Беседка
Сергей Щурко

Ольга Антропова: «У Марии Шараповой хороший вкус»

Мисс Беларусь-2004 Ольга Антропова умеет из ничего сделать нечто, облечь в материальную форму креативную мысль – и поэтому ее считают успешным дизайнером и декоратором одновременно. Чтобы в этом убедиться, достаточно оказаться у нее в гостях – в небольшой, но чрезвычайно уютной квартире в тихом центре Минска.

Оля может провести экскурсию по своему жилищу не менее увлекательно, чем профессиональный гид – по Национальному музею. Кажется, каждая штучка в ее квартире эксклюзивна и добыта при совершенно неординарных обстоятельствах – в стране, зачастую находящейся на другой стороне земного шара. Впрочем, центральный предмет здесь – мольберт, где она работает над детским календарем, презентация которого состоится в следующем году, на первой персональной выставке.

Антропова – прекрасный ответ тем, кто считает, что лучшие годы всевозможных мисс приходится именно на то время, когда им водружают на голову корону королевы красоты. Нельзя не признать, что в доводах сторонников немудреного правила «Два раза снаряд в одну воронку не падает» есть рациональное зерно – и потому наш разговор я начну именно с этого вопроса...

– Знаешь, это непростая тема. Я семь лет назад свой титул выиграла, а по большому счету нашла себя только пару лет назад. Каждая мисс до получения титула шла по какой-то своей дороге, а потом эта корона меняет жизнь человека, от него требуются уже другие вещи, открываются новые горизонты и, наверное, закономерно, что прежние интересы уходят на второй план.

И девчонкам надо с этим нанянчиться, чтобы потом вернуться к своим истокам. У всех это занимает разное время, когда ты мысленно снимаешь корону со своей головы и понимаешь, что большое приключение осталось позади и тебе надо интегрироваться в обществе уже не как некой титульной особе, а девушке, обладающей профессией, которая может прокормить.

Я уже через полгода после своей победы поняла, что звание «Мисс Беларусь» ничего не стоит. И в Америке, куда вскоре уехала, я ни разу никому об этом не заикнулась. Потому что там это тоже не имеет никакого значения.

Мне нужна была Америка, чтобы найти себя. Я искала и зарабатывала деньги на последующее обучение.

– Но, тем не менее, ты потом вернулась.

– Да, но уже с другим мировоззрением и совсем в иной ипостаси. У меня в Минске все продуктивно, этот город очень энергетичен для меня. После Нью-Йорка наша столица выглядит очень спокойной, тут за день можно переделать 20 дел, а не 2, как в Москве с ее вечными пробками и чудовищным скоплением людей. Я родилась в Полоцке, но в Минске чувствую себя точно так же, как и дома.

Знаешь, когда находилась в Америке, то могла работать моделью еще очень долго или пойти в актриски. Но то, что жило во мне с детства, подтолкнуло переехать из Майами в Нью-Йорк и поступить на художественные курсы.

Потом отправилась учиться на декоратора в московскую школу дизайна «Детали». Белокаменную я переношу с большим трудом, но главное ее преимущество состоит в том, что она находится не так уж далеко от Минска. Кроме того, «Детали» дают очень хорошую подготовку, входя в первую пятерку европейских школ дизайна.

Арендовала квартиру недалеко от школы, в 5 минутах ходьбы от Дома Книги на Арбате. И эти полгода я жила в радиусе одного километра, и мою жизнь ничто не разрушало.

Я не хотела повторять ошибки других людей, которые в детстве лечат кукол, а потом родители заставляют их вместо медицинского идти на бухгалтера или юриста. И они потом всю жизнь мучаются, проклиная ненавистную работу с 9 до 18 и своего тупого начальника. Хотя винить им надо в первую очередь самих себя.

Мне же всегда хотелось навести в доме тот порядок, который видела только я. Я специальным образом раскладывала салфеточки, разбирала бабушкины бусы и украшала ими подушки. Я видела красоту, которую стремилась донести до всех.

Некоторые девушки ходят по магазинам и покупают себе новые туфли, которые якобы помогают снять стресс и улучшить настроение. Это такое примитивно бабское, что даже обсуждать не хочется.

Но когда я захожу магазин, где огромное количество всяких подсвечников, цветочков, картиночек, зеркал, ложечки, лампы – это все, могу бродить там часами. Это вещи, приобретаемые для себя, они будут служить вечно, в отличие от одежды, предназначение которой всего лишь закрыть наготу и не дать замерзнуть.

Твой дом – это состояние души. Я улетаю на съемки в Колумбию с одним чемоданом, а обратно везу два и еще пакет подушек, которых больше нигде не встречу. А из старой доброй Англии можно вообще привезти целый контейнер всяких вещичек с историей...

Я там была на стажировке в Лондоне, во всемирно известной школе дизайна KLС, а на следующую отправлюсь во Флоренцию, в такое же культовое заведение – Институт искусств. Конечно, это стоит денег, но последующий профессиональный рост во многом зависит от того, у кого и чему ты учишься.

Мне хочется быть на гребне и в курсе всех последних мировых дизайнерских тенденций – как человеку, живущему в современном европейском городе, чьи амбиции Европе еще предстоит узнать.

– Как ты красиво-патриотично сказала...

– А я считаю, что город делают люди, которые в нем живут. По роду своей работы я встречаюсь с огромным количеством талантов в самых разных областях и могу сказать, что белорусы ничуть не менее одарены, чем россияне, американцы или французы. Просто каждый видит в жизни то, что хочет видеть. У меня каждое утро в окно светит солнце. Даже если на улице идет дождь.

