Политолог Пастухов: «Сталинизм, о котором мечтают нынешние обитатели Кремля, бессодержательный и гибкий как пластилин»

Научный сотрудник University College London – о природе натурального сталинизма, и почему он не вписался бы в реалии современной России.

– Давайте смотреть правде в глаза. Нынешняя вспыхнувшая яркой свечой в ночи любовь режима к сталинизму абсолютно иррациональна и, если вдуматься, лишена какой бы то ни было прагматичной мотивации, – пишет политолог Владимир Пастухов на Эхе Москвы. – Это именно тот самый случай, когда любовь зла, полюбишь и козла. Если бы в России сегодня реально восторжествовал не мнимый, а натуральный сталинизм, каким он на самом деле был, то практически ни у одного видного деятеля путинского правления не было бы шансов выжить.

Зачем им его возвращать? Ведь братья Ротенберги тогда бы были расстреляны как агенты мирового сионизма, даже не успев построить Крымский мост, а Сечин получил бы десять лет без права переписки как китайский шпион и познал бы силу Сибири на лесоповале. Об остальных не сохранилось бы даже архивных записей.

Разгадка этого феномена предельно проста. Они и не собираются его возвращать. Им нужна только легенда. Тот сталинизм, о котором мечтают сегодняшние правители России, не имеет вообще никакого отношения к реальному сталинизму, практиковавшемуся в СССР в прошлом веке.

Точнее, он похож на тот старый сталинизм как телефон Старика Хоттабыча, выпиленный из куска цельного истого золота, на настоящий телефон. Кремль хотел бы позаимствовать насильственную оболочку от сталинизма, выбросив на помойку все его конкретно-историческое содержание.

В том, оставшемся в прошлом веке, поток этого насилия не просто управлялся единолично Сталиным, но и сам Сталин был частью этого потока, его главной щепкой, несшейся по течению бесконечной реки, вытекавшей прямо из подземелья русской революцией. Первобытный, дикий и неуправляемый сталинизм, который имел жесткую идеологическую начинку, структурировавшую транслируемое государством массовое насилие в четкую и безотказно работающую систему, никому сейчас не нужен.

Сталинизм, о котором мечтают нынешние обитатели Кремля, бессодержательный и гибкий как пластилин. Он должен быть удобным в использовании, регулируемым под нужды пользователя и безопасным для тех, кто им владеет. И, конечно, он не должен мешать зарабатывать и передавать заработанное по наследству. И это, пожалуй, самое главное. Ведь сталинизм в точном, строгом смысле этого слова и частная собственность несовместимы. Как только мы вводим в систему возможность неограниченного личного обогащения, сталинизм заканчивается.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:27)