Пастухов сравнил союзное государство с «уткой, которую передержали в духовке»

Российский политолог, научный сотрудник University College London Владимир Пастухов объяснил, зачем Кремлю может понадобиться война.

– Начиная приблизительно с 2011-2013 годов, кремлевские правители живут в парадигме неизбежности Третьей мировой войны, – сказал Пастухов в эфире Эха Москвы. – Не то чтобы они ее хотели развязать, но у них есть определенная паранойя, в соответствии с которой эта война неизбежна и произойдет в любом случае, потому что противоречия между мировыми державами настолько велики, что это рано или поздно случится.

И дальше мы падаем в колею, в которой мир уже был ровно 100 лет: не перед Второй мировой войной, а перед Первой. Хотя, на самом деле, и Первая и Вторая мировые войны – это два этапа одной и той же большой войны. Тогда сложилась ситуация, при которой вроде бы никто не хотел воевать, но все боялись, что кто-то начнет первым, и этот удар будет разрушающим, и поэтому бить надо первым.

Вот эта психология питерской подворотни «бить надо первым», к несчастью, будучи перенесенной на масштаб ядерного государства и поставленной в канву реально очень сложной мировой атмосферы, сегодня создает наибольшую опасность.

Они не то чтобы готовят войну, но они внутренне готовы к тому, что в какой-то момент им надо будет ударить первыми, и они делают все необходимое для этого первого упреждающего удара.

Вот России война, извините, на фиг была не нужна в 1914 году, когда российская экономика только выползала из кризиса, была на подъеме. Ничего России в той Европе не было надо, никаких новых территорий не было надо. Ее вполне устраивали нормальные отношения со странами Антанты, с которыми ее связывали колоссальные займы, которые совсем не нужно было терять. Промышленность была на подъеме, кривая роста была на подъеме. То есть все было неплохо.

Но было идеологические уже выпадение архаичного русского режима из общемировой тенденции. Соответственно, он ни во что уже не вписывался. Он пытался историю остановить. Вот в этом есть сходство. Пытаясь остановить историю, он цеплялся за какие-то мифы. И таким мощным мифом был миф панславянского братства.

Понимаете, сужается русский мир, как шагреневая кожа. Сегодня актуальным для русского мира является как бы удержать Украину и Беларусь. А тогда не менее актуальными были Балканы, Черногория, Сербия, Болгария. Но принцип был тот же. То есть это же как: если мы там не отстоим имперские рубежи – нас просто перестанут уважать, если нас перестанут уважать – нам будут плевать вслед, если нам будут плевать вслед – значит, мы погибнем.

Также, по мнению Пастухова, для Кремля желателен «экстаз» перед президентскими выборами 2024 года:

– Общее мнение состоит в том, что такой эффект вызовет воссоединение России и Беларуси. Но я, откровенно говоря, сомневаюсь по этому поводу сразу с двух сторон.

Во-первых, потому что это такая непростая задача съесть Лукашенко целиком или по частям, что до последнего момента, пока я не увижу его поджаренным на блюде, я в это не поверю.

Во-вторых, беда состоит в том, что это блюдо слишком долго держали в духовке. Я только вернулся из Франции. У меня сейчас такое разочарование. Зашел в какую-то забегаловку под названием ресторан «Малахов». Ничего не имеет общего с русской кухней. И там была утка, которую взял, но ее очевидно передержали в духовке, и она стала сухой.

Белорусское вот это объединение держат в духовке, считайте, с конца 90-х годов. И может так оказаться, что его передержали, и что когда это произойдет, вот этого эффекта «вау!» не будет, скажут: «Ну да, это естественно. Мы уже 20 лет этого ждем. Это само собой разумеется». Поэтому Беларусь может не дать этого результата, который дал Крым.

Поэтому Владимир Пастухов полагает вполне вероятным, что Кремль «для поднятия патриотического духа» может начать войну с Украиной.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:42)