Общество

Основатель службы «Столица» рассказал про неадекватных таксистов

Основатель службы 135 «Столица» Олег Радкевич дал интервью Onliner.by, в котором рассказал

– Меня удивляет новое поколение таксистов, которые уверены, что, если пассажир пришел на стоянку, он обязан сесть именно в машину, которая стоит в голове очереди. Или если человека не устроила цена в первой машине, то все последующие не должны везти его из цеховой солидарности. Это какая-то дедовщина, придуманная еще советскими «уксусами», которая передается из поколения в поколение до сих пор.

— Что может стать для вас железобетонной причиной прекратить с таксистом любые отношения?

— Признаюсь честно, порой происходят ситуации, когда мы звоним расстроенному клиенту и говорим: «Мы искренне сожалеем о случившемся и сами просто не можем объяснить мотивы поступка таксиста. Деньги мы вам компенсируем, а таксисту просто пожмем руку и больше сотрудничать с ним не будем».

Был, например, водитель, с которым пришлось расстаться из-за того, что он принципиально не здоровался с людьми первым, считая, что это должен делать человек, который садится в машину. Мы вели философские с ним диспуты по этому поводу достаточно долго, пока точку в ситуации не поставил случай. В машину к водителю села, судя по всему, не менее принципиальная женщина.

И вот картина: оба сидят в полной тишине несколько минут. Первым нервы сдали у водителя. Он спрашивает: «Ну что, дамочка, поедем или будем молчать?» Она отвечает: «Поехали — прямо в Минтранс, где я буду писать на вас жалобу». Таксист сразу останавливается и говорит: «Ну тогда отправляйтесь-ка туда на общественном транспорте».

Потом он доказывал мне, что высадил клиентку потому, что была угроза. «Какая угроза?» — спрашиваю. Отвечает: «Угроза написать жалобу». Мне стало понятно, что ситуация неисправима…

Очень редко, но происходят из ряда вон выходящие случаи. Как-то нам позвонил мужчина и сказал, что его жену с полугодовалым ребенком заблокировал в машине водитель. Он не выпускал их, требуя компенсацию за химчистку: ребенка укачало, и он срыгнул. Мы сразу попросили отдать таксисту столько денег, сколько он просит, отключили его от нашего сервиса и немедленно отправили к пассажирам представителя компании, который принес глубочайшие извинения и вернул деньги.

Точно так же легко мы расстаемся с теми водителями, которые, подвозя мать с ребенком из поликлиники, заявляют, что они могли бы доехать до нее несколько остановок на общественном транспорте, а не «гонять машину зазря».

И все-таки на сегодня у нас есть коллектив из 1300 человек, и я уверен, что практически все они выдерживают заданные нами стандарты.

— Происходит ли у таксистов профессиональная деформация? Если да, что этому способствует и как это предотвратить?

— Если разобраться, водитель в течение смены, которая длится 8—10 часов, практически полностью оторван от социума. Он всегда напряжен, ожидая подвоха, потому что практически ежедневно приходится возить людей выпивших, порой даже не вполне отдающих отчет тому, что они делают. У таксистов действительно тяжелая работа, потому как трудно найти такую профессию, чтобы исполнитель услуги и клиент постоянно находились на одной площади в квадратный метр в течение получаса.

И здесь чистая рулетка. Возможно, это психологически совместимые два человека, которых можно вместе в космос пускать, а может быть, люди, которых нельзя подпускать друг к другу на расстояние выстрела. Учитывайте при этом, что в среднем один из десяти заказов заканчивается ничем, что также влияет на эмоциональное состояние человека.

При этом рядом нет коллеги, которому можно выговориться, начальства, с которым можно посоветоваться. Такой прессинг очень быстро расставляет все по местам, и становится понятно, кто чего стоит. Если человек до этого не имел крепкого стержня, то очень скоро может случиться так, что он пустится во все тяжкие.

— Недавно вы понизили тариф, и это даже закончилось забастовкой таксистов. Какова ваша позиция по этому вопросу? Как прокомментируете то, что многие водители говорят, что их возмущает лишь один момент: почему вместе с общей ценой не понизили стоимость абонентского обслуживания?

— Я, как руководитель компании, должен иметь тот тариф, с которым могу конкурировать на рынке — и точка. Отчего же никто не бастовал, когда в 2008 году мы поднимали тариф, а абонентскую плату при этом подтягивали к нему лишь спустя несколько месяцев?

Иногда эти сроки совпадают, иногда нет, в любом случае все свои действия я взвешиваю с учетом состояния своей хозяйственной деятельности. Если говорить очень просто, сегодня понижать стоимость проезда было экономически целесообразно, а стоимость абонентского обслуживания — нет.

— Что будет происходить со службами такси в Беларуси в ближайшие годы?

— Думаю, что все произойдет достаточно быстро. Наверняка наибольшее развитие получат интернет-платформы. Что же касается цены, то уже ближе к концу года все будут ездить по цене Uber, вот только пока сложно точно сказать, какими методами при этом удастся сохранить качество обслуживания и поддерживать окупаемость. В итоге конкуренция из ценовой плоскости перерастет в плоскость сервиса, и мы каждый день должны будем доказывать, что мы не «уксусы», а такие же белорусы, честно зарабатывающие свои деньги.

Ипэшник откровенно о коллегах-таксистах: «Задирают цену в два-три раза, работают бандами, как в 90-е»

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)