Елена Шнайдер

Памятник застою и абсурду

Очень хотелось бы, чтобы президент Беларуси смог сказать: «Мы не одиноки». Но…

Скриншот видео Радыё Свабода

75 лет назад в Европе закончилась вторая мировая война, ответственность за развязывание которой полностью и безоговорочно берет на себя Германия. Чтобы по-настоящему открыто и громко заявить об этом, немцам понадобилось 40 лет: от подписания капитуляции до знаменитой речи президента ФРГ Вайцзеккера в 1985 году.

Именно в том выступлении политик расставил точки над «i» и сказал гражданам своей страны: они не имеют права считать себя жертвами, потому что именно немцы виноваты в Холокосте и страданиях других народов, которые несоизмеримо больше, чем их собственные.

С тех пор Германия, как сказали бы психоаналитики, последовательно и основательно «прорабатывает» эту тему. Несмотря на отдельные правоэкстремистские рецидивы, сегодня, благодаря такому сознательному и ответственному признанию своего прошлого, без попыток его переписать или приукрасить, из страны-изгоя она превратилась в желанного партнера и, как ни помпезно звучит, в движущую силу европейского единства.

35 лет спустя после речи Рихарда фон Вайцзеккера его преемник, федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер, тоже выступил с речью 8 мaя в Берлине. Эта была хорошая речь, в которой он опять говорил о «беспрецедентных германских преступлениях», о том, что война была задумана и развязана в Берлине и, конечно же о том, что «день освобождения» в 2020 году пандемия коронавируса заставляет отмечать в одиночестве.

Штайнмайер даже провел параллель с 8 мая 1945 года, когда немцы фактически были одни, потому что Германия потерпела поражение в военном, политическом и экономическом плане и была морально разбита, так как сделала себя врагом всего мира.

Потребовалось три поколения, чтобы через 75 лет после Второй мировой войны немецкий президент смог сказать: «Мы не одиноки, несмотря на то, что вынуждены отмечать этот день отдельно от тех, кто дал этой стране возможность начать все сначала и кому мы за это благодарны». И это совершенная правда, потому что Германия сумела не только объединиться сама, но и стать центром объединенной Европы, заручиться доверием соседей и начать пользоваться преимуществами сотрудничества и партнерства по всему миру.

При чем здесь Беларусь? А она, к сожалению, – ни при чем. Потребовалось всего лишь 26 лет, чтобы превратить самобытную страну, которой во многом симпатизировали ближайшие и дальние соседи, в государство, о котором если и говорят, то, как правило, в контексте «а вот так делать не надо».

Очень хотелось бы, чтобы президент Беларуси смог сказать: «Мы не одиноки». Но, к большому сожалению здравомыслящих людей, особенно после парада 9 мая 2020 года в разгар пандемии коронавируса стало окончательно ясно, что «самая пострадавшая республика» – это не «живой памятник войне», а живой памятник застою и абсурду на высшем уровне.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:286)