Общество

Ирина Гурина

Очевидец у границы: «Парень из Дамаска сказал, чтобы собрать деньги на поездку, ему пришлось продать все, включая дом»

Белорус разговорился с группой мигрантов.

С редакцией «Салідарнасці» связался житель Гродненской области, чтобы рассказать о своей недавней встрече с мигрантами в родной деревне, которая находится на приграничной территории.

— Моя деревня, где живут родственники, расположена в десятикилометровой зоне, — говорит Алексей (имя изменено — С.). — К тому, что это приграничная территория и там можно часто увидеть пограничников (иногда на въезде, иногда патруль) все давно привыкли. Но столько пограничников, как сейчас, не было никогда.

Последнее время мои родные, да и все соседи рассказывают о том, что в их деревне стали появляться «гости» (речь о мигрантах с Ближнего Востока, — С.).

Привозят их на такси, чаще в темное время суток. Но, бывает, и днем. При этом такси официальное со всеми обозначениями. За одну ночь недавно мой сосед насчитал 13 таких авто!

Позже и сам я увидел, как это происходит. Машины останавливаются, не въезжая в деревню, на считанные минуты, почти выбрасывая людей на ходу, и сразу же разворачиваются и уезжают. При этом на въезде в деревню стоит пограничный контроль и останавливает многие машины. Что они у них проверяют, неизвестно, но все такси пропускают.

Алексей вспоминает, что раньше в деревне именно пограничники считались главными гарантами правопорядка.

— На разные вызовы они приезжали быстрее, чем участковый, и все жители знали, что если они заметили кого-то чужого и подозрительного в деревне или возле нее, нужно обязательно сообщить пограничникам. Вот и сейчас местные задают пограничникам много вопросов, но им никто не отвечает, — говорит собеседник «Салiдарнасцi». 

Он уверен, что не видеть такого количества чужих людей вблизи деревни пограничники не могут, однако никого не останавливают и не задерживают.  

— Мигранты не ходят по деревням открыто, они прячутся в лесах. Но это наши леса, мы здесь все тропинки знаем. И местные жители не редко натыкаются на них или на свалки мусора, оставленного после них. Это возмущает больше всего!

Фото Reuters

После таких гостей чего только нет — от бытового мусора до одежды, включая нижнее белье, куртки, также палатки, мешки, рюкзаки, обувь, много детской одежды. Валяется и много каких-то бумаг на арабском языке, похожих на документы. Естественно, этот мусор никто не убирает.

Видимо, отправляясь в лес, они утепляются по максимуму, надевают по несколько курток и берут запасную обувь. А уже на «штурм» границы идут налегке и все лишнее бросают, — собеседник предоставил редакции фото и видео того, что увидел на месте сразу нескольких бывших лагерей нелегалов, обнаруженных им в лесу.    

Как и все местные жители, Алексей хорошо знает здешние места. Гуляя в очередной раз, он увидел группу мигрантов из семи человек.

— Набрести на восточных гостей в наших лесах не сложно. Мы увидели этих людей недалеко от трассы, и они сначала  отвернулись от нас. По-моему, все были мужчины, правда, двое были так закутаны от холода, что непонятно. Среди них также был один ребенок лет десяти.

Один парень был в шлепках, надетых на несколько пар носков, остальные в кроссовках и сапогах. Пару человек были в балаклавах. Я спросил по-английски у них, кто они и что здесь делают. Один из них, оказалось, довольно неплохо знал язык. Сначала он сказал, что они просто заблудились. Но после того, как я объяснил, что догадываюсь, кто они и как заблудились, мы стали говорить.  

Парень, с которым я разговаривал, сам был из Сирии, остальные, по его словам, из Ирака. Накануне ночью они пытались перейти границу, но «не повезло». Сказал, что по дороге они увидели группу из человек двадцати, хотели к ним примкнуть, но те убежали. Парень думает, что, видимо, этой группе удалось пройти, раз больше они их не встретили, — рассказывает Алексей.

Мигранты жаловались, что они подключили «life для туристов», а он в этих лесах как раз и не тянет. Поэтому ребята действительно остались без интернета, навигатора и заблудились.

— Я уточнил, разве им не помогает никто в Беларуси? Сириец ответил, что «помогают не всем». По какому принципу и кому  помогают, конкретно эти парни не знали. Наоборот, они сказали, что встретили пограничников и те сказали им уйти от границы: помогать не стали, но и не задержали.  

Тем не менее, кто-то им подробно указал, как идти к границе. Сириец мне рассказал маршрут, который они не смогли отыскать ночью, и это действительно была дорога к самой границе.

Этот парень говорил, что сам он из Дамаска. Чтобы собрать деньги на эту поездку, ему пришлось продать все, что у него было, включая дом. «Мы понимаем, что на нас все наживаются», — пожаловался этот человек и рассказал, что за доставку в Минск заплатил 2 тысячи долларов, еще три тысячи потратил за несколько дней пребывания в Беларуси на отель, такси и прочее.

После неудачной попытки перейти границу утром ребята позвонили таксисту, который накануне их туда привез, и попросили, чтобы он их забрал. Тот, с их слов, согласился приехать за ними и отвезти в Минск за 350 долларов. Потом я видел, как такси приехало и они уехали, — рассказывает Алексей.  

Он поинтересовался у мигрантов их планами:

— Они сказали, что сначала вернутся в Минск, заселятся в отель, чтобы немного отдохнуть, и сразу начнут искать информацию, как перейти границу, надеясь, что вторая попытка окажется удачной.

Я спросил, есть ли у них какой-то координатор, руководитель? Сириец ответил, что это индивидуально. Конкретно у них нет никакого организатора поездки. Хотя они знают, что есть группы, которые привозят и увозят централизованно. Но многие добираются разными путями в Минск, и уже на месте в Беларуси ищут, как попасть на границу.

Более того, он сказал, что разные группы между собой не всегда обмениваются информацией, стараются не объединяться в большие коллективы, потому что, вроде как, малыми группами легче переходить границу. Поэтому те, кого они ночью встретили, и сбежали от них.

Я спросил, не хотели бы они остаться в Беларуси? Сириец ответил, что это не исключено, потому что таксист, который их вез, рассказал, что зарабатывает 20 долларов в день, а в Сирии этот парень зарабатывал 25 долларов в месяц. Поэтому на родину он точно не вернется и будет все-таки пытаться попасть в Европу.

Лично мне этих людей было очень жаль. Они не едут к нам с оружием, они бегут просто от безысходности. Бегут, как оказалось, почти наугад через полмира, не зная, чем закончится это путешествие. Но кто-то умело пользуется их несчастьем, — заключил собеседник «Салідарнасці».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.5(77)

Читайте еще

Конвейер репрессий. За печать наклеек с орнаментом и погоней задержали директора студии дизайна (дополняется)

«На Рождество давали жареное яйцо, сказали, впервые за 20 лет»

Конвейер репрессий. Задержали мать певицы Риты Дакоты. Белоруса обвинили в работе на украинскую разведку. Уголовные дела за «слив данных» прокурора и судьи по делу Автуховича

Баец палка Каліноўскага: «Украінцы сустракаюць беларускіх добраахвотнікаў са словамі: «Афігенна, што вы тут!»

Глас молодежи: «Лукашенко ушел с поста президента Украины, потому что закончился его срок, а Остап Бендер помогал нацистам»

Конвейер репрессий. Жителей Светлогорска вызывают в милицию и просят показать мобильные телефоны — ищут «экстремизм». Протасевич выступил в суде по делу «заговорщиков». В Минске начался первый суд по делу антивоенного «рельсового партизана»