Михаил Эпштейн, Сноб

Протест против насилия сам перечеркивает себя, если оборачивается новым насилием

В свое время большевики провозгласили лозунг превращения мировой, «империалистической» войны в гражданскую — и преуспели в этом. Россия, ослабленная войной, вверглась в социальный хаос, из которого выдвинулась  новая, железная диктатура.

Боюсь, что нечто похожее происходит сейчас в США, в стране, больше других пострадавшей от пандемии.

Нынешняя мировая война — Первая вирусная — опасна не только непредсказуемыми медицинскими, но и социальными осложнениями. Без депрессивно-параноидального опыта последних месяцев — страха, самоизоляции, карантина, миллионов заболевших и сотен тысяч погибших — нынешние протесты, мирные и особенно немирные — не приобрели бы такого масштаба и градуса насилия. Вирус подал ЗАРАЗИТЕЛЬНЫЙ пример — и, выйдя за пределы биосферы, продолжает распространяться уже в социуме, как вирус агрессии и паники.

Нельзя не скорбеть о гибели Джорджа Флойда от полицейского садизма — и в память о нем миллионы людей проводят демонстрации по всему миру. Нельзя не поддержать их возмущениe, дух мирного протеста.

Но протест против насилия сам перечеркивает себя, если оборачивается новым насилием. Разве не достойна скорби смерть десятков людей, погибших в результате массового разбоя? Таких, как отставной полицейский, афроамериканец Дэвид Дорн, убитый мародерами в Сент-Луисе, когда он пытался защитить от них ломбард своих друзей.

Кто выступает в защиту десятков тысяч ограбленных, избитых, униженных? Они невиновны в смерти Флойда. Мало того, что пандемия обрекла многих на безработицу и разорение, так еще человекоподобные вирусы врываются в созданные ими бизнесы, магазины, рестораны, разрушая и грабя все на своем пути. Выносят кубометрами аппаратуру, крушат офисы и клубы, студии и галереи.

Почему не подымается всемирная волна негодования против этого массового насилия и грабежа? Где демонстрации против нарушения человеческих прав на жизнь и собственность?

Более того, часть интеллигенции прославляет пришествие Хама и его пляску над дымящимися развалинами. «Но вас, кто меня уничтожит, встречаю приветственным гимном» (В. Брюсов,1904-1905).  Кажется, прогрессивнейшее CNN готово повторить в саморазрушительном экстазе обращение русского поэта к «Грядущим гуннам», поскольку гунны, т.е. бандиты и мародеры, уже успели ворваться и нанести ущерб этому медиа-гиганту в Атланте.

Нападение на штаб-квартиру CNN в Атланте, о котором продолжает вещать CNN

Какое отношение эти грабители, жадно хватающие телевизоры, компьютеры и кроссовки, имеют к памяти убитого, — кроме того, что он сам в свое время отсидел в Техасе пять лет за вооруженный грабеж? Но разве именно это хотят чествовать мирные демонстранты — не право на жизнь и собственность, а право на насилие и мародерство?

Я полностью солидарен  с дочерью Мартина Лютера Кинга, Bernice King, которая резко осудила погромы в Атланте и еще раз подчеркнула главенство принципа ненасилия в наследии своего отца.

Со страстным призывом не допустить  перерастания мирного протеста в акты вандализма выступила мэр Атланты, афроамериканка Keisha Lance Bottoms, ставшая после этого героиней МИРНОГО протеста: «Вы бросаете ножи в наших полицейских. Вы сжигаете машины. Вы изуродовали здание Си-эн-эн. Вы позорите наш город...  Мы лучше, чем это. Как город, мы лучше этого. Мы, как страна, лучше этого. Идите домой. Идите домой... Если вы хотите перемен в Америке, регистрируйтесь на выборы».

У тех, кто причастен к российской истории, особенно болезненная память на такое извращение морали и справедливости. Дореволюционное самодержавие было повинно во многих грехах, за весь 19-ый век повесило пять декабристов, десять народовольцев и сослало несколько сотен «политических» на каторгу. Но пришедший на смену царизму и отомстивший за все его преступления революционный режим убил в тысячи раз больше, десятки миллионов.

У всех, усвоивших опыт ХХ в., должен выработаться, как инстинкт, страх перед «тотальным» возмездием, превышающим меру самого злодеяния, умножающим зло, подобно тому как размножается неживой вирус, попавший в живой организм.

 Я против того, чтобы невинные расплачивались за не совершенные ими преступления. Я против погромов, поджогов и мародерства, против оправдания «лютующей» (looting) толпы ссылкой на то, что богатые сами мародеры, как недавно заявил сенатор Берни Сандерс, следуя знакомой большевистской логике «экспроприируй экспроприаторов».

Я против политизации совести, которая осуждает одних убийц и оправдывает других.

Надеюсь, что, по крайней мере, для интеллектуалов, подогревающих и направляющих протест, зловещий опыт ХХ в. может послужить вакциной против новейшего политического вируса. У исторической памяти есть печальная привилегия — доносить этот опыт, прививать эту вакцину всюду, где начинается эпидемия «праведного насилия». Нельзя позволить пандемии выпустить на свет всех демонов зла и ненависти, а именно такой пандемоний мы наблюдали на улицах американских городов.

Джон Мартин. Пандемоний  (1841) (место, сбор всего греховного в подземном мире, другими словами — ад)

Миннеаполис, 2020

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:37)