Максим Соколов, "Известия"
Под сенью белого орла

После того как специальные репортеры и сотрудники ФСБ изобличили в Москве английских шпионов, белорусский КГБ, поревновав коллегам, также решил произвести разоблачения. Но если ФСБ как-то следовала изобличительным канонам, предъявив волшебный камень, видеосъемку, изображающую секретаря британского посольства etc., то КГБ РБ, будучи органом молодым и неопытным, решил, что точное следование жанру необязательно, а достаточно важно объявить: "На базе посольства Польши действует резидентура иностранных спецслужб" и "выявлены факты осуществления агентурной разведки".

Что в польской миссии есть не только дипломаты, но и агенты дефензивы — кто бы сомневался. В штате любого посольства наблюдается подобное сочетание, и вряд ли поляки являются исключением. В одном из романов Ю. Семенова Штирлиц рассуждал по поводу уругвайских агентов в Берлине: "Зуд в простате, а не разведка — и туда же лезут". Если даже уругвайские спецслужбы шпионили в Европе, то в принципе не исключено, что и дефензива сегодня занимается тем же. Но, как правило, о таких очевидных вещах принято сообщать лишь в особенных случаях — когда посольская резидентура сработала очень грубо и попалась с поличным. Если предъявить нечего, то просто сообщать, что в посольстве некоей державы занимаются разведкой, не имеет смысла — а в каком не занимаются? Тем более что из сообщения белорусских чекистов невозможно даже понять, кто именно там этим занимается. Если говорится, что "на базе посольства Польши действует резидентура иностранных спецслужб" (а не просто спецслужб), создается впечатление, будто польская миссия крышует не своих, а чужих разведчиков, которым боязно устраивать резидентуру в своем посольстве — в польском куда безопаснее. Шпионаж — дело тонкое, возможно, под сенью белого орла устроилась резидентура японской разведки, но если уж решено выступать с публичными разоблачениями, отчего же об этом прямо и не сказать?

Впрочем, для белорусских чекистов нет различия между разведкой и плетением интриг — разведчиков, дипломатов и сотрудников НКО "объединяет одна общая задача, связанная со сбором тенденциозной информации о событиях внутри нашей страны, и создание разного рода информационных поводов, особенно связанных с так называемыми нарушениями прав человека". Российские чекисты, тоже не будучи образцом изящества, все же усвоили, что разведка, МИД и НКО — это в принципе разные вещи и лишь в некоторых скорбных случаях они смешивают свои функции, о чем сотрудники ФСБ с болью бывают вынуждены сообщить, тогда как для их белорусских коллег три данные ипостаси от века находятся в нераздельном единстве.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)