В мире

Похоже, Украина, наконец, станет кандидатом на вступление в ЕС. Какими будут последствия?

Еврокомиссия рекомендовала предоставить Украине и Молдавии статус кандидатов в члены ЕС. Какими будут последствия этого решения, объясняет Медуза.

Дорога в Евросоюз для Украины открыта?

Нет, до вступления в ЕС еще далеко. Речь идет только о предоставлении статуса государства-кандидата. Более того, даже о нем окончательное решение принимает не Макрон и даже не Еврокомиссия. Необходимо единство всех 27 стран ЕС.

Сразу после начала войны Украина подала заявку на вступление в ЕС. Затем заполнила опросник Евросоюза (в этом видео на него можно посмотреть) — это было сделано буквально за месяц. Скорость беспрецедентная для таких процедур: к примеру, Босния и Герцеговина заполняла опросник больше года.

Теперь Еврокомиссия во главе с фон дер Ляйен либо рекомендует предоставить Украине статус кандидата, либо откажет в этой рекомендации (так случилось, например, с Боснией и Герцеговиной, заявку которой несколько раз отправляли на доработку). Если Еврокомиссия даст зеленый свет, 23 июня произойдет самое важное и напряженное — голосование всех стран Евросоюза на саммите в Брюсселе. Решение там должно быть принято единогласно.

Одновременно с Украиной заявки подали также Грузия с Молдовой. 17 июня Еврокомиссия озвучит мнение по поводу кандидатского статуса и этих стран.

Статус кандидата гарантирует, что через какое-то время Украину примут в Евросоюз?

На самом деле нет. Лучше всего об этом знает Турция, которая стала кандидатом в члены Евросоюза еще в 1999 году и до сих довольно далека от вступления в организацию (а учитывая авторитарный стиль правления Реджепа Эрдогана, пожалуй, даже дальше, чем двадцать лет назад).

Украине предстоит большой путь реформ, некоторые из которых могут оказаться довольно болезненными, потому что будут бить по сложившейся в стране системе отношений.

Северная Македония была объявлена кандидатом еще в 2005 году, Черногория — в 2008 году, а Сербия и Албания — в 2009-м. Ни одна из них до сих пор не вступила в Евросоюз.

Согласно, пожалуй, самой правдоподобной оценке (основанной на опыте других стран и понимании брюссельских процессов), при положительном решении Еврокомиссии на полноценную евроинтеграцию Украине понадобится от 10 до 20 лет. В МИД Франции в мае заявляли, что вступление Украины в Евросоюз «займет 15–20 лет».

Честно говоря, выглядит так, что ЕС хочет просто отмахнуться от Украины. Неужели нельзя было просто принять ее в организацию?

Нет. Украина в нынешнем виде не может войти в Евросоюз — она просто не готова по очень четким критериям (европейские политики говорят об этом прямо). Другое дело — статус кандидата, который немецкий парламентарий (и один из горячих сторонников вхождения Украины в ЕС) Йоханнес Шрапс в разговоре с «Медузой» называет «даже не шагом, а просто поворотом в сторону Евросоюза». Наделение Украины этим статусом не будет стоить европейцам почти ничего, но позволит отправить Киеву позитивный сигнал.

И это прогресс. Ведь раньше идея сделать в сторону Украины даже этот «символический жест» (еще одна характеристика Шрапса) встречала в ЕС жесткое сопротивление. В 2017 году Нидерланды согласились подписать соглашение об ассоциации ЕС с Украиной (его тоже должны были одобрить все страны Евросоюза) только после внесения поправок, согласно которым ассоциация никоим образом не гарантирует вступления в ЕС и не предусматривает финансовую и военную помощь Киеву.

Все изменило вторжение России в Украину.

Если пять лет назад вступление Украины в Евросоюз поддерживало менее 50 процентов европейцев, то после 24 февраля эта цифра выросла до 66 процентов.

Если раньше (что видно хотя бы по Нидерландам) европейцы опасались, что им придется платить за приведение к европейским стандартам украинской экономики, то теперь они согласны это делать: 80 процентов жителей ЕС считают, что Брюссель должен оказать Киеву финансовую помощь.

Европейцы по-прежнему понимают, что Украина не готова к вступлению в ЕС, но теперь, возможно, готовы дать ей аванс в виде кандидатства. Задача сторонников украинской евроинтеграции — убедить сомневающиеся страны, что на этом подарки закончатся и Украину не собираются принимать в ЕС по какой-то облегченной процедуре.

От Киева в будущем потребуют всех необходимых реформ, но в ситуации войны важно продемонстрировать поддержку.

Но хотя бы статус кандидата Украина точно получит?

Не точно, но с большой вероятностью.

Еврокомиссия наверняка рекомендует предоставить его (об этом говорят многие источники в руководстве ЕС). «Комиссия не забывает, что Украина — единственная страна в Европе, где в людей стреляли, потому что они вышли на улицы с флагами ЕС, — цитирует Politico одного из высокопоставленных чиновников в Брюсселе, — теперь мы не можем сказать им: „Извините, ребята, вы размахивали не тем флагом“».

