Виктор Шендерович, ”Ежедневный журнал”
По соседству с Дахау варили отличное пиво

«Когда плывешь в лаве, не чувствуешь температуры». Кажется, это Юрий Трифонов. Все чаще пробую эти слова на зубок применительно к самому себе. Чувствую ли ее адекватно? Или тихая ежедневность, разбавленность происходящего все-таки обманывает, как обманывала миллионы людей до меня? Ведь в каком-нибудь тридцать пятом в Сокольниках тоже катались на коньках, а по соседству с Дахау варили отличное пиво…

И только потом, сильно потом, время зацементировалось в сознании как проклятое.

Не хочется запугивать себя и окружающих. Да и неловко: кругом очереди в кино на продолжение «Иронии судьбы», а ты ходишь среди праздника и бормочешь чего-то тревожное под нос, неадекватный, как Кассандра...

Ирония судьбы заключается в том, что мера адекватности Кассандры выясняется после гибели Трои.

…А может, и проскочим — и когда гной, копящийся сегодня под кожей, пойдет наружу, он, по крайней мере, окажется без крови. ГУЛАГа не будет, и Дахау не будет — для экзерсисов такого масштаба нужна сильная, настоящая идеология; преступная, но истинная. Та, за которую миллионы людей будут готовы убивать и умирать.

Те, кто сегодня правят Россией, — слава богу, циники. Настоящих буйных, по Высоцкому, нет, и все их балоболанье про великую Россию — чистая имитация. «Байкалфинанскрупп» их идеология: отнять и попилить.

Вот только менее опасными от этого они не становятся. Вор, загнанный в угол, становится убийцей безо всякой особой идеологии. Силовое завинчивание гаек — единственное, на что они способны — срывает резьбу помимо желания завинчивающего.

Общество могло бы довольно легко остановить все это, но похоже, общества в европейском смысле слова осталось в России с гулькин нос. А с населением у власти возникло нечто вроде «общественного договора», только с российской спецификой.

Это воровской договор — договор по понятиям. «Понятия» эти предполагают не презрение к вору, а — зависть.

Чекистов-нуворишей не любят, но не так, как честный человек не любит негодяя, а так, как сосед послабее не любит соседа посильнее, хапнувшего кусок общего леса. Если бы слабый мог, он бы хапнул сам, но увы: он не родился в Питере, не стал чекистом и слепая судьба-злодейка вовремя не столкнула орбиту его жизни с путинской… Вот он и кочумает — впрочем, в относительно неплохих условиях: небывалая в истории нефтяная халява позволила отпустить пояса на пару дырочек.

Так и будет, похоже. По крайней мере, пока не кончится халява.

Репрессии, по всей видимости, будут носить характер жесткий, но точечный характер — только для «несогласных».

Вот Каспарову показали в автозаке, кто здесь сегодня элита. Вот журналистку Наталью Морарь выдворили из страны. Вот главу молодежного движения «Оборона» Олега Козловского похитили и запихнули в армейскую казарму. Вот задержали и избили Сергея Константинова, пришедшего к Минобороны на санкционированный пикет в поддержку Козловского. Вот запихнули на денек в камеры тех, кто требовал соблюдения закона по отношению уже к Константинову… Вот уже, наконец, на грани гибели в тюрьме — без шансов на медицинскую помощь — бывший вице-президент ЮКОСА Василий Алексанян…

А население по случаю каникул идет косяком на премьеру фильма «Ирония судьбы. Продолжение» — и не чувствует, не чувствует температуры лавы…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)