Анастасия Зеленкова

«Председатель сказал бабушке: «Если б не умер твой муж, уже была бы там, где живут белые медведи»

В рамках спецпроекта «Жертвы и палачи» рассказываем очередную историю читателя о том, как Красная Армия входила в Западную Беларусь и чем это обернулось для ее жителей.

В редакцию «Салідарнасці» пришло письмо от читателя Валентина Колба, в котором он рассказал о том, как семья его бабушки чудом избежала депортации. Вот что он пишет:

«Хочу рассказать историю, которую поведала мне моя бабушка, Колб (в девичестве Качановская) Любовь Ивановна, 1902 г.р., уроженка деревни Колбы Пинского района, примерно в 1977 году.

Осенью 1939 года, когда Красная Армия пришла на территорию Западной Беларуси, отдельный конный отряд красноармейцев заехал в деревню. Местные жители вышли встречать их кто с чем: кто нес яйца, кто — творог, кто — сметану, а кто пришел с куском свиного окорока. Люди это делали для того, чтобы не было грабежа и мародерства со стороны красноармейцев, поэтому сами отдавали, что могли.

Удивленные бойцы Красной Армии, в основном, уроженцы (как я понял) средней полосы России, спрашивали у крестьян, показывая пальцем на продукты: «Что это такое?» Видно, «освободители» никогда такого не ели, а кушали только «тюрю». Помните, как у Некрасова:

«Кушай тюрю, Яша, молочка-то нет.

— Где-ж коровка наша?

— Продали, мой свет».

Для тех, кто не знает, тюря — похлебка из кусков хлеба с водой.

После войны, по словам бабушки, председатель сельсовета, узнав, что, кроме скотины и домашней птицы, в хозяйстве имелись сечкарня и просарня, сказал ей: «Люба, если бы у тебя был жив муж (дед умер в 1946 году от пневмонии), ты бы уже была там, где живут белые медведи».

Получается, что, «благодаря» смерти мужа, она смогла остаться с детьми и избежать депортации в Сибирь».

Как Красная Армия входила в Западную Беларусь, действительно ли ее встречали с хлебом-солью и чем это обернулось для ее жителей, рассказал в интервью «Салідарнасці» историк Игорь Кузнецов.

«Вслед за частями Красной Армии шли 84 опергруппы НКВД, которые тут же составляли списки: кого на депортацию, кого под расстрельные статьи»

— Мы знаем, что в советских учебниках события 1939 года преподносятся, как освободительный поход Красной Армии, в результате которого Западная Беларусь воссоединилась с Восточной. А что на самом деле происходило и так ли радостно встречали «освободителей»?

— Скажу больше, в наших учебниках и сейчас так пишут. Лишь в начале 90-х был подвергнут критике сам термин «освободительный поход» и впервые была предпринята попытка объективно показать, что это историческое событие, помимо воссоединения Беларуси, имела трагические последствия. Впрочем, уже в 1996-1997 годы, при Лукашенко, в учебниках полностью была восстановлена советская трактовка событий.

Так что же это было? Напомню, что 23 августа 1939 года состоялось подписание Пакта о ненападении между Германией и Советским Союзом, по которому, согласно секретным протоколам, территория Польши подлежала разделу между этими двумя государствами. Территория Западной Украины и Западной Беларуси попадала в сферу влияния СССР.

И вот 17 сентября пришли «освободители», чтобы вызволить своих братьев и сестер, как писала советская пропаганда еще с 1921 года, от «гнета польских панов».

22 сентября 1939-го. Немецкие мотоциклисты смотрят, как танки Красной армии входят в Брест.

На самом деле, многие действительно искренне встречали Красную Армию. Хотя, когда они увидели самих «освободителей», стали закрадываться первые сомнения — у многих даже сапог не было, были так называемые анучи. Люди удивлялись: что же это за самая мощная армия? Танки есть, оружие есть, артиллерия, а почему они одеты так, почему лошади вместо машин?

А очень скоро радость и недоумение сменились ужасом. Вслед за этими частями Красной Армии шли 84 опергруппы НКВД, которые тут же составляли списки, сортировали: кого на депортацию, кого под расстрельные статьи.