Но стопроцентных гарантий нет и тут. Формально Еврокомиссия дает независимое заключение о том, готова ли страна стать кандидатом, не опираясь и не ориентируясь на мнение отдельных стран.

Но Урсула фон дер Ляйен, скорее всего, в курсе позиции каждой из них. И теоретически Еврокомиссия может отказаться от рекомендации, чтобы избежать фиаско на голосовании, на котором, напомним, все страны должны единогласно высказаться в пользу Украины. Правда, после совместного заявления Франции, Германии, Италии и Румынии о поддержке Киева представить разногласия трудно.

И все же Евросоюз устроен так сложно, что сюрпризы не исключены до последнего момента. А финальное решение, напомним, должно быть единогласно принято всеми странами организации 23 июня.

Какие страны за, а какие против Украины?

В последние дни речь шла о трех сомневающихся странах, названия которых открыто не звучали. Однако можно предположить, что это Нидерланды, Дания и крупная страна вроде Франции или Италии. Среди противников также называли Португалию.

Франция и Италия точно поменяли позицию (если вообще когда-то были против). Сложнее было с Германией: канцлер Олаф Шольц проводит неоднозначную политику в поставках Украине вооружений, а в вопросе ее европейских перспектив старался избегать конкретики. Однако Украину, по словам депутата Шрапса, поддержал немецкий парламент (кроме «Альтернативы для Германии»), и немецкие депутаты ясно передали министрам свою волю.

То, что мнение депутатов услышано, стало понятно после киевского заявления Макрона: Германия на голосовании поддержит Киев.

Похоже, что как Еврокомиссия, так и правительства стран ЕС в этот раз желают продемонстрировать сплоченность и не хотят радовать Россию раздором в своих рядах.

Серьезным аргументом против может стать позиция Балканских стран. Многие из них живут с кандидатским статусом больше десятилетия и получили его далеко не сразу после окончания кровопролитных войн на своей территории. Расширение именно в этом регионе до последнего времени было приоритетом ЕС, резкое изменение вектора может вызвать недовольство уже там.

Что в Москве думают о перспективах вступления Украины в ЕС?

Раньше Россия смотрела на европейскую интеграцию Украины более-менее нейтрально. Во всяком случае, куда мягче, чем на вопрос о ее присоединении к НАТО (который стал одним из поводов для вторжения). В марте представители российской делегации на переговорах с Киевом говорили, что Россия не будет возражать против вступления страны в ЕС.

Однако в мае, на фоне поставок вооружений в Украину и усиления санкций, позиция России, судя по резким заявлениям дипломатов, изменилась. Так, заместитель постпреда России в ООН Дмитрий Полянский заявил, что Россия больше не видит разницы между вступлением Украины в Евросоюз и в НАТО.

А глава МИД Сергей Лавров объявил, что ЕС из конструктивной экономической платформы «превратился в агрессивного, воинствующего игрока, который уже заявляет о своих амбициях далеко за пределами Европейского континента».

Учитывая, что Москва склонна менять риторику и декларируемые цели, трудно сказать, как получение кандидатского статуса отразится на ходе боевых действий и дипломатических переговоров.

А что будет с Молдовой и Грузией? Они же тоже очень хотят в ЕС

Судя по последней информации из Брюсселя, Еврокомиссия порекомендует дать статус кандидата не только Украине, но и Молдове, а вот по Грузии «остаются вопросы».

При этом немецкий депутат Шрапс считает, что было бы логично, чтобы обе эти страны, значительно меньшие по размеру и населению, получили статус кандидата «в одном пакете с Украиной». Кажется, российское вторжение сделало и их европейские перспективы более реальными.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(12)

Читайте еще

Война, 1 октября. Россия сдает Лиман: «Это серьезный репутационный урон РФ». Глава разведки Украины: Лукашенко боится вступать в войну. Похищен глава Запорожской АЭС

«Если снарягой помочь хотите, то ребята не против. А если смуту сеять, то не по адресу»

Война, 30 сентября. Путин подписал договоры о «присоединении к РФ» новых территорий. «Бал сатанистов» на Красной площади. Украина подала заявку на вступление в НАТО. История, перед которой меркнут трагедии Эсхила

Война, 29 сентября. Объявлена дата подписания договоров «о вступлении в состав РФ новых территорий». Украинская разведка: в Беларуси готовят места для размещения 20 тысяч мобилизованных россиян. Финляндия закрывает границу для граждан России

Война, 28 сентября. Новый пакет санкций ЕС против России. Как на самом деле выглядит российская армия — показывают мобилизованные. Большая часть газа из «Северных потоков» утекла. Лукашенко в Абхазии

Война, 27 сентября. «Могилизация»: активисты оставили обращение на могиле родителей Путина. Нет воды, еды, туалетов, но будет мобилизационный пункт: как россияне переходят границу с Грузией. Мобилизованных россиян сразу везут на фронт