритуал» назначили бывшего старшего оперуполномоченного Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Артема Екимова. Он должен был навести порядок в ритуальном бизнесе, в том числе и после случившейся позднее массовой драки на Хованском кладбище.

В 2018 году тогдашнего главу отделения ГБУ2 «Ритуал» Юрия Чабуева, под контролем которого находилось 31 кладбище, включая Хованское, отправили в колонию. На его место так же, как и на другие кладбища, назначили новых заведующих — выходцев из Ставропольского края без опыта работы в ритуальном бизнесе.

Основные подразделения «Ритуала» подчинили первому заместителю директора Екимова Валериану Мазараки. Охраной кладбищ стало заниматься ЧОП «Альфа-Хорс», основной владелец которого — 28-летняя Эмилия Лешкевич — родственница жены Льва Мазараки, брата первого заместителя гендиректора ГБУ «Ритуал».

Связь с банкирами

Лев и Валериан Мазараки жили и занимались бизнесом в Ставропольском крае, а также в Башкортостане и Краснодарском крае. Им принадлежал местный производитель алкоголя «Альянс», который не раз уличали в использовании спирта неизвестного происхождения.

В начале 2010-х годов они продали компанию и стали управлять несколькими банками — «Соцэкономбанком», Национальным банком развития бизнеса, «Маст-банком», «Вестинтербанком», у которых Банк России отозвал лицензии из-за отмывания денег и последующего вывода активов.

При этом сотрудники закрытых финансовых организаций переходили во вновь открытые, а сами банки занимали те же помещения. Например, один из них был акционером «Соцэкономбанка», возглавлял допофисы Национального банка развития бизнеса и «Маст-банка», а затем стал руководителем одного из территориальных подразделений московского ГБУ «Ритуал».

Связь с ФСБ

Бывший оперативник Артем Екимов получил пост директора ГБУ «Ритуал» после спецоперации в ГУЭБиПК. Ее начали после того, как в ходе следственного эксперимента высокопоставленного сотрудника Управления собственной безопасности ФСБ Игоря Демина попытались спровоцировать на получение взятки. В результате руководство ГУЭБиПК село в тюрьму за превышение полномочий.

По словам одного из источников, начальство оперативника еще в 2013 году предполагало, что Екимов возглавит московскую похоронную службу, поскольку тот был другом помощника главы управления ФСБ по Москве и Подмосковью Марата Медоева. Назначение Екимова продвигал глава УФСБ Алексей Дорофеев, рассказал собеседник.

Самого Дорофеева источники расследователей характеризуют как «небожителя»: «Генерал-полковник, кабинет, зимний сад. Не каждый начальник из «Детского мира» (штаб-квартира ФСБ России на Лубянке. — Прим. ред.) может к нему попасть».

Дружба между Дорофеевым, Медоевым и Мазараки подтверждается тем, что они сами или члены их семей не раз вместе отмечали семейные праздники на десятки миллионов рублей. Кроме того, жене банкира Анастасии Мазараки принадлежит участок в поселке клубного типа «Лесная бухта» на берегу Истринского водохранилища в Подмосковье, где ее соседи — Дорофеев и семья его помощника, подполковника Марата Медоева.

Связь с МВД

Владелец фирмы, которая занимается охраной кладбищ, Эмилия Лешкевич также является партнером по «Первой ритуальной компании» Сардала Умалатова, сына председателя Комитета нефтяной промышленности в парламенте Чечни. Сам Умалатов владеет несколькими компаниями вместе с Александром Колокольцевым — сыном главы МВД Владимира Колокольцева.

Помощник министра Ирина Волк сообщила «Медузе» от его имени, что сын главы МВД никогда не был связан с ритуальным бизнесом. Также министру неизвестно о какой-либо противозаконной коммерческой деятельности Александра Колокольцева. Сам он заявил журналистам, что «не имел и не имеет никакого отношения к ритуальному (похоронному) бизнесу».

Почему это важно

В начале июня корреспондента «Медузы» Ивана Голунова, известного своими расследованиями коррупции в московской мэрии и не только, отправили под домашний арест по обвинению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Однако полиция не представила убедительных доказательств причастности журналиста к преступлению.

11 июня после пикетов и широкой протестной кампании в СМИ обвинения с Голунова сняли. Правоохранители признали, что у них не было оснований задерживать его.

Латынина: Дело Голунова показывает крах системы, когда любой силовик может сделать всё, что угодно

Сам Голунов связал преследования со своим материалом о похоронном бизнесе. Вышедшее 1 июля расследование — его вторая часть. В подготовке статьи помимо Ивана Голунова участвовали журналисты из Forbes, The Bell, «Ведомостей», «Новой газеты», РБК, «Русской службы Би-би-си» и «Фонтанки», подключившиеся к работе после ареста Голунова. Полный текст расследования одновременно опубликовали более 20 российских и 10 иностранных изданий.

Иван Голунов рассказал, как ему подбросили наркотики

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:28)