РККА вступает в Вильно, 19 сентября 1939 года

После октября-ноября 1939 года начались массовые аресты, подготовка к депортациям и прочие репрессии. Хватило буквально двух месяцев, чтобы узнать всю ласку «освободителей»: реквизиции, мародерство, убийства представителей польской власти, военных, полицейских — отношение изменилось моментально.

— Читатель и пишет, что люди несли подношения, чтобы не было этого мародерства и грабежа.

— По мере продвижения Красной Армии многие уже были в курсе, чего ждать. Вот только этот метод «мы их накормим — и они пойдут дальше» не всегда срабатывал. Аппетит приходит во время еды. Если часть или гарнизон вставали на постой, население обкладывалось данью: устанавливалось, сколько деревня должна сдать литров молока, столько килограммов мяса и т.д. То есть, методы, которыми действовали немцы во время оккупации, тут уже активно применялись Советами с осени 1939-го.

И, кстати, действительно для многих красноармейцев, вошедших на территорию Западной Беларуси, все это изобилие было удивительно. В СССР долгие годы действовала карточная система. Продукты питания были крайне скудными, ограниченными, многие семьи особенно в глубинке не знали, что такое колбасные изделия, молочные продукты и др.

На советских плакатах «освобожденные» белорусы изображались в заплатках. На самом деле все было наоборот

А кем были эти военнослужащие? На территории Беларуси все советское время сохранялся экстерриториальный принцип: если ты белорус, ты не служишь в Беларуси, тебя направляют на Дальний Восток, в Казахстан, подальше от места, где родился. Поэтому и в 1939 году части Белорусского особого военного округа комплектовались на 70% представителями других союзных республик.

Характерная деталь: в 1939 году, когда Западная Беларусь уже была присоединена и начался тайный призыв, уроженцев Западной Беларуси старались отправить служить подальше. В Белорусском военном округе в 1941 году было не более 5% личного состава выходцев из Западной Беларуси. Этот контингент считался ненадежным. И собственно бои в Брестской крепости показали, что чаще сдавались в плен именно западные белорусы. Ненависть к советской власти, которая разрушила их семьи, репрессировала родных вызывало желание мстить и даже переходить на сторону врага.

— Вы говорите, что мародерство и грабежи со стороны Красной Армии в Западной Беларуси было обычным явлением?

— Историк Дмитрий Дрозд в своей книге «Осведомительной сетью выявлены…» приводит спецсообщения особого отдела НКВД о морально-политическом состоянии частей и подразделений второй танковой бригады, которая вошла в Западную Беларусь. Я процитирую:

«20 сентября вечером комиссар Гринченко взял с собой группу бойцов, вооруженных винтовками и пулеметом. Поехали в имение, где во дворе установили пулемет, направили ствол на имение и дважды произвели тщательный обыск. В результате было отобрано: одеяла, подушки, сапоги, щетки, патефон с пластинками, были изъяты продукты питания, репродуктор, свинья и другое».

Или читаем в спецсообщении от 13 октября 1939 года: «В городе Волковыске был вскрыт склад купца, из которого бойцы присвоили себе следующие вещи, которые до сих пор не сдали». Далее идет перечисление: «красноармеец Серенко присвоил костюм, красноармеец Борисов присвоил костюм и ремень, младший командир взял пять одеял, воентехник Мангалов привез еще какое-то имущество», и т.д.

Спецсообщения буквально пестрят аналогичными фактами. И не удивительно. Ведь бойцы Красной Армии доселе не видели такого изобилия, какое обнаружили в домах «бедных и несчастных» западных белорусов, которых освобождали.

В сентябре прошлого года под эгидой Национального архива Беларуси вышел сборник «НКВД в Западной Белоруссии. Сентябрь-декабрь 1939 года». Любопытно, что его авторы почему-то вырезали все, что касалось фактов мародерства, низкого морального и психологического состояния личного состава. Дмитрий Дрозд приводит эти купюры.

Например: «От агентуры продолжают поступать материалы о случаях мародерства. 29 сентября 1939 года командир взвода 27-го артиллерийского полка в одной из деревень у крестьянина изъял корову и тут же зарезал».

Или вот вырезали фрагмент: «6 октября 1939 года в три часа ночи к крестьянину Гельбовскому пришли три вооруженных военнослужащих и под угрозой оружия требовали от него 800 рублей денег. Забрали 27 плиток шоколада» и т.д.

