Искандер Хисамов, «КоммерсантЪ»
Ошибка Черчилля

Едва ли не больше, чем победой над гитлеровской Германией, Уинстон Черчилль гордился тем, что в ходе этой смертельной войны ему удалось не отменить и не урезать в правах ни одного демократического института.

Британцам не понадобилось укреплять вертикаль исполнительной власти. Оказалось, что вроде бы громоздкий механизм согласования решений правительства с парламентом и даже его фракциями способен эффективно работать и в экстремальных условиях — если цель важная, общая и всем ясная. И если никто не намерен использовать ситуацию в личных целях.

Тот же Черчилль имел все возможности во время войны так укрепить режим собственной власти, чтобы остаться лидером навсегда. Но он не имел такой цели и не создавал себе таких возможностей, а потому, как только наступил мир, эти демократические институты самого Черчилля немедленно отстранили от руководства страной.

У нас сейчас тоже война — война с терроризмом. В этой войне, правда, погибает людей в несколько раз меньше, чем в результате аварий на автодорогах или вследствие кухонных разборок граждан, но Путин и Буш сказали: "война" — значит война. Речь идет в основном о многовековой кавказской герилье. Но если Путин сказал, что это война с международным терроризмом — значит, так и есть. И мы, слава богу, не англичане, и потому первое, второе и все последующие действия в этой войне направлены на укрепление вертикали исполнительной власти за счет всех остальных.

Очередной большой шаг на этом пути был сделан на минувшей неделе: указом президента создан Национальный антитеррористический комитет (НАК), который возглавит председатель Федеральной службы безопасности Николай Патрушев. Новая структура получит объем полномочий, сравнимый с НКВД сталинских времен. Во-первых, в него входят руководители всех остальных силовых структур, а также МИДа, Минюста и еще косого десятка отраслевых ведомств. И все они обязаны подчиняться НАКу, а точнее — ФСБ. В регионах будут созданы аналогичные комиссии, которые опять же подчиняются ФСБ, а все остальные, включая губернаторов, обязаны выполнять решения этих комиссий. Таким образом, ФСБ оказывается выше всех ветвей, органов и уровней власти и вне их контроля. Над ней — только президент Путин.

Конечно, никого не должна смущать специализация нового комитета. Антитеррор — очень широкая вещь и позволяет вмешиваться во все без исключения вопросы экономической, социальной и тем более политической сферы. Отмена выборов губернаторов всеобщим голосованием и даже возврат в государственную собственность крупных индустриальных активов — все это объясняется необходимостью консолидации власти во имя безопасности страны.

Другое дело, что ни одна из этих мер пока не повысила эффективности системы и не снизила террористической угрозы. Единственным на первый взгляд действенным ходом была передача власти в Чечне клану Кадыровых, которые стали применять против вооруженной оппозиции ее же методы. Но это, во-первых, к обсуждаемой теме не относится, а во-вторых, приводит лишь к тому, что боевики переносят свои базы в другие районы Кавказа, способствуя распространению герильи и, соответственно, террористической угрозы.

Так что и Национального антитеррористического комитета можно пока не бояться. Он вряд ли автоматически станет новым НКВД. Какими бы полномочиями ни наделили НАК, они не позволят ему преодолеть ведомственные барьеры. Для того чтобы НАК стал НКВД, надо еще кое-что сделать — окончательно слить несколько силовых ведомств, вернуть смертную казнь, как предлагает гособвинитель Шепель на процессе по Беслану, ввести несколько новых статей в УПК и облегченную процедуру следствия по ним. Вот тогда все и запоет.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)