Анастасия Зеленкова
Ограничат ли власти конвертацию рубля?

Из-за огромного отрицательного сальдо по внешней торговле (более миллиарда долларов только за январь-июнь 2007 года!), образовавшегося в том числе в результате выплат «Газпрому», у некоторых представителей бизнес-кругов появились опасения относительно возможности в обозримом будущем ограничения или даже отмены конвертации белорусского рубля. Логика их мышления такова: цены на энергоносители будут расти, отрицательное сальдо увеличиваться и в какой-то момент валюты для конвертации не хватит. Насколько это вероятно, «Салідарнасць» решила выяснить у специалистов.

Сергей Гайко, начальник Управления валютного регулирования Национального банка Республики Беларусь:

— Отмена конвертации — это только слухи. В нашем управлении, которое как раз может заниматься какими-то ограничениями, мы даже не думали об этом. И поручений это обдумывать не поступало.

Надо понимать, что резервы не берутся и не направляются на одну позицию — скажем, на газ. Идет баланс рынка, спроса и предложений. Трудностей у Национального банка в этой связи не было.

Хочу напомнить, что Республика Беларусь подписала соглашение с Международным валютным фондом. Там есть специальная статья, согласно которой мы не вправе вводить никакие ограничения на оплату текущих валютных операций. И Нацбанком, в принципе, это не рассматривается.

Если случится что-то такое, как это случилось в 1998 году — дефолт вообще всего финансового рынка, — то, может быть, кто-то и подумает о каких-то действиях. Но сейчас, из года в год наращивая валютные резервы, какой смысл это делать? Еще 5 лет назад эти резервы были мизерные, а сейчас миллиарды. Какие могут быть вообще мысли по введению ограничений конвертации?

Леонид Злотников, независимый экономист:

— Отмена конвертации маловероятна. Иначе это было бы явным признаком дефолта страны. А вот ограничение возможно. В начале года Национальный банк уже предпринимал меры для того, чтобы несколько ограничить конвертацию. Могут последовать и другие попытки. Но, думаю, населения они не коснутся — лишь частично предприятий.

В сегодняшней ситуации скорее напрашивается некоторая девальвация белорусского рубля. Это более вероятно, нежели попытки полностью остановить конвертацию.

Ярослав Романчук, руководитель научно-исследовательского центра Мизеса:

— Не думаю, что расчет за газ как-то непосредственно повлияет на конвертацию рубля на бирже. 450 млн. долларов — это не сумма, которая критична для белорусской экономики. У нас есть и запасы, и резервы, и профицит бюджета, валютная выручка поступает на счета регулярно. Поэтому в ближайшие 20 месяцев проблем, думаю, не будет.

С другой стороны, безусловно, напряжение на валютном рынке нарастает. Хоть Нацбанк и говорит, что рубль будет крепкий и никакой девальвации не будет, за полгода мы видим, что по отношению к евро девальвация состоялась на 2,4%. После выплаты долга «Газпрому» и с учетом того, что во втором полугодии надо отдавать гораздо больше, я думаю, возможности сохранить такой же стабильный курс рубля по отношению к главным валютам не будет. По отношению к евро и российскому рублю белорусский рубль будет девальвирован.

Что же касается ограничения конвертации, то оно и так уже есть. На нашем валютном рынке вообще много ограничений. Ограничение может состоять, например, в том, что задержат сроки конвертации или ограничат суммы конвертации, либо будут конвертировать только в том случае, когда есть паритетные импортные контракты. И, если это случится, то станет звоночком для предприятий.

А для населения первым сигналом неблагополучия на валютном рынке является появление спекулянтов-валютчиков. Это означает, что есть расхождение между рыночными условиями и официальными.

Александр Чубрик, эксперт Исследовательского центра ИПМ:

— Конвертируемость по текущим операциям была введена в 2000 году. И это был один из важнейших факторов стабилизации. Сейчас отмена конвертации сыграла бы негативную роль, и ее последствия незамедлительно дали бы о себе знать. Это сразу бы породило параллельные рынки, множественность курсов.

Я не думаю, что это возможно. Это был бы не самый лучший сигнал — и для граждан, и для банков, и для потенциальных инвесторов. Сейчас у нас есть деньги — почти 2,5 млрд. резервов.

Ограничения тоже вряд ли могут коснуться большинства операций. Возможно, это затронет какие-то госпредприятия, которые подвязаны на импорте и инвестируются из бюджета. Сейчас об этом сложно говорить…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)