Зацепило!
Павел Дмитриев

Помочились на голову и пообещали расстрелять: две истории об имидже людей в погонах

Зацепило! История с омоновцами, которые избивали подростков и угрожали изнасилованием, напомнила другую, очень похожую историю.

«Генетическая экспертиза подтвердила, что на волосах у молодых людей были следы мочи»

Для начала пару слов о нынешней. Рассказ матери одного из несовершеннолетних, которую она поведала правозащитникам, впечатляет. Кроме привычных подробностей (увы, но такое мы слышим очень часто) типа: «омоновцы начали руками и ногами бить по голове и туловищу», «положили их лицом в пол, надели наручники за спиной и продолжили избивать» есть и вот какой эпизод:

«К ребятам приблизился один из сотрудников ОМОН и высказал сожаление, что им нет 18 лет, иначе он с удовольствием бы осуществил над ними насильственный анальный половой акт, и в будущем они в местах лишения свободы стали бы лицами с низким социальным статусом. После таких угроз их обездвижили лицом вниз, послышался звук снимаемых штанов, на головы задержанных полилась какая-то жидкость».

Впоследствии, после неоднократных жалоб, генетическая экспертиза подтвердила, что на волосах у молодых людей были следы мочи. Однако проверка не смогла установить, кто конкретно из сотрудников правоохранительных органов это сделал. И почему-то кажется, что уже и не установит.

Не исключено даже, что в скором времени выяснится, что парень сам себе помочился на голову, чтобы подорвать имидж доблестных стражей правопорядка, при этом наносил себе удары, а потом накинулся на омоновцев с кулаками. Кстати, те уже написали заявления на обоих несовершеннолетних, обвиняя в нападении.

Но в этой истории удивительна даже не сама ситуация. Тут как раз все очень стандартно. У нас, если верить милицейским протоколам, граждане часто нападают на людей в форме, натыкаясь при этом на разные предметы, оставляющие на теле синяки и ссадины. Некоторые даже умирают после этого в тюрьме. Тут показательно другое. А именно эпизод с мочой и изнасилованием (вернее, его угрозой).

Ведь, заметьте, все это происходит не в тюрьме среди урок и маргиналов. Этот урок жизни «по понятиям» преподносят двум подросткам люди в погонах!

Хотя, может быть, доблестных сотрудников ОМОНа просто оговорили? На самом деле, не мочились они никому на голову, не били и не угрожали изнасиловать? Действительно, человеку, который с этим никогда не сталкивался, подобное могло бы показаться дикостью, чтобы быть правдой. Но проблема в том, что такая история не одна.

Часто приходится слышать от задержанных о том беспределе, который никак не вписывается в понятия чести и достоинства людей в погонах.

«Всех вас надо над одной ямой расстрелять и закопать!»

В этой связи почему-то вспомнилась история с разгромом палаточного городка после выборов 2006 года. Тогда участники лагеря, многие из которых были несовершеннолетними, тоже смогли почувствовать на себе всю силу не только кулака, но и моральных унижений. Рассказы о том, как их обещали изнасиловать, а потом вывезти в лес и расстрелять не раз повторялись участниками площади.

Вот отрывок из дневников Даши Костенко:

«Время от времени ОМОНовцы от двери принимались орать: «Так! Поймали тишину! Молчать! А то будете сейчас по автобусу летать! У кого увижу телефон - кровью с…ать будете! Эй ты, дед, руки поднял! Чтоб я видел твои руки!».

Потом автобусы куда-то свернули, еще раз свернули. По крыше и окнам заскребли ветки. Незнакомая женщина в панике крикнула: в лес везут!

— Ага, стрелять вас будем, — ухмыльнулся один из охранников.

Но кто-то сориентировался, сказал: наверное, привезли в спецприемник-распределитель на улице Окрестина.

Когда приехали, снова был крик: «Так! Выходить по одному! Лицом к стене!». Меня вывели одной из первых на этот белый, белый дворик. Грязно-белый снег, грязно-белые стены, прожекторы слепят глаза. Белые лица, огромные растерянные глаза людей. А небо стало черным, и в нем не было больше звезд. Черные тени плясали на белых стенах, черная форма ОМОНа вокруг. Люди выходили молча, слышен был только ор «бойцов», как перекличка, между собой: «Суки вонючие, революции им захотелось! Да от них воняет, как от бомжей! Алкаши, фу, сивухой несет! Наркоманы! Бомжи! Шлюхи! Всех вас надо над одной ямой расстрелять и закопать!».

«Руки к стене!» Меня толкают к белой стенке, такой холодной, что кажется, будто руки к ней сейчас примерзнут. Сзади «в затылок» ставят еще кого-то, и молодой парень становится рядом справа. «Стоять! Не оборачиваться! По сторонам не смотреть!».

Мне снова становиться страшно. Стоя руками к стене, чувствуешь себя полностью беззащитным, спина каменеет от напряжения, плечи и шею даже судорога сводит».

И я смотрела, слушала, запоминала. Как ОМОНовцы подошли к мужику из «Молодого Фронта», усатому, русоволосому, в защитной куртке, стоявшему у стены. Один из них этак буднично сказал: «Ну что, старый знакомый? Сейчас мы тебе покажем, что мы ОМОН, а не кучка пидоров». И коротко, без замаха саданул его в живот. Я повернулась и смотрела, пока на меня не рявкнули: «Лицом к стене!». Но лицом к стене, когда слышишь только отвратительные глухие звуки ударов, еще страшнее.

С другой стороны гоготали, видимо, проверяя документы у украинца. «Что, хохол, своего сала мало было, к нам приперся? На револю-юцию!».

Потом стали издеваться над каким-то стариком: «Смотрите, старикан-то обмочился! Обделался! Ха-ха! Куда тебе, дед, на митинг, все штаны мокрые! Смотрите, старичок обделался».

Рядом со мной ОМОНовец сказал парню тихо, почти ласково: «Что, прозрачное стекло, хочешь в страну вечной охоты?». Видать, обсмотрелся какого-то фуфла по телевизору.

Пару раз кто-то из спецназа, видимо, офицер, выходил на крыльцо и орал: «Ну что, уроды, «жыве» ваша Беларусь? Не слышу ответа!».

После этой истории думалось, что сотрудников ОМОна специально натравлиают на оппозицию, представляя моральными уродами и лицами, дестабилизирующими обстановку в стране. Тогда их действия выглядели жутко, но, по крайней мере, объяснимо. Но вот история повторяется, только в машине ОМОНа уже оказываются не представители оппозиции, а обычные ребята с улицы.

Недавно министр МВД Игорь Шуневич сильно обеспокоился улучшением имиджа доблестных стражей правопорядка.

Вам, правда, после этих двух историй еще что-то надо знать об имидже людей в погонах?

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)