Александр Старикевич
Отелло ждет свою Дездемону

Предвыборная кампания фактически закончилась. А выборов, как таковых, не предвидится. Поэтому перед демократами в полный рост встал вопрос: что делать дальше?

Теле- и радиообращения кандидатов состоялись. Программы в государственных газеты опубликованы. Встречи оппозиционеров с избирателями пока не разгоняют, но их организаторов уже сажают. Таким образом, возможности для агитации у демократов практически исчерпаны. Конечно, еще можно организовать несколько поездок по городам и весям, но вряд ли они радикально изменят ситуацию.

В то же время вряд ли кто-то питает иллюзии по поводу результатов, которые объявит Центральная избирательная комиссия во главе с Лидией Ермошиной. Так что, 19 марта состоится голосование, но не выборы. Потому что выборы подразумевают реальный подсчет голосов, а не его имитацию.

При таких условиях отказ демократических кандидатов от участия в фарсе выглядит, скажем так, одним из возможных решений. Эту идею ранее озвучивали Рада белорусской интеллигенции, независимые политологи, а теперь и Александр Козулин.

Минусы этого варианта достаточно очевидны. Но проблема заключается в том, что демократам, скорее всего, придется делать выбор не между хорошим и плохим сценарием, а между плохим и еще худшим.

Еще худший, на мой взгляд, – это повторение 2001-го или 2004 года. Это Александр Лукашенко, объявляющий о своей очередной элегантной победе. Это государственные СМИ, во всю мощь своих глоток ревущие о том, как их хозяин победил всех и вся. И несколько тысяч протестующих на улицах Минска, которых без особо труда нейтрализуют силовые структуры.

Власти могли не зарегистрировать Милинкевича и Козулина в качестве кандидатов в президенты или снять их с дистанции по ходу дела. Но этого сделано не было. Потому что, демократическим кандидатам в этой кампании отведена определенная роль. Роль мальчиков для битья.

Что хорошо для Лукашенко, то плохо для оппозиции. Поэтому она должна сломать планы властей. Каким образом?

Способ первый: победить 19 марта. Этот вариант хорош всем, но есть ли у демократов достаточные ресурсы для его реализации? Ответить на этот вопрос каждый может самостоятельно.

Способ второй: отказаться играть по сценарию властей.

Представьте себе следующую картину. Театр, постановка знаменитой пьесы. Финал. Отелло душит Дездемону. Трагический накал страстей завораживает публику, которая по окончании спектакля разражается овациями.

А если по-другому? Отелло готовится убить Дездемону. Но актриса, играющая ее роль, просто не выходит на сцену. И мавр вынужден душить воображаемую супругу. Выглядит комично, не правда ли? Как бы ни старался исполнитель роли Отелло, у публики вряд ли возникнет ощущение достоверности происходящего. Кто-то засвистит, кто-то потребует вернуть деньги за билеты. На гром аплодисментов рассчитывать точно не приходится.

Дездемона, конечно, может попытаться пресечь преступные намерения супруга, связать его и сдать в милицию. Но это уже из области сюрреализма. А политику все-таки не случайно порой называют искусством возможного.


Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)