Максим Яремко

Почему в Европе опять актуальна военная подготовка детей

Гуманистическое мировоззрение нового времени предполагает, что дети и армия – вещи несовместные. Однако, с древности и до наших дней они оказывались вместе гораздо чаще, чем того хотелось бы гуманистам.

Феномен военного образования подростков имеет давнюю традицию. Латинский термин «iuvenes» или «iuventus» – молодёжь – использовался в отношении 14-летних римских мальчиков, которые были достаточно взрослыми, чтобы начать военную подготовку. В Средние века, начиная с 14 лет, дети становились оруженосцами, которые оказывали помощь рыцарям, к примеру, несли ночной караул и чистили оружие.

В 18-19 веках мальчики лет восьми-девяти перезаряжали орудия на военных кораблях – за это их называли «пороховыми обезьянками». До 19-го века подростки служили барабанщиками в армиях разных стран. В Российской империи вплоть до начала 20-го века в каждой воинской части был, по меньшей мере, один юный барабанщик, а на каждом корабле – несовершеннолетний гардемарин.

В 20-м веке военизированным воспитанием подростков занялись особенно плотно. Скаутские лагеря в США и пионерские в СССР были, по сути, местами, где детей, в той или иной форме, приобщали к начальной военной подготовке.

Свои коррективы внесла и Вторая мировая. В нацистской Германии 14-летним подросткам позволяли служить в частях фольксштурма. Добровольцы из гитлерюгенда вступали в отряды, которым поручалось прикрывать отход частей вермахта, а также совершать диверсионные акты в тылу войск антигитлеровской коалиции.

В частях Красной армии нередко встречались «сыны полка», от горшка два вершка. Кроме того, советские подростки воевали в партизанских отрядах и участвовали в подпольных организациях на оккупированных территориях. Кто из представителей старшего поколения не помнит пионеров-героев Марата Казея и Валю Котика? К моменту гибели им было всего-то по 13-14 лет.

Крах «империи зла» в 1991 году значительно демилитаризовал европейское общество. Однако военная подготовка юношества стала вновь актуальна после 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и развязала гибридную войну на Донбассе. Когда тебе на ухо злобно дышит российский медведь, обучать навыкам противостояния этой зверюге не будет лишним даже детей.

Как, например, это делают в Латвии, где уже сегодня в обычных школах вводится военное обучение, а в планах – создание специализированной школы военных кадетов.

Свой опыт в этом деле имеет и Венгрия, не раз подвергавшаяся российскому вторжению. Неправительственная организация Honvédsuli (Школа гражданской обороны) каждое лето организует военные лагеря, где подростки от 10 до 18 лет живут в палатках, тренируются в армейском режиме и стреляют из почти настоящего (страйкбольного) оружия.

Курсанты Honvédsuli участвуют в учениях на лугу. Все фото Mate Bartha

Во время пребывания в лагере курсанты носят форму времён Первой и Второй мировой войны – в память о венгерских ветеранах – а также проводят техническое обслуживание военных могил в окрестных деревнях.

«Мы предоставляем альтернативу занятиям спортом в гражданской среде, которая укрепляет способность нации защищать себя», – сказано на сайте организации. Кстати, среди педагогов школы люди самых разных профессий, от экспертов по поддержке семьи до бывших солдат французского легиона.

Мальчик с камуфляжной раскраской лица обучается навыкам маскировки

Венгерский фотограф Матэ Барта провёл в лагере Honvédsuli несколько месяцев, наблюдая, как подростки живут в палатках, набивают первые синяки и впервые знакомятся с такими понятиями как долг и ответственность.

«Офицеры с уверенностью контролируют сообщество из 40-50 детей: они учат их выстраиваться в очередь или ходить по приказу, и что наказание за мусор или плохую речь наказывают. Они учатся использовать точные копии реальных орудий и приобретают знания о выживании в природе. Недельные лагеря завершаются военными играми, в которых команды сражаются друг с другом в окружающей дикой местности.

Запрет на использование телефона или сам поход в лагерь создает тяжёлую физическую и психологическую нагрузку для многих из них. Мотивационные тренировки, направленные на то, чтобы раздвинуть свои границы, иногда пугают. Некоторые уходят, другие решают вообще не участвовать. Но когда они сидят вместе у костра вечером, они все гордятся собой. Здесь они – возможно, впервые – сталкиваются со свободой, границами, болью и любовью», – так описывает Барта свои впечатления от пребывания в Honvédsuli.

День напряженных занятий окончен, дети отдыхают у костра

А что у нас?

В то время как Европа адекватно осознаёт, кто сегодня является потенциальным агрессором на европейском континенте, белорусская власть ведёт себя как тот сказочный мужик, что пригласил лису стеречь курятник. Учащиеся белорусских школ чаще слышат о «славе российского оружия», нежели белорусского, и имя Суворова знают куда лучше, чем имена Николая Радзивилла или Константина Острожского.

Тех, кто обучает подростков военным навыкам, основываясь на действительно патриотических принципах, бросают в кутузку по сфабрикованным обвинениям и называют «чёрными душами». Зато у нас разлюли малина всяким «казачьим братствам», пестрящим российской символикой, которые устраивают для юных белорусов военные сборы, а то и вообще вывозят их в Россию, где отдают на «обучение» боевикам ДНР.

В этой ситуации остаётся надеяться лишь на то, что сказочный мужик опомнится раньше, чем лиса перетаскает всех кур.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:42)