– Такого декоратора многие бы хотели для своей квартиры...

– Скажу, что в Европе специалист подобного профиля занимается только декором, у нас же приходится брать на себя полный цикл работ, начиная практически с голых стен. Вентиляция, разводка электрики и т.п.

Работы много. Даже очень много, и если я начинала с оформления клубов и ресторанов, то теперь занимаюсь домами и квартирами, чему очень рада, потому что это куда более творческое и интересное занятие. Кроме того, постоянно сталкиваешься с человеческим фактором.

За некоторое время узнаю о хозяине квартиры больше, чем знают его друзья. Я провожу с ним много времени, наблюдая за его привычками и образом жизни. Скажем, если к нему в воскресенье приходят друзья посмотреть футбол, то в гостиной просто обязан быть большой обеденный стол и удобный диван.

Я исследую его гардероб, потому что он тоже может рассказать о хозяине очень много. Я переношу его любимые цвета, в которых он чувствует себя комфортно, на декор квартиры. Потом начинаются тактильные ощущения, затем визуальные. Это очень интересный процесс, от которого испытываю наслаждение.

Профессия сама учит меня каким-то вещам – быть терпимой, отстаивать свою позицию. Если за границей нанимают декоратора, то ему оглашают только размер бюджета и не вмешиваются в его работу, полностью доверяясь профессионалу.

А у нас дизайнера берут только в помощь. Вроде ты и определяешь политику, но ежедневно надо справляться с мнением заказчика, а значит, все время искать компромиссы.

– Самый необычный клиент?

– Баскетболист Саша Вуячич, жених Марии Шараповой. В НБА локаут, и он уехал в Стамбул, где заключил контракт с местным баскетбольным клубом. Как раз-таки Вуячич целиком положился на мой вкус, обозначив лишь свои пожелания – по выбору мебели в арендованное жилье. Но, естественно, пришлось заняться и мелочами, потому что человек должен войти в квартиру и просто остаться там жить, не ощущая никакого дискомфорта.

Мне кажется, я почувствовала его стиль, его настроение, поэтому Саша остался доволен. У Марии хороший вкус.

– Кстати, может за работой пора подумать и о собственном женихе. Ведь всем интересно, за кого выходят замуж королевы красоты.

– Для меня личная жизнь – это когда живешь с человеком и четко знаешь, к чему ты в итоге придешь. Но я понимаю, что к подобному развитию отношений пока не готова. Мне надо закончить все свои проекты, выдохнуть воздух и сказать – ребята, всем спасибо, и я ровненько уйду в серьезные отношения.

Но сейчас они точно не получатся, мне надо реализовать себя. 7 ноября исполнится 29, то есть еще год, потому как в голове сидит подсознательная установка вплотную заняться этим вопросом в 30 лет. Это уже пора.

Вот проведу на свой юбилей выставку картин и предметов интерьера – и все. Это, кстати, мечта еще из детства.

Мои картины, впрочем, тоже можно считать детскими – они не очень реалистичны, они фантазийны, как сознание ребенка. Если раньше переживала, что маститые специалисты скажут – мол, академически все сделано неправильно, – то сейчас об этом вообще не думаю.

Люди, которые придут на мою выставку все совершенно разные, богатые и бедные, пожилые и юные, но они все родом из детства. И потому, глядя на мои картины, они будут улыбаться. Даже не изображению, а какой-то ассоциации, которую почтенный Иван Иваныч пережил в возрасте четырех лет, когда без всяких видимых причин гонял по двору местного кота по прозвищу Василий.

А еще из моих картин вырастает мебель. Взрослые этого уже не поймут, а детям понравится, потому что они знают, что с игрушками можно дружить, таскать их везде за собой и спать с ними в обнимку. Они ведь своим котам и собачкам рассказывают все, что происходит с ними в этой жизни. И как раз у них не вызовет никакого смущения шкаф в форме медведя.

– Почему именно медведя?

– Мишка – хранитель всех детских секретов. Он большой, надежный и ему можно доверить все.

Оля показывает мне эскиз этого шкафа, раскрывая секретики, до которых я, взрослый человек сам бы вряд ли додумался. Например, до того, что под пикейной жилеткой у этого шкафа-медведя будет сердце – маленький ящичек для самого дорогого.

Самое дорогое всегда хранится внутри, и я не удивлен тому, как ловко Оля обходит тему обязательного замужества в 30 лет (наверное, она просто любит круглые числа). Кто им будет? Шейх, шах, олигарх? Вряд ли, непростые и забронзовевшие это люди, а Оля любит других – творческих и активных, похожих на саму себя.

Именно поэтому я вычеркну из списка рабочих тракторного и моторного завода, сантехников, слесарей – не всех, конечно, а тех, кому ничего не надо, кто предпочитает просто плыть по морю жизни, давно уже не помышляя сменить хотя бы направление дрейфа.

Она бы тоже могла сниматься до сих пор, но, похоже, Оля сознательно внесла этот жанр в раздел хобби. И, несмотря на то, что она украшает витрины магазинов женского белья, купальников и галантереи, Антропова не высказывает никакого желания обсудить эту тему. Это привычно и почти уже неинтересно.

Мир, который она придумала сама для себя, кажется мне куда более привлекательным. Хотя бы потому, что он заставляет Олю жить так, как она хочет, построив в Минске собственный Нью-Йорк, где жизнь бурлит 24 часа в сутки, а до Манхэттена можно добраться за три минуты на такси...

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)