Комментарии
Александр Гольц, «Ежедневный журнал»

Путин и пустота

В ночь на 18 июля благополучно и навсегда закончится то, что именовалось российской внешней политикой. По той простой причине, что политика эта потеряет предмет. Ведь что бы там ни говорили нанятые Кремлем на почасовую оплату политологи-пропагандисты, главный смысл российской внешней политики заключался отнюдь не в отстаивании национальных интересов (далеко неслучайно, что до сих пор никто не рискнул эти самые интересы сформулировать), не в создании экономических преференций отечественному бизнесу, не в поиске стимулов для зарубежных инвестиций и уж наверняка не в улучшении жизни российского народа.

На самом деле, главной, если не единственной целью российской внешней политики стало создание ситуаций, которые дают возможность Владимиру Владимировичу Путину пригласить в Россию лидеров других государств и в качестве хозяина выглядеть своего рода всемирным начальником. Так было в 2003-м при праздновании 300-летия Санкт-Петербурга. То же самое происходило в прошлом году в Москве на праздновании 60-летия Победы, когда во имя путинского триумфа столицу зачистили и от приезжих, и от москвичей, включая ветеранов Великой Отечественной. В Санкт-Петербурге эта политика должна достигнуть своей высшей точки — Путин станет хозяином уже не на празднике, а на встрече самых могущественных людей мира — лидеров восьми промышленно развитых государств. Именно под его руководством формируется повестка дня саммита, готовятся основные его документы. Председательство в «восьмерке» на самом деле дает немалые преференции стране-председателю. Она может добиться обсуждения как раз тех вопросов, которые важны для нее.

На первый взгляд это и произошло. Главный вопрос саммита — пресловутая энергетическая безопасность. Смысл российских предложений, на самом деле, чрезвычайно прост. Пользуясь ситуацией на мировом энергетическом рынке, Кремль предлагает партнерам, которые все как один являются покупателями нефти и газа, заключить долгосрочные контракты, пока цены столь высоки. Позиция, далекая от альтруизма, но вполне законная и оправданная — Россия, отставшая от партнеров в сфере высоких технологий, пытается сократить разрыв, стремясь сохранить на максимально долгий срок выгодную конъюнктуру. В условиях нестабильности ближневосточного региона, безумной политики лидеров Ирана и Венесуэлы, Россия на самом деле превращается в наиболее стабильный и надежный источник нефти и газа. Наши партнеры готовы в этих условиях закрыть глаза на то, что половина основных фондов в российском нефтегазовом секторе требует обновления, что объем добычи гораздо меньше, чем те обязательства, которые Москва взяла на себя в последнее время.

И все бы ничего, если бы при этом московские начальники не бубнили высокопарную невнятицу про превращение России в энергетическую сверхдержаву. Ведь если перевести все их сложные построения на человеческий язык, то получается, что продавец некоего важного для покупателя товара намерен не только получать деньги, но и навязывать покупателю свою волю. Демонстрацией чего стала попытка прекратить подачу газа на Украину. Путин еще десять раз может повторить, что его единственной целью было получить с Киева настоящую цену за наши энергоносители. Однако никуда не уйти от того, что это желание посетило Кремль ровно в тот момент, когда украинцы избрали себе «неправильного» президента, который заявил о намерении интегрироваться в НАТО и ЕС. Попытка взвинтить цены в отношении не всех, а вполне конкретных стран (белорусский батька, например, чрезвычайно уверенно отражает все атаки Газпрома) подрубает на корню доверие западных партнеров к России.

Совершенно очевидно, что путинская внешняя политика иррациональна. Совсем недавно на встрече парламентариев России и стран Североатлантического альянса кто-то из натовцев, измученных бесконечными претензиями и подозрениями российской стороны, попросил сформулировать, что конкретно Москва хочет от НАТО. Прямого ответа он не получил, но он читался во всех речах россиян: чтоб вас, блин, не было. На самом деле, отечественная дипломатия не может формализовать свои претензии ни к НАТО, ни к ЕС, ни к США, ни к отщепенцам из СНГ.

Дело в том, что главная цель нашей внешней политики состоит в бесконечных и бессмысленных попытках добиться все новых и новых демонстраций того, что «нас уважают». Как типичный алкоголик, кремлевский начальник пристает ко всем и каждому с сакраментальным вопросом. Потому что в душе ясно понимает: уважать не за что. Для Путина главный и единственный смысл санкт-петербургского саммита «восьмерки» заключается в том, что лидеры ведущих мировых держав будут вынуждены делать вид, что он им — ровня. Но, похоже, это случится в последний раз. Промышленно развитые государства несколько утомились от извивов путинской суверенной демократии. От заигрываний с Ираном, Северной Кореей и ХАМАСом. От попыток шантажировать Евросоюз перспективой «переключения» энергопотоков на Китай. От бессмысленных угроз принять на вооружение «не имеющие аналогов» боеголовки, которые существуют, мол, только для того, чтобы преодолевать американскую систему противоракетной обороны. Скандала в Санкт-Петербурге, конечно, не произойдет. Просто после его завершения наступит пустота, начнется постепенная изоляция. К сожалению, не только Кремля, но не исключено, что и всей России.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)