Будущее

Александр Старикевич

Павел Данейко: «А я вот, черт возьми, жизнь прожил и не знаю правильное решение!»

Конкуренция образов будущего играет важнейшую роль, когда твоя страна находится на переломном моменте. Нужно очень четко представлять существующие альтернативы и последствия выбора в пользу любой из них. Поэтому «Салідарнасць» запускает спецпроект «Будущее». Первым собеседником стал гуру белорусской экономики, административный директор BEROC Павел Данейко.

Фото Виктории Якимовой, bel.biz

Запад совершает очередной рывок, чтобы оставить конкурентов далеко позади

 Куда катится мир?

 Мир машинного производства на глазах превращается в мир информационного общества, где базой становятся не заводы, а научное знание и творчество.

Разница между токарем и айтишником очень простая: первый не может уехать из страны и увезти свой станок с собой, а второму достаточно положить ноутбук в рюкзак. Токарь не должен быть творческим, потому что творчество в производственной цепочке может мешать. А программист должен быть творцом – это очевидно.

Что еще хуже для токаря, мир переходит к автоматизированным системам производства. Меня поразило, когда в 2019-м в Берлине открыли швейную фабрику, где нет швей.

Да, этот переход сопровождается кучей хаоса и напряжения. Но Запад совершает очередной рывок, чтобы оставить далеко позади тех, кто сейчас делает ставку на индустриализацию и сельское хозяйство.

Многие страны, тот же Китай и отчасти Беларусь, в свое время поднялись на дешевой рабочей силе. Но ее значение в формировании конкурентоспособности производства значительно снижают автоматизация и цифровизация.

В ста гаражах пытались сделать компьютеры, в трех-четырех получилось

Следующий этап развития – создавать институты, которые стимулируют высокотехнологичное предпринимательство. Для этого необходимы современное образование, инвестиции в науку, генерация потенциала технических инноваций.

Но финансирование науки – это игра вдолгую. А еще проблема: у тебя в каждой дисциплине, как минимум, две научных школы. Кто из них прав, кому давать деньги? В открытом обществе дают всем, а в авторитарных режимах выбирают «правильных». Значит, какие-то элементы развития научных знаний будут подавлены или пропущены уже на старте.

Дальше стадия внедрения технологических решений на основе научных исследований. И в этом случае, в открытом обществе происходит более эффективное формирование программ государственной поддержки новых технических решений.

А потом уже идет технологическое предпринимательство. В ста гаражах пытались сделать компьютеры, в трех-четырех получилось.

Не создав всю эту платформу эффективной поддержки предпринимательства, невозможно двигаться вперед. А условия для неё в свободном мире гораздо лучше, чем в несвободном.

Простой вопрос: есть ли товарные группы, которые США не могут купить нигде, кроме Китая? Разве что какие-то специи.

А есть ли группы товаров, которые Китай не может купить нигде, кроме США? Да, и немало.

Мы откатываемся в машинный век. А он... исчез

 А где Беларусь в этом всём?

 Мы на распутьи. В 2019-м я бы тебе сказал твердо: ёксель-моксель, Беларусь – это вторая Южная Корея, только в Европе, и мы вспыхнем как звезда. Мы, между прочим, в рейтинге GEM (Global Entrepreneurship Monitor) входили в двадцатку стран с ранним высокотехнологичным предпринимательством.

Общего было много. В Корее гигантскую работу по подготовке такого старта проделали авторитарные лидеры. Там памятники Пак Чон Хи по-прежнему стоят.

Но в Беларуси возникли проблемы: наш старт схлопывается и практически разваливается. И мы нормально откатываемся в… машинный век. А он, понимаешь, исчез.

Ты в 1970-м купил автомобиль, сколько у тебя там электроники было? Только радио. А сейчас в нормальной легковушке процентов двадцать-тридцать – это программное обеспечение. Скоро исчезнут в развитых странах трактора без компьютеров.

Все методы управления, которые доминируют в нашей системе и в российской – из века машинного производства. Там образование основывалось на простом принципе: ты должен выучить инструкцию и правильно ее выполнять. Вот и белорусские власти сейчас пытаются создать «правильные» инструкции на все случаи жизни. Но это тупиковый путь.

В информационном обществе не существует изначально правильного решения. Оно возникает только в диалоге и может постоянно меняться, трансформироваться все время в лучшую и лучшую сторону.

Совершенно разная логика.

Если у тебя в соседях племя людоедов и племя вегетарианцев, дружить с ними надо по-разному

 И почему же мы стоим... враскорячку?

 Беларусь веками существовала в рамках других государств. В этот период нация не формировалась, мы оставались «тутэйшымі»: приспосабливались к любой власти, адаптировались к внешней среде на уровне «лишь бы в хату не залезли». А все остальное готовы были сдавать. Наверное, редкий народ так легко расставался с родным языком, как белорусы в период, когда началась индустриализация.

