Матвей Ганапольский, Эхо Москвы

Про угрюмость Путина: «Последняя фобия особенно опасна для России»

Чтобы понять то, о чём мы сейчас будем говорить, давайте вспомним, сколько лидеров в недавние года приезжали к Путину на День Победы.

Парад в Москве, 2021. Михаил Метцель/РИА «Новости»

В 2005-м году — 70 лидеров, среди которых Джордж Буш, Франсуа Оллан и Си Дзиньпин. В 2010-м, уже после мюнхенской речи, 24 лидера, среди которых Меркель. В 2015 — 23 лидера, но тут произошел перелом — крупных лидеров не было, но зато был Мугабе.

В 2020-м новое изменение — большинство лидеров из стран СНГ, крупных западных фигур нет вообще. И вот теперь рядом с Путиным стоит только Эмомали Рахмон из Таджикистана. Конечно, всё можно оправдать, к примеру, коронавирусом, но…

Давайте скажем прямо — Путин перестал быть международно авторитетным лидером. Авторитетный лидер, это тот, к которому не приехать невозможно. Но сейчас, если не приехать к Путину, то никаких последствий не будет, кроме его обиды. Просто Путин во время речи на День победы солжёт и скажет, что СССР один, только один, воевал с фашизмом. Заявление на уровне: «Всё! Наша любовь поломатая!»

То, что Путин опустил авторитет России донЕльзя демонстрируют, к примеру, и действия Чехии. Чехия заявила, что потребует от России более 47 миллионов долларов за взрывы на её военной базе. Замечу, что это заявила тишайшая и нижайшая, до недавнего времени, страна, которую давно оккупировал русский бизнес, и которая подобные шаги не объявляла даже как компенсацию за её оккупацию в 1968 году.

Более того, так и не понятно, есть ли у Чехии прямые доказательства причастности России ко взрывам, но теперь Россия как Иран или Северная Корея — если есть хотя бы малейший намёк, то он воспринимается как факт.

А на Совете ЕС на уровне глав МИД сейчас будут рассматривать «русский вопрос». И хотя новые санкции пока объявлять не будут, всё равно это симптоматично. Раньше международное сообщество рассматривало вопрос по Мугабе, а теперь по Путину, по его стране.

Но угрюмый Путин, который именно угрюмо — другого слова не подберу — просидел-простоял всю церемонию Дня Победы, выдав оставшимся ветеранам с барского плеча по 10 000 рублей, вряд ли думает о престиже страны, он думает о президентском бессмертии. Запад для этого не нужен. Телепропагандисты расскажут народу, что Путин самый лучший, Лавров привычно скажет, что «нас там нет», а Госдума примет новый ограничительный закон.

Кстати, Болгария, в которой, как известно, живут «братушки» и стоит памятник Алёше, который «болгарии русский солдат», тоже подозревает Россию в диверсии на своих военных складах.

Болгария подозревает Россию в диверсии — вы могли бы представить себе подобное двадцать лет назад. Даже десять!

Угрюмость Путина на Параде — это комплекс из фобий, которых, как кажется, взрослый человек, тем более президент, иметь не должен. Это фобия, что твоя страна там, где ступит ногой русский сапог; что все страны тебе что-то должны; что можно убить того, кто тебе мешает; что можно лгать, опровергая собственные слова. Но главная фобия, — что можно положить всю страну — её экономику, права человека, международный авторитет ради патологического желания быть пожизненным президентом.

Последняя фобия особенно опасна для России.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:114)