Общество
Сергей Балай

Отец белорусской лютни (фото)

Пинский музыкант Юрий Дубновицкий уже 13 лет делает уникальные ренессансные и барочные лютни. Первый инструмент вышел из рук мастера еще в 1999 году. С тех пор он сделал более трех десятков средневековых инструментов, а его барочная лютня выставлена в экспозиции Мирского замка. «Салідарнасць» выяснила, как идти с лютней по жизни.

Стать мастером гитарных, а после и лютневых дел, Юрию Дубновицкому, тогда еще лишь преподавателю гитары в пинской музыкальной школе, помогло несчастье.

– В музыкальную школу купили дорогущую гитару за 600 рублей. Сумасшедшие для 1990 года деньги, – вспоминает мастер. – Я играл на этом инструменте и однажды, возвращаясь с репетиции, поскользнулся на улице, был гололед жуткий, и сломал эту дорогую гитару.

Обращаясь к мастерам, музыкант слышал одно и то же: стоимость ремонта будет равна стоимости новой гитары. Можно было «сдаться» администрации училища и отработать стоимость гитары, но собеседник решил сам отремонтировать инструмент.

- Меня пригласили как гостя на гитарный фестиваль «Выдвижение», который состоялся тогда впервые в Минске, - вспоминает он. - Я начал общаться с мастерами, которые делают гитары. Были дельные советы, и в результате гитару я отремонтировал. Тогда же понял, что на ремонте одного инструмента не остановлюсь, начал делать гитары сам. Благо, дефицит на хорошие инструменты в 90-х был жуткий.

Девять лет Юрий посвятил изготовлению только акустических гитар, работал в одиночку и в соавторстве с другими мастерами.

- Мне всегда было интересно с людьми технически грамотными, сам-то я гуманитарий, - шутит он. - Мы создавали какие-то фантастические станки для работы.

За эти годы мастер сделал около полусотни акустических гитар, но к концу девяностых они перестали пользоваться спросом в силу насыщения рынка инструментами, к тому же Дубновицкий серьезно увлекся барочной музыкой, для исполнения которой в Беларуси просто не было подходящих инструментов. Кроме того, за год до создания первой белорусской лютни, Пинск посетил с концертом знаменитый английский лютнист Брайан Райт, который отчасти вдохновил гитарного мастера на создание средневекового инструмента.

– Все музыканты немного грешат, исполняя на современных инструментах старинную музыку, – считает музыкант. – Пианисты играют музыку, написанную для клавесина, гитаристы – для лютни. Я решил сделать инструмент, для которого музыка писалась изначально.

В 1999 году в Пинске появилась первая белорусская лютня, а через год Брайан Райт посетил Пинск во второй раз, сильно удивившись, что там уже есть столь редкий инструмент. К лютне сразу проявили интерес коллеги-музыканты, журналисты. Юрий Дубновицкий считает подобное внимание оправданным. Ведь в эпоху Великого Княжества Литовского лютня была широко распространенным инструментом, для нее писалась музыка, а при дворах шляхты считалось хорошим тоном содержать лютнистов.

Сегодня преподаватель Пинской детской музыкальной школы №1 планирует максимально сократить часы преподавания, оставив за собой лишь коллектив старинных инструментов, и максимально плотно заняться изготовлением старинных инструментов.

– Представьте, что вы после 6-7 часов работы в школе приходите в мастерскую, где еще несколько часов мастерите средневековую лютню – инструмент сам по себе очень тонкий, – сетует мастер на нехватку времени. – Поэтому я максимально хочу сосредоточиться на изготовлении инструментов.

По словам Юрия, сегодня лютня не пользуется большим спросом и в год продается не больше 3-4 инструментов. Средняя стоимость лютни эпохи ренессанса – 650 долларов. Основные покупатели – гости из России. Если заказчик пожелает приобрести барочную лютню, богаче оформленную и более сложную в изготовлении, придется заплатить еще больше.

– Хотя для ручной работы – это не такие уж большие деньги, – отмечает собеседник. – Представьте, что производители из юго-восточной Азии наладили массовое производство лютни по 350 долларов. Конкуренция, несмотря на посредственное качество этих инструментов, высокая.

Рабочий день в мастерской, под которую переоборудован дом, оставшийся в наследство от родителей, начинается с топления печи. В работе с лютней влажность должна быть минимальной. В двух небольших комнатах-мастерских жарко и сухо.

- Пинск находится в низине, влажность у нас катастрофическая, потому приходится сушить дерево и работать с инструментами в максимально сухих условиях и ориентируясь по барометру, - делится секретами мастер. – Инструмент, в основном, простой – стамески, рубанки, есть несколько приспособлений, которые пришлось изобрести для упрощения процесса изготовления инструмента.

От начала и до конца лютня делается руками мастера. Даже струны для инструмента наматываются вручную.

Звук у классической ренессансной лютни богатый по тембру, но не такой громкий, как у гитары. Потому и играли на ней для небольшого количества слушателей. Вместо привычных нот – табулатуры, в которых не всякий музыкант сходу разберется.

- Моя жена играет на виолончели, но всякий раз удивляется, как я и мои ученики понимаем свои ноты, - смеется Юрий.

После рабочего дня дома его ожидает супруга Ольга и верный Рекс, который охраняет покой хозяина от назойливого журналиста.

После дня общения с Юрием Дубновицким понимаешь, что лютня для него – это отдельная вселенная, о которой мастер может рассказывать часами, объясняя нюансы исторической достоверности и тонкости ремесла.

- В принципе, никаких секретов нет, – подытоживает он. – Я много лет работал и работаю с другими мастерами, кто-то был моим учеником, у кого-то учился я. Можно увидеть все мои приспособления (прятать их нет смысла) – кто «в теме» - и сам до всего дойдет. А менее увлеченному и подробная инструкция не поможет.

Благодаря начинанию Юрия Дубновицкого, полесские мастера освоили почти всю струнную индустрию времен Ренессанса и барокко. Их руками также создаются виолы, старинные гитары. На инструментах Дубновицкого&Co играют в Беларуси, Украине и России. Возрождается интерес к музыке прошлых веков, которая когда то звучала во всем Великом Княжестве Литовском.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)

Читайте еще

Дневник войны, глава 39. «Украинец украинцу всегда подставит плечо. Даже если это плечо ранено»

Конвейер репрессий. Задержан бывший администратор дворового чата Александр Захожий. Правозащитница Татьяна Ласица на свободе (дополняется)

Конвейер репрессий. За участие в маршах задержали 19-летнюю олимпиадницу. Сотрудника Академии наук отправили на «сутки». Лукашенко — об амнистии: «Никакого торга не будет»

Кнырович: «Сложно представить, что россиянин сможет спрятаться в более-менее приличном месте в Могилеве, Бресте или Минске»

Конвейер репрессий. Силовики задержали учителя частной минской школы и пастора. «Хапун» на Гродненщине. Правозащитницу Насту Лойко опять отправили на 15 суток. Госпропаганда набросилась на Onliner

Беларус з Кембрыджа: «Не бачу нічога, што мне перашкодзіць стаць міністрам у новай Беларусі»