Но потом, как и описано в теории, первое городское поколение начало возвращаться к истокам. И спустя десятилетия мы получили невероятный взрыв, трансформацию ценностной системы общества.

Это произошло во многом благодаря развитию частного сектора, который вырос с нуля до более, чем 50% ВВП, причем не в результате приватизации. То есть люди научились отвечать сами за себя.

Мы увидели невероятную динамику изменения ценностей. Тут сыграло немаловажную роль развитие IT-сферы, потому что это предельная форма самостоятельности.

И эта другая ценностная система была принята обществом. Поэтому, когда людям в 2020-м году фактически сказали, что они – быдло, это сгенерировало мощный взрыв.

Знаешь, это как фотография в старые времена: отпечаток положил и сначала на бумаге только тени, тени, а потом бах – и вдруг проявляется картинка.

Если мы берем возрастные группы, то группа до 32 лет тотально ориентирована на демократический Запад (понятно, что всегда есть 10% молодежи, которые смотрят в другую сторону). В 60+ – тотальное доминирование «совка». И две промежуточные группы (32-45, 45-60), где соотношение близкое к фифти-фифти.

Если бы события 2020-го происходили через пять лет, то мы бы имели две полностью доминирующие группы с западными ценностями и одну – 50 на 50.

Несмотря ни на что, изменение ценностной системы молодежи продолжится. Власти могут в школах вводить все, что угодно – есть интернет и другие каналы коммуникаций.

Сейчас трансформация «тутэйшых» находится на завершающем этапе. Последний фактор из значимо влияющих на этот процесс – это война России с Украиной. Для «тутэйшых» близка идея «ласковое теля двух маток сосет». Но если у тебя в соседях племя людоедов и племя вегетарианцев, ты понимаешь, что дружить с ними надо по-разному. Одни хотят тебя съесть, а другие – нет.

Социальные процессы можно пытаться замедлить, чем сейчас и занимаются власти, выдавливающие активную группу из страны. Происходит вымывание энергичной части общества из Беларуси, что будет вести к торможению её развития.

Чем это закончится, мы не знаем. Один из плохих вариантов – станем колонией России. Но возможна и комбинация условий, когда начнутся перемены к лучшему.

В любом случае, нынешняя система неустойчива и не может быть долгосрочной. Она должна колебнуться либо в одну сторону, либо в другую.

Обычно сталкиваешься с «я знаю правильное решение»

 Что сейчас можно делать, чтобы создавать предпосылки для оптимистического сценария?

 Одно из наших слабых мест – отсутствие культуры диалога. Отсюда и трудности с объединением, обсуждением и так далее.

Иногда люди говорят: «я же веду диалог, я же вот с тобой разговариваю». Но разговаривать и вести диалог – разные вещи. Диалог предполагает, что ты допускаешь правоту своего оппонента. А у многих белорусов с этим проблемы. Даже в оппозиции хватает людей, которые борются с плохой однопартийной системой, и при этом убеждены, что они построят хорошую однопартийную систему.

Поэтому необходимо сгенерировать разные видения будущего и начать их обсуждать. Мы для этого запустили проект «Банк идей». Принцип, на который он опирается: архитекторами и строителями новой Беларуси должны быть ее граждане. Участником и пользователем платформы может стать любой человек, желающий внести свой вклад в развитие страны.

Пока идет непросто, навыка не хватает, все равно скатываемся к «вот сча я вам открою глаза». Но критически важно научить белорусов быть диалоговыми, потому что иначе построить нормальное общество будет невозможно.

Впрочем, это не только наша проблема. Особенности национального восприятия существуют везде. Поэтому, когда ты говоришь «давайте жить по таким-то правилам», ретранслируя собственные установки и ценности, зачастую получается, как у американцев в Афганистане. Оказалось, что стимулы, которые эффективно действуют в США, не срабатывают в архаичном обществе.

Например, если говорить о предпринимательстве, то это игра с нулевой суммой или положительной? Нулевая означает: если я заработал, я у кого-то забрал. А положительная – мы все заработали.

Я изобрел ткацкий станок, и куча людей потеряли работу. Любое новое решение убивает старое решение. Значит, кто-то теряет деньги, и люди видят в первую очередь потерю.

Можно взглянуть иначе: благодаря появлению станка, будут созданы заводы, ткани станут дешевле, и в конечном счете выиграют практически все.

Два взгляда видят разные вещи в одной и той же картине в зависимости от системы ценностей.

Надо слышать других, надо быть готовым к компромиссу, вырабатывать совместное решение. Но нет, ты обычно сталкиваешься с «я знаю правильное решение». А я вот, черт возьми, жизнь прожил и не знаю правильное решение!

Культура диалога вдвойне важна потому, что не только демократия на этом построена, но и информационное общество, за которым будущее.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(73)