Вероника Белова

«Признак военной базы». Что появилось в Беларуси под прикрытием учебно-боевого центра?

Зачем понадобились действующие подразделения российских войск на территории Беларуси, какую угрозу они несут, и что теперь делать с этим «добром»?

Фото: Ваяр

По сообщению министерства обороны, в Гродно прибыли подразделения зенитных ракетных войск РФ для формирования учебно-боевого центра совместной подготовки ВВС и войск ПВО Беларуси и России. 3 сентября ожидается, что российские Су-30СМ приземлятся на аэродроме в Барановичах.

У многих специалистов такой «боекомплект» вызвал логичный вопрос: а не появилась ли на территории российская военная база под видом учебного центра? «Филин» попытался разобраться, в чем разница, и какую угрозу это может представлять для нашей страны.

Что это было?

Политолог Валерий Карбалевич обращает внимание на то, что оснащать учебный центр боевыми ракетными комплексами и самолетами не было никакой необходимости, не будь тут иных стратегических целей.

— По моему скромному представлению, для учебного центра не нужны действующие подразделения ракетных войск России. Для учебного центра достаточно макетов, отдельных образцов техники. Но ракетные комплексы и самолеты последней модификации — это признак военной базы, — считает эксперт. — Лукашенко много раз заявлял, что российская военная база здесь не нужна, ее не будет, потому что в этом нет необходимости. Но информация Минобороны дает основания подозревать, что военная база может появиться под видом учебного центра.

Журналист Сергей Наумчик считает, что усилением военного присутствия России на территории Беларуси Лукашенко расплатился с Путиным за поддержку в августе 2020 года.

— Это слово «учебный» не должно нас вводить в заблуждение. Поскольку самолеты Су-30СМ будут не из фанеры, и ракеты на этих самолетах системы «воздух-воздух» по 8 штук на каждом Су, общий вес боекомплекта до 4 тонн тоже будут не бутафорские, не из папье-маше  — это абсолютно реальные ракеты, — предостерегает Сергей Наумчик.

Обозреватель считает, что их появление на территории Беларуси несет серьезную угрозу для нашей страны:

— Мы могли бы теперь много рассуждать, как [российское] военное присутствие в Беларуси повлияет на имидж Беларуси в глазах демократического Запада, который и раньше воспринимал Беларусь как форпост военных интересов России на западном направлении. Но я скажу про практический результат. Российских военных в Гродно встречали хлебом-солью. А вот в штабах стратегического планирования НАТО места, где разместятся российские гости, будут обозначены как места для нанесения удара. И, возможно, ядерного удара. 

«Оставляет возможность для маневра Лукашенко»

И все же разница между военной базой и учебным центром есть. Отсутствие статуса военной базы оставляет правовую лазейку, позволяющую в любое время свернуть соглашения. То есть на объектах действуют белорусские законы.

Военный аналитик Егор Лебедок обращает внимание, что еще в сентябре 2020-го Путин, пользуясь слабостью Лукашенко, пытался серьезно расширить свое военное присутствие в Беларуси. Речь шла и о военных базах и даже о создании единого министерства обороны двух стран.

Появление учебно-боевого центра было компромиссным вариантом для Лукашенко.

— С одной стороны, он вынужден за удержание себя при власти идти на уступки России – вот и расширение российского военного присутствия в Беларуси. С другой – учебно-боевой центр формально не имеет статуса военной базы, и российское присутствие может быть оперативно свернуто без расторжения международных соглашений (кстати, пока о формально-правовой стороне совместного УБЦ ничего не известно), — отмечает Егор Лебедок. — Такая форма российского присутствия оставляет возможность маневра для Лукашенко. Тем более, что УБЦ ВВС и ПВО – это не сухопутные войска и не ССО, то есть представляют меньшую угрозу лично Лукашенко.

Эксперт напоминает, что решение о создании УБЦ было принято еще в ходе переговоров руководителей оборонных ведомств 5 марта 2021 года в Москве, но со временем все затихло. Активизировались процессы лишь недавно. Лукашенко подписал указ о проведении переговоров по продлению сроков российских объектов в Вилейке и Барановичах. А на прошлой неделе министр обороны Хренин был командирован в Россию (как и много других руководителей министерств и ведомств Беларуси).

— Надо полагать, что военные вопросы были некой составляющей торга по «интеграции», и они финализированы, остаются по экономике и политике, промежуточный результат чего будет виден после 9 сентября, — отмечает Егор Лебедок.

«Пока это не является критичным, но уже очень и очень неприятным»

Получается, что в Беларуси появятся российские войска ПВО на границе с Польшей. А С-400, закупку которых анонсировал Лукашенко, отмечают эксперты, как минимум в первое время будут использованы для боевого дежурства в интересах Единой системы ПВО, читай России.

— Получится очень хорошее перекрытие в воздушном пространстве Сувалкского коридора, да и в целом территории Литвы и Польши с учетом взаимодействия с Калининградской ПВО, — поясняет Егор Лебедок.

По мнению политолога Игоря Тышкевича, сам факт учебного центра не является проблемой с точки зрения присутствия.

— Проблема — если оборудование, техника, которые там стоят, работают на реальном боевом дежурстве в связке с российскими системами ПВО. И как это в таком случае соотносится с белорусским законодательством? Потому что де-факто — это несение боевой службы, это то, что может нанести реальный урон по крайней мере летательным аппаратам стран НАТО, — поясняет эксперт.

Это ставит Беларусь в ситуацию, где от нее мало что зависит. 

— Пока это не является критичным, но уже очень и очень неприятным, — констатирует Игорь Тышкевич. — И это является тем фактором, который снижает субъектность Беларуси именно как участника международных отношений. То есть в случае с безопасностью — ну, сорри — на вашей территории работает кто-то другой. О безопасности Беларусь от своего имени говорить уже не сможет.

Все это полностью перечеркивает создаваемый долгие годы для Запада образ Лукашенко как гаранта от сдерживания военного присутствия России в Беларуси. Теперь продать Европе этот «товар» крайне сложно.

— Конечно, Лукашенко позже может попробовать поторговаться с Западом за сворачивание УБЦ (российского контроля над системами ПВО). Например, если прибывшие системы будут проданы Беларуси или заменены на новые, а россияне уедут. Но в военном отношении системы все равно останутся в рамках единой системы ПВО, так себе «товар», — считает Егор Лебедок. — И дело не в западных санкциях, при Лукашенко военное российское присутствие в Беларуси было лишь вопросом времени.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.8 (оценок:47)