Максим ЖБАНКОВ
«Основной инстинкт»//Ледоруб остался в сердце

Это было всего 14 лет назад. А кажется — в другой жизни. Мерцающий экран телевизора, нечеткая картинка, скверный звук, гнусавый перевод. И ритмичное движение обнаженного тела Шэрон Стоун, в пароксизме страсти нащупывающей рукоять смертоносного ледоруба. «Основной инстинкт» завершил сексуальную революцию в сознании массовой публики, начатую «9 1/2 неделями»: агрессивная эротика превратилась в поп-продукт.

1994 год вообще выдался урожайным на яркие фильмы: «Дракула Брэма Стокера» Копполы, «Бешеные псы» Тарантино, «Непрощенный» Иствуда… Было кино поярче чем «Основной инстинкт», было поумнее и попижонистей. Но не нашлось в том году фильма более народного, сумевшего создать новый экранный поджанр — эротический триллер. Вывезенный в Голливуд голландец Пол Верховен сыграл с публикой в опасную игру на раздевание. И одержал чистую победу.

Верховен к тому времени имел за собой солидный опыт независимого малобюджетного еврокино с брутально-сексуальным акцентом (особо отметим «Турецкий фрукт» и «Четвертого мужчину») и три голливудских проекта: невнятный «Плоть+кровь», переполненный насилием «Робокоп» и крайне успешный фантастический боевик «Вспомнить все» (именно там режиссер впервые работал с Шэрон Стоун). В очередной своей работе Верховен решил соединить хулиганский дух своих ранних работ с канонами американского криминального кино, создав «правильный» криминал с невиданным прежде сексуальным акцентом. Очевидцы вспоминают, что режиссер был одержим идеей создания первого в истории голливудского мэйнстрима фильма с эрегированным мужским членом в кадре. Не вышло. Но за попытку — спасибо.

Типовые сюжетные клише — закомплексованный сыщик, роковая красотка, двуличные свидетели, преступная любовь, убийства как плата за страсть — сценарист Джо Эстерхаз (получивший за сценарий невероятный гонорар в 3 миллиона долларов) собрал в крепкую историю из жизни «тех, кому за тридцать» — тех, кто юнцами пережил сексуальную революцию конца 60-х и остался навсегда отравленным ее сладким ядом. Преуспевающие герои среднего возраста — не юнцы, не маргиналы — ведут себя с невиданной прежде для «народного кино» сексуальной раскованностью, сбрасывают одежду так же легко как закуривают, а убивают — так же легко как сбрасывают одежду. Причем без различия возраста и пола. Известно, что на съемках постоянно дежурил наряд полиции для защиты группы от пикетов геев и лесбиянок. Они тоже присутствовали в фильме: как одновременно притягательное и опасное сообщество. И зрителю особенно нравилось путешествовать по опасному эротическому подполью, не покидая мягкого кресла.

Верховен превратил сексуальность в безопасный аттракцион для заинтересованного обывателя. Который готов купить «полную режиссерскую версию» фильма из-за 48 секунд не вошедшей в экранную версию эротики. Знает, что для получения приемлемого прокатного тарифа режиссер 14 раз перемонтировал фильм. Покадрово изучает знаменитую сцену допроса, где выясняется, что героиня Стоун сегодня забыла одеть трусики. И очень ждет «Основного инстинкта-2». Ледоруб остался в сердце.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)