Рассказ учителя наследника саудовского престола

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман аль-Сауд фактически стал лидером страны. Принца называют правителем, который изменит жизнь королевства, его имя звучит в связи с убийством журналиста Джамаля Хашогги.

Сотрудник Арабской службы ВВС Рашид Секкай вспоминает, как учил юного принца английскому в середине 1990-х годов.

В 1996 году я работал учителем в престижной школе «Аль-Анджал» в Джидде. Внезапно мне позвонили. Губернатор округа эр-Рияд принц Салман ибн Абдул Азиз аль-Сауд временно переехал в наш портовый город вместе с семьей. Его детям нужен был преподаватель английского.

Будущий монарх связался с администрацией школы, и вскоре меня уже везли в королевский дворец. Я должен был преподавать английский нескольким королевским детям от первого брака: принцу Турки, принцу Найефу, принцу Халиду и, конечно, принцу Мухаммеду.

Я жил в богатом районе города. Каждое утро в семь часов водитель забирал меня из дома и вез в школу «Аль-Анджал». После того как уроки заканчивались, меня везли во дворец.

Миновав массивные ворота с охраной, автомобиль проезжал мимо роскошных особняков с идеально ухоженными садами, за которыми присматривали работники в белой униформе. Парковка была заполнена элитными автомобилями. Именно тогда я впервые в жизни увидел розовый «кадиллак».

Во дворце меня встречал королевский распорядитель Мансур эль-Шахри - мужчина среднего возраста, с которым принц Мухаммед был близок и дружил.

Мухаммеду было интереснее проводить время с охраной дворца, чем сидеть на моих уроках. Как старшему из детей, ему позволялось делать все, что он захочет. Если мне и удавалось завладеть вниманием младших принцев, то только до тех пор, пока не появлялся Мухаммед.

Помню, как он принес в класс рацию, которую взял у одного из охранников. Сидя на уроке, он болтал по рации с братьями и охранниками, обменивался с ними шутками и иногда отпускал дерзкие реплики обо мне.

С тех пор как в прошлом году Мухаммед фактически стал лидером страны, он пытается старается подавать себя как модернизатора. Несмотря на противодействие религиозных фундаменталистов, принц инициировал экономические реформы, в которых нуждалось королевство, и начал программу по либерализации этой крайне консервативной страны.

Наблюдатели одобряют реформы, но критикуют Мухаммеда за нарушения прав человека, бесконечные военные кампании в соседнем Йемене, а с недавних пор - и в связи с убийством журналиста и критика саудовских властей Джамаля Хашогги в аравийском консульстве в Стамбуле.

Как-то раз принц огорошил меня, сказав, что его мать, принцесса, считает меня «настоящим джентльменом». Я никогда не встречался с принцессой - в Саудовской Аравии женщины королевских кровей не показываются на глаза незнакомцам. Единственной женщиной, которую я видел во дворце, была сиделка с Филиппин.

Я не знал, что за мной постоянно наблюдают. Принц показал мне на камеры внутреннего наблюдения, развешанные по стенам, и с того момента я стал неловко себя чувствовать во время уроков.

Я довольно быстро сблизился с Мухаммедом, его братьями и сестрами. Несмотря на то, что моими учениками были принцы, выросшие в роскоши, на уроках они вели себя как обычные дети - им было интересно учиться, но не терпелось играть.

Как-то раз распорядитель дворца Мансур эль-Шахри сказал, что со мной желает познакомиться будущий король. Салман хотел узнать, как идет обучение его детей. Я подумал, что это будет хорошей возможностью обсудить с ним поведение принца Мухаммеда.

Я ждал у дверей приемной наследника престола вместе с остальными учителями, которые, кажется, были хорошо знакомы с дворцовым протоколом.

Тогда к нам вышел будущий король, учителя инстинктивно встали со стульев. Я завороженно смотрел, как они один за другим подходят к наследнику, кланяются, целуют ему руку, быстро обсуждают что-то касательно детей и отходят.

Когда подошла моя очередь, я понял, что не смогу поклониться Салману. Я никогда этого не делал. И, пока страх не парализовал меня полностью, я взял руку будущего короля и крепко ее пожал. Я вспоминаю удивленную улыбку на его лице, но наследник престола ничего не сказал о моей оплошности.

Я в свою очередь ничего не сказал о том, что вытворял Мухаммед на моих уроках - к тому времени я уже принял решение оставить работу и вернуться в Британию. Через некоторое время эль-Шахри резко отругал меня за то, что я нарушил дворцовый этикет.

Кроме принца Мухаммеда, а также принца Халида, который стал послом королевства в США, ни один из моих учеников не занял публичного поста. Сегодня, наблюдая за тем, как мой бывший ученик Мухаммед делает шаги на международной арене, я вспоминаю то время как удивительный эпизод моей жизни.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)