И мы видим, что эти факты допускались, как со стороны командного состава, так и со стороны рядовых красноармейцев. А ведь на территорию Западной Украины и Западной Беларуси вошла группировка Красной Армии численностью почти 600 тысяч человек!

Очевидно, авторы сборника решили не вызывать излишние эмоции, а просто выкроили весь негатив, оставив только то, что подтверждало бы высокий уровень морально-политического состояния личного состава, и свидетельства о том, как население встречало с цветами и хлебом-солью «освободителей».

— Но ведь нельзя игнорировать и тот факт, что во время нахождения в составе Польши белорусы были ограничены в правах, закрывались белорусские школы, притеснялся язык.

— Да, этого никто не отрицает. Но человек был свободным. Да, с языком были проблемы, да, были ограничения, но это ни в какое сравнение не идет на фоне того, что сделала с ними советская власть…

Советская пропаганда любит еще рассказывать, что в Польше был очень высокий уровень безработицы, а в СССР безработицы не было. Но они не говорят, что в Польше по безработице получали пособия, в том числе белорусы, которые под гнетом находились. И это пособие было больше, чем зарплата в СССР!

А тут заявляют: «мы только освобождали». От чего освобождали? От изобилия? От свободы? В тюрьмах при Польше особо никто не сидел – в тюрьмах, в лагерях как раз сидели в СССР.

До этого никогда «бедные белорусы, которые жили под гнетом поляков, не знали, что такое дефицит спичек, мыла, керосина и т.д. И вдруг их перевели на эти нормы снабжения. И они стали по карточкам получать то, что могли свободно покупать за все время нахождения под «польской оккупацией» с 1921 по 1939 год.

И, конечно, последствия вот этого так называемого «освободительного похода» было трагичным для всех слоев населения.

— Читатель пишет, что бабушка избежала репрессий, потому что муж ее умер.

— Действительно, эта смерть стала защитой. В противном случае, она бы оказалась в тех районах, где гуляют белые медведи.

«Выгрузили при минус 40 на опушке в сибирской деревне — вот лес, руби, делай землянки»

И это не потому, что к ней проявили гуманность, как вдове. Не было у них такого понятия «гуманность». Если посмотреть на депортации 1940 года, то видно, что основную часть депортированных составляли женщины, дети и старики. Например, муж как офицер польской армии шел под расстрел, а семья на высылку. Советская власть старалась полностью избавиться от этих элементов, боясь, что если оставить семью, они будут мстить.

Фото с сайта kresy24.pl

Не было понятия жалости, было понятие разнарядка.

Внук участника Катынского расстрела: «Дедушка часто плакал»

В случае с бабушкой читателя получилось, что просто нет «главного вражеского элемента для репрессий», он умер сам. Но вот сотни, тысячи других семей пострадали куда больше.

Инфографика: Игорь Кузнецов

— Как можно оценить жертвы того «освободительного похода»?

— Даже по официальным данным, получается, что около 130 тысяч было депортировано с территории Западной Беларуси в период с февраля 1940 года по 22 июня 1941 года. По моим же подсчетам, число депортированных с территории Беларуси значительно больше — примерно 190-200 тысяч.

Историк Кузнецов: «Люди думают, что близкий пропал в ссылке, а на самом деле его расстреляли» (список)

И это не считая тех, кто был расстрелян, попал тюрьму или лагеря. Кого-то как «офицера польской армии» расстреляли в Катыни, кого-то в Харькове, кого-то под Тверью. И эти цифры мы не знаем точно. По официальным данным, не менее 3870 офицеров польской армии было расстреляно по так называемому «белорусскому катынскому списку», но эта цифра опять-таки занижена в 2-3 раза. Нет у нас статистики, сколько было осуждено к высшей мере наказания среди гражданских лиц.

Вот она цена «освобождения от гнета польских панов»!

***

Спецпроект «Жертвы и палачи» посвящен истории репрессий в Беларуси в 20-50-е годы. Мы покажем уникальные, ранее не опубликованные документы и свидетельства, представим экспертное мнение, познакомим с историями людей, которые были репрессированы, а также их палачей.

Вы тоже можете поделиться историей своей семьи. Пишите нам (nz13.by@gmail.com), и мы расскажем о ней на страницах «Салідарнасці».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:109)